Размер шрифта

http://www.krbaki.ru/block/style.css http://www.krbaki.ru/block/style2.css http://www.krbaki.ru/block/style3.css

 

Последнее обновление:05.12.2016

Краеведение. Топонимика

 

Н.Г.Тумаков

Историко-географический словарь
среднего Приветлужья

 

 
Предисловие
 
Тяжело и обидно встречаться с такими фактами, когда люди, прожившие жизнь в своем селении, не узнали его истории, не расшифровали смысла его названия и названий окружающих деревень, речек и отдельных местечек. Не узнали как жизнь их деревни, их района отражалась в жизни своей страны, с какими историческими событиями страны она была непосредственно связана, как исторически шли изменения окружающей эти селения природы. Зная это, полнее и яснее понималась бы судьба народа, его история, судьба непосредственно близких людей, своих родных предков. Глубже понимались бы и проникали в сознание людей чувства любви к Родине, чувства патриотического долга перед своей Отчизной.


Из многолетней практики своей работы в школе, из многолетней пропагандистской работы с взрослым населением, я пришел к твердому выводу, что каждая школа и каждый учитель, особенно учитель истории, обществоведения, географии, лектор и пропагандист первичных партийных организаций хорошо должен знать местную историю и местную географическую номенклатуру.
Краеведческий принцип, чего от нас требуют обязательные государственные школьные программы и сама практика жизни, практика работы в школе, в преподавании таких дисциплин как история, обществоведение, география, естествознание осуществить совершенно нельзя без глубоких знаний местной истории и топонимики местной географической номенклатуры.


Вот, руководствуясь этими соображениями, я и решил составить историко-географический словарь по среднему Приветлужью в помощь учителю и пропагандисту.


Для тех, кто желает подробнее познакомиться с материалами по отдельным селениям, указаны страницы моей работы «Ветлужский край», «Путеводитель по среднему Приветлужью», «Краснобаковский район». В Краснобаковском районном историко-краеведческом музее можно найти много документов по истории селений среднего Приветлужья.


Общими усилиями всех учителей и пропагандистов района словарь может быть значительно пополнен и улучшен, что, безусловно, сделает его более ценным.
 
 
Историко-географический словарь Среднего Приветлужья
 
А
 
Абрамиха – местечко в лесах Чемашихинского сельского Совета Краснобаковского района. В списках селений вотчины Мстиславского за 1629 год имеется упоминание деревни Абрамово. Названа по имени первого поселенца.
В отчетах воеводы о пойманных и казненных крестьянах-повстанцах Ветлужской вотчины князя Львова (за 1670 год) тоже имеется упоминание деревни Абрамиха. В более поздних списках селений Ветлужской вотчины князя Львова эта деревня не упоминается. Вероятно, здесь и стояла эта деревня Абрамиха, разоренная и сожженная карателями при усмирении крестьян осенью 1670 года.
 
Анискино – старое селение Краснобаковского района.
Имеется упоминание в списках селений вотчины Мстиславского за 1629 год, а также в списках селений за 1670 год. В XIX веке в этой деревне селились семьи отслуживших солдат царской армии. Название дано по имени первого поселенца.
 
Антропиха – старое селение Краснобаковского района.
Имеется упоминание об этом селении в документе за 1670 год. Название селению дано по имени первого поселенца.
 
Асташиха – старое селение Воскресенского района.
Имеется упоминание об этом селении в документе за 1629 год. «По писцовым книгам 1787 года написано: Галичского уезда, унженские осады боярина Федора Мстиславского жены княгини Ирины Михайловны в вотчине на Ветлуге в Лапшангской волости в Арзубовских починках: 5/ Осташиха, что была Ставшиха, Останиха тож, на реке Ветлуге да на речке Ширенге».
Вероятно, деревня служила местом остановки властей Лапшангского стана на новонаселенных Арзубовских починках. Первая гласная в названия деревни изменена москвичами – хозяевами этих деревень и починков.
 
Арья – название двух деревень, железнодорожной станции и речки в Уренском районе. Название речки марийское. По названию речки получили название и деревни. По данным первой ревизии 1719-1723 годов деревня Арья уже упоминается в числе населенных пунктов этого района. Железнодорожная же станция возникла в связи со строительством ж. д. после 1930 года.
 
Афонасиха – старое селение Краснобаковокого района. В писцовых книгах за 1616 год она носила название Березники. В документе за 1636 год она уже носила название Березняки-Афониха, а во всех последующих документах носит название Афонасиха. Первоначальное название первые поселенцы дали по характеру растительности, окружающей селение. Но потом выяснилось, что в окружении этой деревни имеются уже две деревни с аналогичными названиями и ей дали второе название.
 
Б
 
Бабья гора – это название носит возвышенный берег реки Ветлуги под селом Благовещенским Воскресенского района. Название связано с народной легендой: «На горе жили 12 разбойников, а атаманом у них была женщина, которая потом утонула в озере под этой горой и до сего времени сторожит там награбленное добро».
Раскопки, сделанные на этой горе Поливановым в 1889 году, показали наличие здесь старого поселения, относящегося к ХV в. Поливанов, а в 1936 году писатель Комарович, делают вывод, что здесь было древнее русское поселение у переправы через Ветлугу на большой дороге, соединявшей Городец с Вяткою в ХV веке. (Подробности см. «Ветлужский край» стр. 65)
 
Бажино – деревни и речки в Краснобаковском и Варнавинском районах. Название деревням дано по речкам Варбаж. Название же речки происходят от двух слов: от марийского слова «вар», обозначающего «место», и мордовского слова «баш», обозначающего «каменное божество». Общий перевод следует считать: «место каменного божества» или «место поклонения каменному божеству». Хочется сделать несколько суждений о возможных причинах поклонения мордовцев и марийцев этой речке. Здесь неоднократно находили кости мамонта и куски белого, гранита с очень крупными кристаллами слюды. Возможно, вот эти диковинные «камни» и послужили причиной обожествления этой речки и всей этой, местности, по которой протекает речка.
Район речки Варбаж до настоящего времени служит местом гуляний молодежи всех окружающих селений.
 
Базаниха – деревня и речка Краснобаковского района. Деревня получила название по речке. Название же речки происходит от мерянского слова «базык» – кривой, покатый. Речка действительно имеет весьма извилистое русло с крутым падением. Деревня основана в ХVIII веке на «Ильинских починках» переселенцами, завезенными сюда помещиком.
 
Баки – Красные Баки – районный центр Краснобаковского района. Самым ранним письменным документом, сейчас известным нам, является запись в «Дозорной книге» за 1617 год под №493 по городу Унже, где читаем: «Деревня Баки, а в ней крестьян – Сенька Яковлев, Абрамко Яковлев, Мартынко Иванов, во дворе Иванко Иевлев, во дворе Савка Исаков, во дворе Терешка Титов, во дворе Сенька Титов» (лист 163).
В 1635 году деревня Баки стала селом и получила второе название по престолу вновь построенной церкви – «село Никольское-Баки», что мы и видим в следующей записи: «В Галицком уезде Ветлужской волости из поместья Горжбока село Никольское, что была деревня Баки на реке Ветлуге». Вот с этим двойным названием «Баки-Никольское» оно и существовало до 1917 года.
Полный титул села употреблялся только в официальных документах, да и то не всегда. Во всех же гражданских документах, в речи местного населения употреблялось одно название Баки. Даже в таких, казалось бы, государственных документах, как списки населенных мест за 1870 год, в материалах переписи сельского хозяйства за 1916 год – везде написано только одно название – Баки. В экономических и статистических справочниках применялось название «торговое село Баки». И так было до Октябрьских дней.
В 1923 году село стало центром очень крупного вновь созданного уезда, объединившего территорию Варнавинского и Воскресенского уездов. Для придания селу большей значимости и авторитетности в глазах населения обширной территории среднего Приветлужья, селу присваивается название Красные Баки, а вновь созданный уезд стал носить название Краснобаковский.
Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 7 июня 1947 года село Красные Баки отнесено к категории рабочих поселков.
Как сложилось первоначальное название селения? Деревня получила название по названию речки, на которой она возникла.
А как сложилось название речки? На этот вопрос пока нет единого ответа, нет единого мнения краеведов и историков.
Мое личное мнение такое. После покорения Казани (1552 г.) левобережные земли Ветлужского края и нашего района, являвшиеся собственностью Казанского татарского ханства, были взяты «на государя», стали дворцовыми землями. В правобережной же части Поветлужья и Заволжья – по рекам Узоле и Керженцу существовали старинные дворцовые (великокняжеские) земли. Через бассейны речек Мошны (притока Керженца) и Баковки (притока Ветлуги) старые великокняжеские и дворцовые земли и были соединены с землями вновь приобретенными от татарского ханства в левобережье Ветлуги. Таким образом, по бассейнам Мошны и Баковки образовался своеобразный рукав – коридор дворцовых земель между монастырскими землями (Варнавинского). Вот эта полоса земли и получила название «боковка», и речка, протекающая от истока Мошны до Ветлуги по этому коридору, тоже получила название «Боковка».
Первые два селения русских, возникшие здесь во второй половине ХVI века, назывались: «Бочки Малые» и «Бочки Большие». Под влиянием московского акающего говора владельцев этих земель и московских дьяков, производивших учет их, гласная «О» в названии речки и в первоначальном названии этих селений изменилась на гласную «А». Речка стала называться Баковка. Деревня Бочки Малые и Бочки Большие объединились и получили название «Деревня Баки».
Местное же население до второй половины ХVII века (а может быть и дальше) продолжало называть свою деревню «Боки», «Боковская дорога», «Боковская земля». До наших дней дошел такой документ: «Просьба крестьян села Баков о размежевании земель с Макарьевским монастырем от 1570 года». Здесь читаем:
«От Ветлужские дороги прямо на Притчино займише на большую Боковскую дорогу, а с дороги ... левая сторона земли Галичского уезда поместья стольника князь Михаила князь Васильева сына Львова села Боков...» По этой жалобе выезжал для межевания и установления точных границ владений Дмитрий Плещеев. И в его документе подчеркнутые мною слова уже написаны через «А». Так и закрепилось название села и речки писать через букву «А» – Баки (подробно смотрите в работе «Красные Баки»).
 
База – деревня Кирилловского сельсовета Краснобаковского района. Селение возникло на пожарном просеке, который прорубался в 1921-1922 годах отрядом Красной Армии. На месте современной деревни была база этого отряда. Когда отряд ушел, это место понравилось крестьянам деревни Кириллово, и они решили выехать сюда на жительство. Сначала выехали три семьи в 1922-1923 гг. В годы коллективизации крестьянами этой деревни была организована коммуна из 15 хозяйств. Коммуна существовала более года. Силами коммунаров были построены 3 дома: два для семей коммунаров, а третий для столовой. Сейчас в этой столовой находится Базовская начальная школа (записано по материалам учителя Шулехина)
 
Безглядово – деревня Чемашихинского сельсовета Краснобаковского района. Название происходит от старорусского слова «ляда» – пашня на расчищенном от леса месте. Деревню составили беспашенные крестьяне (без ляды). Это, вероятно, были дворовые люди помещика. Первое упоминание об этой деревне имеется в документе за 1616 год – «деревня Безладовая». В ряде документов и вся эта местность носит название «Безлядово». В списке церквей Костромской епархии, относящемся к началу XVII века имеется такое выражение: «церковь Дмитрия Селунского на реке Ветлуге на Безлядово». Вот этот документ и дает право считать, что так называлась вся эта местность. Буква «Г» вставлена значительно позднее.
 
Богатыриха – деревня Чащихинского сельского Совета, Краснобаковского района. Впервые упоминается в документах генерального межевания за 1773 год. О происхождении названия деревни существует народная легенда: деревня расположена на глинистом участке и на очень возвышенном месте.
Подъем от деревни Лучкина был крайне тяжелым, а особенно весной и осенью. Вот первого поселенца, осмелившегося здесь поселиться, и прозвали «богатырь». Это прозвище закрепилось и за всей деревней.
 
Благовещенское – село Воскресенского района. По писцовым книгам 1629 года это был починок Перехватов в вотчине жены князя Федора Мстиславского. Потом починок стал сельцом, а еще позднее селом, получившим название по престолу вновь построенной церкви.
Первоначальное название – «Перехватов», село получило, вероятно, потому, что здесь была создана застава, как на реке, так и на «Большой Ветлужской дороге», соединявшей бассейн Ветлуги со средней Волгой, Функции заставы село Благовещенское выполняло и в более позднее время: по данным Военно-статистического обозрения за 1843 год под селом Благовещенским на реке Ветлуге была «лесная застава». Здесь была проверка, контроль и учет всего сплавляемого по Ветлуге леса на Волгу.
В 1879 году здесь переправлялся через Ветлугу писатель В.Г.Короленко. Этот эпизод и послужил материалом для рассказа «Река играет».
 
Бобры – такое название носит берег реки Ветлуги в Краснобаковском районе (ниже речки Лапшанги). Это название связано с далеким прошлым нашего района и всего Приветлужья. Во всех старых документах о реке Ветлуге говорится об обильном количестве бобров, водившихся в Ветлужском крае. Кости бобров находят во многих древних городищах края. Вот это название и указывает на былые богатства бобрами этого участка территории Краснобаковского района. Сейчас в Краснобаковском районе вновь водятся бобры, но они завезены сюда из других областей в послевоенное время. Водятся они теперь по речкам Черной, Пижме, Боровке.
 
Богородское – село Варнавинского района. В XVII веке оно носило название Беберино. Новое название дано по престолу построенной здесь церкви в конце XVII века. Старое же название связано с богатством здесь бобровых гонов. Под селом протекает речка, которая до XIX века во всех справочниках носила название «Бебер» или еще «Беберинский враг».
Вероятно, это искаженное слово «бобр» или «бобер». Последняя семья бобров в Ветлужском крае убита именно здесь под селом в 1912 году. Сейчас здесь, на речке Нелидовке вновь создан бобровый заповедник.
Севернее села находится «Богородское городище» – это древнее поселение человека, относящееся к XII веку до н.э. и просуществовавшее до IV века н.э.
 
Богородское – село Краснобаковского района, ныне называемое Медведиха. Второе название, вероятно, народное, пережившее церковное название и теперь принятое всеми. Под селом большие топкие болота, раскинувшиеся на несколько километров, сильно петляет здесь и река Ветлуга, образуя «Медведовское займище» с многочисленными озерами-старицами, что, вероятно, и послужило основанием для народного названия селения.
Село относится к числу старых селений Ветлужского края. В 80-90 годах XVII века село с окружающими деревнями принадлежало стольнику Даниле Ивановичу Колычеву. Это старинный боярский род, о котором упоминает писатель Костылев в своих произведениях.
 
Богородское – село Ветлужского района. Очень старый населенный пункт. В начале XVII века был центром «Богородского черного стана», переданного в 1620 году царем Михаилом Федоровичем в вотчину и поместье первому претенденту на царский престол князю Ф.И.Мстиславскому, а после его смерти его жене Ирине Мстиславской.
 
Богородское – село Воскресенского района. Составилось из переселенцев села Богородского Ветлужского уезда в начале ХVII века, когда эти земли были отданы царем князю Мстиславскому
 
Борис-Глеб – старое селение Варнавинского района. История возникновения селения теснейшим образом связана с существовавшей сухопутной дорогой между реками Унжей и Ветлугой в конце XVI и начале XVII веков. Дорога шла от Унжи к Лапшанге через глухие леса водораздела. Лапшангская волость в начале XVII века входила в состав 8 черных волостей Унженской осады Галичского уезда. Селения Борис-Глеб и Тимариха являлись опорными пунктами на этом глухом и трудном пути. Название дано по престолу церкви.
 
Быструха – деревня левобережной части Краснобаковского района. Название деревне дано по названию речки, на которой она возникла. Речка же получила назвение за особенности ее течения: более быстрая по сравнению с близлежащими.


Деревня относится к числу старых поселений левобережья. Она возникла на старой монастырской дороге, соединявшей Варнавинский монастырь кратчайшей дорогой с монастырскими владениями по реке Усте. Современная деревня построена заново после огромного лесного пожара 1839 года.
Одноименное название имеет железнодорожная станция на линии Горький-Котельнич. Станция возникла в связи с лесозаготовками в этом районе в предвоенные годы.
 
Буренино – деревня Уренского района. Это старое селение, и название его связано со старой легендой которая гласит, что русское поселение возникло на месте марийского поселения из рода Бура, а отсюда и название селения (подробности смотри в рукописи «Ветлужский край», стр. 82)
 
Буслаево – деревня левобережной части Воскресенского района. О времени основания этого селения и о его названии существует у местного населения такая легенда: «деревня основана разинским атаманом Буслаем, скрывавшимся в лесах после разгрома повстанческого крестьянского отряда войсками царского воеводы в 1670 году» (подробности смотри «Ветлужский край», стр. 83).
 

В
 
Варбаж – речки в Варнавинском и Краснобаковском районах (подробности cм. слово Бажино).
 
Варнавин – районный центр Варнавинского района. Старейший русский населенный пункт на реке Ветлуге. Его основание относится ко второй половине XV века. В литературе встречаются такие даты основания этого селения: 1417, 1453, 1464 гг. Варнавинцами и местными краеведами признается годом основания селения – 1464 год.
В 1964 году варнавинцы очень торжественно отмечали пятисотлетие своего селения.
Название дано по имени основателя поселка – Варнавы-священника одной из городских церквей Великого Устюга, пришедшего на Ветлугу для проповеди православия среди марийского поселения.
После смерти Варнавы на этом месте был открыт монастырь в 1530 году. Монастырь просуществовал до 1764 года. Закрыт по Указу правительства и преобразован в слободу, которая просуществовала до 1778 года. С 1778 года Варнавин стал уездным городом – центром вновь созданного Варнавинского уезда Костромской губернии.
В 1922 году уезд был выведен из состава Костромской губернии и вошел в состав Нижегородской губернии.
С июня 1923 года по 1927 год Варнавин был волостным центром вновь созданного Краснобаковского уезда Нижегородской губернии, а потом центром сельского совета.
С января 1929 года по осень 1931 года Варнавин был центром Варнавинского paйона Нижегородской губернии. Осенью 1931 года произошло объединение Варнавинского района с Краснобаковским в один объединенный район – Краснобаковский, а Варнавин стал центром сельского совета.
В 1935 году произошло разукрупнение районов, и снова был образован Варнавинский район с центром в Варнавине.
С 1961 года Варнавин отнесен к категории рабочих поселков.
С января 1963 года Варнавинский район вновь был объединен с Краснобаковским с центром в Красных Баках, а Варнавин стал центром поселкового Совета и центром сельского Совета.
С января 1965 года Варнавин вновь стал центром Варнавинского района в связи с разукрупнением Краснобаковского района. (подробности смотри «Ветлужский край», стр. 67, 69, 87)
 
Вахтан – рабочий поселок с 1933 года, а с 1943 года преобразован в город. Вырос у крупного лесохимического завода.
Строительство завода было начато по инициативе В.И.Ленина в августе 1921 года. В то время на месте нынешнего города рос дремучий лес и единственным жильем здесь был кордон «Кормежка». Сейчас крупный город, крупный центр лесохимической промышленности Заволжья.
Вахтан расположен на реке Большой Вахтан, по названию которой он и получил наименование. Кроме Большого Вахтана по территории Шахунского района протекает еще три речки Вахтан, да имеется починок Вахтан (Рочково). Нет единого мнения о происхождении названия «Вахтан». Вероятнее всего название происходит от названия болотного растения – вахта (трифоль, трилистник), который обильно растет по всем этим речкам и является лекарственным растением, всегда собиралось населением, а потому и было широко известным и популярным среди народа (подробно ст. «Ветлужский край» стр. 143-144, 151-152).
 
Вая – деревня и речка Уренского района. Название речки происходит от марийского слова «вуй» – исток, верховье. Такое название вполне оправдано: исток реки Ваи расположен восточное реки Усты, и являясь не менее многоводным, чем исток Усты, а потому для первых поселенцев – марийцев, не было ясным, которая из этих рек главная (подробно см. «Ветлужский край», стр. 55).
 
Ветлуга – левый приток Волги. Она образуется от слияния двух речек-ручьев – Быстрой и Вороной, находящихся в пределах Кировской области. Река имеет протяженностью 778 км, бассейн 40500 кв.м. В систему Ветлуги, в пределах Горьковской области, входит 103 реки и речки. Ветлуга – судоходная река, имеющая большое значение для сплава леса.
Название реки происходит от марийского слова: «ветели» – чайка и слова «йуга» – река, а общий перевод – «река чаек». В период первых марийских поселенцев (IV век н.э.), вероятно, здесь было много чаек. (подробности см. Ветлужский край» стр. 50-31).
 
Ветлуга – город, районный центр Ветлужского района, крупнейший населенный пункт Ветлужского края. В начале ХVII века здесь стояла деревня Шулепниково, входившая в состав Воскресенского черного стана. Деревня выросла на очень важном торговом пути на Вятку. Деревня росла и соединялась с церковным погостом Воскресение, являвшимся центром Воскресенского черного стана. Объединенное селение получило название Верхнее Воскресение (т.к. Нижнее Воскресение в это время уже существовало – это теперь центр Воскресенского района).


Село Верхнее Воскресение в 1778 году было куплено Костромским генерал-губернатором Мельгуновым за 8600 рублей вместе со всем имуществом и населением, состоящим из 82 душ мужчин (счет велся только мужского населения).


По Указу Екатерины II от 5 сентября 1778 года село было преобразовано в звездный город Ветлугу Костромской губернии (Костромское наместничество Унженской провинции). По первому делению на губернии все верхнее Приветлужье входило в состав Архангелогородской губернии (1708-1778 г.) (подробности см. «Ветлужский край», стр. 56, 106, 107 и «Путеводитель по среднему Приветлужью», стр. 94-98).
 
Ветлужская – железнодорожная станция и рабочий поселок Краснобаковского района. Поселок возник в связи со строительством железной дороги Горький – Котельнич в 1912 году.
До начала строительства дороги здесь рос лес, в котором на вырубленной поляне располагалась маленькая деревня Соколы, да еще на берегу Ветлуги стояла деревня Перестрелиха. А на том месте, где сейчас находится Ветлужский лесохимкомбинат, находилось небольшое имение помещика Пампушки.


Со строительством железной дороги росла станция и рабочий поселок, имеющий сейчас разнообразную промышленность. К категории рабочих поселков отнесен в 1959 г. (подробности см. «Ветлужский край», стр. 143, 144, 148).

Владимирское – село Воскресенского района. До XVIII века здесь была деревня Люнда, а с постройкой здесь церкви селение получило название – село Владимирское. Это было сделано попами православной церкви – их приспособление к местным народным гуляниям, связанным с легендарным озером Светлояр. Сделано это было в целях наживы: использовать приходящие массы народа для обогащения служителей культа. Праздник «Владимирской» на день раньше, почитавшегося здесь прежде на озере «Иванова дня» – древнего славянского праздника. Первое название деревня получила по названию речки, на которой она расположена, – речки Люнды.
 
Вол – правый приток Ветлути в пределах Ветлужского района. Нет единого мнения о происхождении названия этой реки. Предполагается, что это марийское название, обозначающее «колода» или «жолоб». Название дано, вероятно, за характер речной долины – долина узкая и глубокая. Река Вол имела большое значение при заселении этого района русскими. Она создавала прямое и кратчайшее соединение реки Унжи с рекой Ветлугой. Вот по бассейну Вола и расположены старейшие населенные пункты Ветлужского края. Здесь же проходил и знаменитый «шестидесятый волок» – прямая, кратчайшая дорога между Макарьевским-Унжеским монастырем и его владениями на Ветлуге в XVII веке (подробности смотри «Ветлужский край», стр. 807).
 
Воздвиженское – село правобережной части Ветлужского района. Это очень старый населенный пункт Ветлужского края. В начале ХVII века был центром «Здвиженского черного стана», подаренного в 1620 году царем Михаилом Федоровичем в вотчину и поместье первому претенденту на царский престол князю Ф.И.Мстиславскому, а после его смерти жене Мстиславского. Название дано по престолу построенной здесь церкви.
 
Воздвиженское – село левобережной части Воскресенского района. Это крупный хозяйственный и культурный центр среднего Приветлужья. Упоминается во многих литературных источниках по истории края, в романах писателя Костылева. Село возникло в ХVII веке и составилось, вероятно, из переселенцев с территории современного Ветлужского района из «Здвиженского черного стана», когда эти земли стали вотчиной князя Мстиславского. Переселенцы и дали название по своему старому административному центру.
 
Bороватка – деревня Зубилихинского сельского совета Краснобаковского района. В старых описях эта деревня носила еще второе название «Вороважка». Селение возникло на старой торговой дороге, проходившей из Городца и Н.Новгорода на Вятку. Деревня расположена в болотистей низине поймы речки Лапшанги. Вот это ее географическое и топографическое положение и послужило поводом для помещика обвинить жителей деревни в воровстве. И такую позорную кличку люди носили многие десятилетия. По документам 1773 года это название уже существовало. Данное название – яркий исторический пример глумления над людьми помещиков – жестоких прошлых хозяев русского крепостного крестьянства.
 
Воскресенское – районный центр Воскресенского района, расположенный на правом берегу реки Ветлуги. Это старый населенный пункт Ветлужского края. В начале XVII века село имело два названия: Ильинское – Воскресенское. Являлось центром «Ильинских новонаселенных починков». Переселенцы были вывезены с территории нынешнего Ветлужского района из «Востресенского черного стана», когда эта территория по дарственной царя стала собственностью князя Мстиславского. Селу дали новое название – Ильинское, но сами переселенцы сохранили и свое старое название – Воскресенское. Последнее, наиболее родное и близкое переселенцам, удержалось в обрашнеии и стало официально признанным. В документах по разинскому движению (1670 г.) упоминаются оба названия – Ильинское и Воскресенское.
Село имело и имеет крупное значений как речная пристань, как крупный центр торговли, как крупный культурный, центр Beтлужского края. До 1918 года вся эта территория входила в состав Макарьевского уезда Нижегородской губернии и носила название «Нижегородское Поветлужье», а территория к северу носила название «Костромское Поветлужье».
С 1918 года по 1923 год эта территория была самостоятельной административной единицей – Воскресенский уезд Нижегородской губернии. С 1923 года по 1929 год входила в состав Краснобаковского уезда Нижегородской губернии.
С 1929 года по 1963 год Воскресенское – районный центр Воскресенского района. В 1961 году Воскресенское отнесено к категории рабочих поселков.
С 1963 года (с 1 марта) территория входила в состав Семеновского района до 1964 года. С 1 января 1964 года вновь стала самостоятельным районом (подробности см. «Путеводитель», стр. 133).
 
Вохма – крупный правый приток Ветлуги и это же название носит один из старейших населенных пунктов Ветлужского края, расположенный на этой реке. В далеком прошлом по этой реке осуществлялась основная связь между бассейнами Северной Двины и бассейном Волги через реку Ветлугу. По Вохме пришли и первые русские поселенцы на Ветлугу из бассейна Северной Двины. В ХVI веке уже существовала Вохтомcкая волость, имевшая 21 деревню – очень высокую плотность по тому времени.
 
Вознесение – село Ветлужского района, расположенное на правом берегу Ветлуги. Это старый населенный пункт и было селом уже в начале ХVIII века (1723 г.). Название дано по престолу построенной здесь церкви.
 
Ворошиловка – деревня Уренского района, создавшаяся из переселенцев-старообрядцев Макридинского скита, сожженного солдатами по «высочайшему повелению царя Николая I от 1 мая 1853 г.». Название дано по речке, на которой расположена деревня.
 
Высоковка – деревня Краснобаковского района начала строиться в 1924- 1925 годах, на горе, а отсюда и ее название. Вырубка же леса в этом районе началась еще в 1919 году, тогда же началась и раскорчевка под пашню. Первое переселенцы – это пришельцы из правобережья Краснобаковского района: из деревни Лопатина – Потехин Иван Кузьмич, из дер. Труфанова – Румянцев Полуект Степанович и Волнухин Афанасий Демидович. В начале, до коллективизации, здесь было семь хозяйств – семь маленьких домиков и у каждого дома свой колодец. Позднее дома перенесли к ручью, ближе к большой дороге. Колхоз образовался в 1935 году и носил название «Красный пахарь». В 1961 году произошло объединение колхоза ''Красный пахарь» с Носовским колхозом.
 
Высоково – см. Могили
 
 
Г
 
Георгиевское – село Ветлужского района, расположенное на реке Вол. Это старое селение. Оно было уже селом в начале ХVIII века (1723 г.). Название селу дали по престолу построенной здесь церкви.
 
Горки – деревня Варнавинского района. Старое селение выросшее на важной дороге между Варнавинским монастырем и Макарьевским (Унженским). По записям Дозорной книги за 1617 год здесь уже стоял починок «Горка», имевший два крестьянских двора. Название дано, вероятно, по рельефу местности. Починок быстро рос. Старая монастырская дорога в ХVIII веке стала государственным почтовым трактом между уездными городами: Варнавин – Ветлуга – Макарий на Унже. В деревне возникла почтовая станция, а потом деревня стала центром Шудской волости Варнавинского уезда.
 
Горячевка – деревня Уренского района, одна из тех деревень, которые были созданы и находились в подчинении Варнавинского монастыря. Большинство монастырских селений утратили свою историю и забыли о своем происхождении, а у жителей этого селения и окружающего населения оно сохранялось. В народе эту деревню до Октябрьских дней называли «монастырской». Возможно, такое стойкое сохранение в памяти о монастырщине объясняется тем, что это была самая крайняя северная граница владений Варнавинского монастыря, а потому этим селениям монастырь уделял большее внимание, следил за сохранностью границ своих владений, что неизбежно вызывало споры с соседями. Вероятно, эти споры продолжались и в последующее время уже после закрытия монастыря в 1774 г. (подробно см. «Ветлужский край», стр.81).
 
Горяиновка – история этого селения такова же, что и Горячевки.
 
Гулиха – деревня Краснобаковского района. Это старый населенный пункт. Название дано по фамилии первого поселенца основателя этого селения. В документе за 1616 год записано следующее: «деревня Гулиха, а в ней крестьянин Федька Гулин с детьми с Давыдком, да Тимошкою, да с Венком, да с Трошкою»... Деревня росла довольно быстро, привлекая поселенцев своим красивым положением на высоком берегу Ветлуги и довольно плодородными почвами. Но с ростом населения деревни уменьшались земельные наделы на крестьянский двор. Малоземелье стало толкать людей на выезд на новые места. И деревня Гулиха дала немало переселенцев, основавших новые селения даже за пределами Краснобаковского района.
 
Гулиха – деревня Тонкинского района. Она составилась из переселенцев Краснобаковской Гулихи после огромного лесного пожара 1839 и 1841 годов, оголивших огромные площади и левобережье Ветлужского края (подробности см. «Ветлужский край», стр. 38, 94-95).
 
 
Д
 
Демидово – деревня Краснобаковского района, имеющая второе название – Саунино. В начале ХVIII века предки жителей этой деревни проживали в Рязанской губернии, но были проиграны в карты помещиком. Новый помещик привез их сюда. Это очень яркий исторический пример произвола помещиков, владевших имуществом, судьбами и жизнью крепостных крестьян.
Имеется еще деревня Демидово в Варнавинском районе, но ее история пока еще не раскрыта.
 
Дерино – деревня левобережной части Краснобаковского района. Очень старое селение, возникшее в начале XVII века. Первоначально носило название Кузнецово – по имени первого поселенца. Деревня возникла на большом зимнем торговом тракте из Воскресенска в Урень. В связи с ее экономическим положением (на торговом тракте) возникают и промыслы, обслуживающие нужды проходящих обозов. Обширные липовые массивы породили производство мочала и изделий из него – главного упаковочного материала того времени. Лыко снимают со ствола дерева во время сокодвижения и эта процедура носит название «драть лыко». Возникло здесь еще производство саней и дуг для упряжки лошадей, а их делали не из пиленого материала, а из «драного» (он лучше не колется). Вот деревня и получила второе название (прозвище), которое закрепилось в обращении и стало официальным.
 
Дерюгинский Яр – правый пойменный берег Ветлуги под деревней Подлысье Краснобаковского района. Это любимое место рыбаков Красных Баков. Здесь в 70-х годах прошлого века, купцом Дерюгиным, выходцем из Городца, была создана баржестроительная судоверфь с лесопильным заводом. Ее возникновение связано было с начавшимся упадком деревянного судостроения в Городце после создания Сормовского завода и судоверфи при нем по строительству судов с железным корпусом. Ветлуга же была еще богата прекрасными лесами и умелыми плотниками-судостроителями, а потому жадный до наживы купец и решил построить здесь судоверфь. Она просуществовала до 1917 года. Жестокая эксплуатация рабочих судоверфи вела к тому, что они вынуждены были искать выход из тупика в революционной борьбе. Здесь рано создалась подпольная революционная организация, которая вела пропаганду революционных идей среди рабочих и крестьян соседних деревень. Уже в апреле 1903 г. два крестьянина деревни Ядрово попали в руки жандармов. Об этом подробно писалось в нашей районной газете. Дело местных краеведов выявить и других участников революционной борьбы на заводе Дерюгина, а также и в других селениях, окружающих завод.
 
Дмитриевское – село Краснобаковского района. Старое село. Первое упоминание об этом селе находим в записи, сделанной в Дозорной книге за 1616 год: «погост Лапшангские волости», а на погосте церковь во имя Дмитрия Селунского»... Вот по престолу церкви и дано название селу. Дмитриевское – первое село на территории сейчас занимаемой Краснобаковским районом.
В документах за 1670 год говорится о существовании обширного Дмитриевского прихода и большой Дмитриевской дороги, соединявшей правобережье Приветлужья с землями Макарьевского Желтоводского монастыря, расположенными по верховьям реки Керженца.
 
Дороватово – под этим названием раньше писалось современное село Рождественское Ветлужского района. Это старинное селение, расположенное в самой густонаселенной части Ветлужского края. История столь высокой плотности населения этого участка Приветлужья до сего времени не ясна. Старое название деревне было дано по речке Дороватке. Когда же здесь была построена церковь, то новому селу дали название по престолу этой церкви, как обычно и делалось в дореволюционное время.
 
 
Ж
 
Жаренский – лесной поселок левобережья Краснобаковского района. Поселок возник во время Великой Отечественной войны, но главное развитие получил в послевоенное время, в связи с массовыми лесоразработками в этом районе.
Название поселку дано по имени озера Жарена, на берегу которого он построился. Это же название имеет и вся прилегающая к озеру местность. Существуют две легенды о происхождении этого названия озера и всей этой местности:
1. На этом месте (по народному преданию) были, якобы, жаркие бои русских с татарами в XV веке (еще до покорения Казани).
2. Это место возвышенное, и когда вокруг озера сделали вырубку, то солнце стало сильно нагревать этот участок, сильнее прогревались земли и воздух, чем в соседних делянках.
 
 
З
 
Заводь – село левобережной части Краснобаковского района. Старое селение. Оно возникло на большой торговой дороге Н.Новгород – Вятка у речного перевоза через реку Усту. Первоначально оно носило название Никитино, вероятно, по имени первого поселенца. Второе название – Заводь, обозначающее место остановки сплавляемого леса, возникло значительно позднее. ВXVIII веке на реке Усте возникли большие работы по сплаву леса, вероятно, к этому времени и относится возникновение второго названия. В списках селений за 1870 год пишется двойное название Заводь-Никитино. В списках же за 1916 год пишется одно название Заводь (подробно см. «Ветлужские очерки», стр. 80).
 
Заводь – деревня Уренского района. Она создавалась из переселенцев Краснобаковской Заводи, после лесного пожара 1839-1841 годов, на оголенных лесных площадях.
 
Задворново – деревня Варнавинского района. Старый населенный пункт. Он возник на землях Варнавинского монастыря «за скотными дворами», а отсюда и название селения.
 
Заровняево – деревня Тонкинского района. Селение возникло из переселенцев, вывезенных удельным имением из Вятской губернии для заселения оголенных лесных площадей после лесных пожаров 1839-1841 годов (подробно см. «Ветлужские очерки», стр. 38, 94).
 
Заставка – деревня левобережной части Краснобаковского района. Селение возникло на землях Варнавинского монастыря – на монастырской дороге, соединявшей важнейшие монастырские владения по реке Усте с Варнавиным, выполняя функции «заставы». После закрытия монастыря (1764 г.) здесь был лесной кордон, а после революции здесь вырос поселок (подробно см. «Ветлужские очерки», стр.72)
 
Здекино – деревня Краснобаковского района. Старое селение. Ее название – исторический пример хулиганства и издевательства над крепостными крестьянами со стороны помещиков. Название составилось так: если к современному названию впереди прибавить букву «б», то получится хулиганское слово.
В списках за 1870 год по Варнавинскому и Ветлужскому уездам еще оставалось неизмененными более двух десятков хулиганских названий деревень.
 
Зеленый Бор – молодое селение Краснобаковского района. Оно возникло в 20-х годах XX века. Название дано за обилие в этом районе темноцветной растительности (по материалам К.И.Кудрявцева)
 
Знаменское – село Воскресенского района. Весьма старое селение Приветлужья. Имеется упоминание об этом селении в документе за 1629 год: «по писцовым книгам 1737 года написано: Галицкого уезда Унженские осады боярина князь Федора Мстиславского жены княгини Ирины Михайловны в вотчине на Ветлуге в Лапшангской волости в Арзибовских починках: 2/ село Знаменское, что был починок Колбиха по реке Ветлуге и речке Ширенге».
Первоначальное название «Колбиха», вероятно было дано по прозвищу первого поселенца – основателя починка, а второе название дано по престолу построенной здесь церкви (подробно смотри «Ветлужские очерки», стр. 76-77, 82).
 
Зубилиха – деревня Краснобаковского района. Старое селение. Имеется упоминание об этом селении в документе за 1670 год. Название деревне дано за то, что первыми здесь поселились кузнецы, занимавшиеся нарезанием (зублением) серпов и вообще кузнечным делом. «Зубило» – главный инструмент каждого кузнеца.
 
Зубово – под этим названием имеется деревня в левобережной части Краснобаковскокого района и две деревни в Уренском районе. Зубово Краснобаковского района – старое селение, возникшее в ХVII веке в вотчине бабушки Петра Первого Анны Леонтьевны Нарышкиной. Деревни же Уренского района возникли после лесного пожара 1839-1841 годов из переселенцев деревни Зубова Краснобаковского района. Происхождение названия пока остается неизвестным.
 
 
И
 
Ильинское – село Краснобаковского района. В начале ХVII века здесь стояла деревня Чебоксарка (1616 г.), расположенная на речке Чебоксарке. В ХVIII веке деревня Чебоксарка стала центром помещичьей вотчины и здесь была построена церковь (1746 г.), дожившая до наших дней и признанная архитектурным памятником ХVIII века. По престолу вновь построенной церкви дали и название новому селу: «село Ильинское , что на Чебоксарке». Это добавление – дань старому названию селения, да кроме того, расположенное ниже по течению Ветлуги село Воскресенское имело тоже второе название Ильинское. Вот, чтобы не путать эти два рядом стоящие села, закрепили старое название селения за новым селом. Это добавление продолжало оставаться до Октябрьских дней во всех официальных списках.
 
Исады – многочисленные названия речных берегов Ветлуги в Варнавинском и Ветлужском районах. Название происходит от мерянского слова «исады», обозначающего место на берегу реки, удобное для причала лодок и плотов. А.С.Уваров в книге «Меряне и их быт по курганным раскопкам» указывает, что там где жили меряне, всегда можно найти местности с названием «исады». Следовательно, эти названия – исторические документы из прошлого жизни народов Ветлужского края. Название «исады» носит левый коренной берег под Варнавиным (около кордона Мурановский). Такое же название носит речной яр ниже речки Прости в Варнавинском районе.
 
 
К
 
Кажирово – село на правом берегу реки Ветлуги, ниже устья реки Вохмы. Это одно из первых русских поселений на Ветлуге. По материалам ветлужского краеведа Д.П.Дементьева узнаем, что новгородцы в 1423 году перевезли с устья Северной Двины часто разоряемый шведами Корельский-Николаевский монастырь и поставили его на месте марийского поселка Якшан. Теперь это село Кажирово. Монастырь был закрыт в 1723 году по приказу Питирима за невыполнение указа Петра Первого по борьбе с раскольниками и «гулящими людьми». При ревизии в Кажировском монастыре было обнаружено 280 человек мужского пола не приписанных к монастырю. Монахов же в монастыре на день ревизии было всего 67 человек, которые после закрытия монастыря были переведены в Варнавинский монастырь, ревностно выполнявший указы царя и Питирима по борьбе с раскольниками и «гулящими людьми». Вероятно, за это усердие к царю и жестокость к марийцам и pacкольникам Варнавинский монастырь и был сожжен в период разинского движения на Ветлуге (1670 г.)
 
Какша – это название носят две речки и деревня в Ветлужском районе. Название происходит от марийского слова «кокша» – опухоль, нарыв, плешивый. Коренная гласная изменена москвичами, владевшими этой местностью с ХVII века. Почему марийцы дали такое название? Ответа на этот вопрос пока не найдено.
 
Имени Калинина – рабочий поселок Ветлужского района. Поселок вырос около картонной фабрики, построенной среди глухих лесов бассейна реки Вола в 1898 году. Сейчас это крупный рабочий поселок, носящий имя Михаила Ивановича Калинина. Старое название: «фабрика Бердникова».
 
Камешник – это название лесной пристани, поселка и левого коренного берега Ветлуги в Варнавинском районе. Основное развитие поселок и пристань получили в Советское время. С этой пристани лес идет плотами до ст. Ветлужской и л/з «Ударник» Краснобаковского района, а также и до Волги. Название берегу дано за большое количество камней-валунов в русле реки и в берегах на этом участке. Здесь обнажилась моренная гряда древнего ледника. Это одно из трех мест на плесе Ветлуги (от г. Ветлуги до Волги) где река вплотную подходит к левому коренному берегу.
 
Карасиха – это старое монастырское селение. Имеется упоминание в Дозорной книге за 1616 год «деревня Карасова названная, вероятно, по имени первого поселенца. Но основное развитие деревня получила в XIX веке. Еще в конце XIX века были старички из этой деревни, которые помнили о вырубке леса на местности между Карасихой и Варнавиным для постройки средней деревянной церкви в Варнавине. Следовательно, это поле освободилось окончательно от леса только в XIX веке.
Такое же название – «Карасово» имеет озеро под деревней. Но по преданию оно названо так за обильное количество карасей, водившихся в нем.
В Воскресенском районе тoжe есть деревня Карасиха, упоминаемая в документе за 1636 год: «деревня Тарасиха, Карасиха тож». Происхождение обоих названий пока неизвестно.
 
Карпуниха – деревня Уренского района. Возникла на очень важной торговой дороге между Уренем и городом Ветлугой, как промежуточная станция. О происхождении названия существует народная легенда, что оно дано по имени разбойника Карпуна, убитого на этом месте (подробно см. «Ветлужские очерки», стр. 78).
 
Кириллово – деревня левобережной части Краснобаковского района. Это старое селение, возникшее в ХVII веке в вотчине бабушки Петра Первого боярыни Анны Леонтьевны Нарышкиной. Название, возможно, дано по имени Myжa Нарышкиной – отца царицы Натальи Кирилловны (подробно см. «Ветлужские очерки», стр. 79-80).
 
Кирилловский – починок Уренского района. Возник после лесного пожара 1839-1841 годов и составился из переселенцев деревни Кириллово Краснобаковского района.
 
Кладовка – деревня правобережной части Воскресенского района. Это старое селение. Имеется упоминание об этом селении в документе за 1629 год: «Кладовка на реке Янге». Происхождение названия неизвестно.
 
Кобыляхи – деревня левобережной части Краснобаковского района. По материалам учителя-краеведа К.И.Кудрявцева деревня основана в 1699 году, а по материалам лесничего Соловьева в 1902 году переселенцами из Носовой. Название дано по речке, на которой возникло селение.
Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 29 августа 1961 года удовлетворена просьба жителей деревни и селение получило новое название – Калинка. Новое название связано с наличием в этом месте больших зарослей калины.
 
Караси – деревня левобережной части Краснобаковского района. Это молодое селение. Оно возникло на лесном урочище, носившем название «Бобры», в 1922 году. Первым поселенцем здесь был Купоросов из дер. Ядрова. Потом приехали сода из дер. Гулихи братья Карасевы. Вот по их фамилии и дали название всему починку.
 
Красные Баки – см. Баки.
 
Кологривка – деревня Краснобаковского района. Имеется упоминание об этой деревне в документе, за 1616 год. Название сложилось из двух старых русских слов «коло» – или около и слова, «грива» – небольшой лесной массив, а общий перевод – около лесного участка или около лесной гривы.
 
Корелиха – деревня Варнавинского района. Старое селение. Есть мнение некоторых авторов, изучавших историю заселения Приветлужья, что здесь жили корелы и это послужило основанием для нaзвания селения, время основания которого определяется – ХVII век (подробно см. «Ветлужские очерки», стр. 81).
 
Коробиха – деревня правобережной части Воскресенского района. Старое селение. Имеется упоминание об этом селении в документе за 1629 год: «Коробиха, что была Коробова на реке Меленке». Из этой справки видно, что название селению по фамилии первого поселенца.
 
Коротенское – деревня Тонкинского района. Селение образовалось из вывезенных старообрядцев Макридинского скита, сожженного солдатами по «высочайшему велению царя Николая I от 1 мая 1853 года».
 
Коршуново – деревня Тонкинского района. Селение образовалось из переселенцев, вывезенных удельным ведомством из Вятской губернии для заселения оголенных лесных площадей после лесных пожаров 1839-1841 годов (подробно см. «Ветлужские очерки», стр. 38, 94-95).
 
Кокшара – деревня левобережной части Краснобаковского района. Она создалась из семей отслужилых солдат, переселившихся сюда из Уренского района в начале XX века. Название дано по речке Кокшаре, на которой расположено селение. Слово «кокшара» марийское, обозначающее «застреха» или «сучковатая жердь» – место заготовок заcтрех и жердей для марийских построек.
 
Кошуринский – деревня Тонкинского района. Она образовалась из переселенцев деревни Кошурино Краснобаковского района на выжженных лесных площадях после пожаров 1839, 1841 годов.
 
Красный Бор – деревня левобережной части Краснобаковского района. Она возникла в годы столыпинских реформ. Создавалась из переселенцев деревни Быструхи Краснобаковского района. На этом месте рос красный строевой лес или «красный бор», а отсюда и название вновь созданного селения (по материалам К.И.Кудрявцева).
 
Красный Яр – деревня на берегу реки Усты в Уренском районе. Это здесь стоял знаменитый Красноярский скит, созданный старообрядцами в конце ХVII века и описанный Мельниковым-Печерским в романе «В лесах». Уничтожение скита в пятидесятых годах XX века тоже хорошо описано в том же романе.
Сейчас это большой лесной поселок. Ясно, что селение стало совершенно иным, другой быт и культура – яркий исторический материал роста культуры лесного Заволжья и Приветлужья, яркий пример колоссальных изменений за годы советской власти.
 
Красный Яр – селение Воскресенского района, расположенное на левом берегу реки Ветлуги – лесная пристань, получившая наибольшее развитие в советское время. Сейчас это очень крупный поселок лесных рабочих.
Красный яр – единственное место на плесе реки Ветлуги от Варнавина до Волги, где Ветлуга вплотную подходит килевому коренному берегу. Название яру дано за цвет пород, слагающих берег реки. По названию берега получило и название селение.
Такого же происхождения и название Уренского Красного яра.
 
Крутой – поселок лесных рабочих в левобережной части Краснобаковского района. Селение возникло в 1955-1956 годах. На месте поселка раньше был кордон лесной стражи. Название дано по название речки – Крутая. Когда речка разливается, то сильно размывает овраг, а потому берега его крутые, отсюда и название.
 
Курдома – деревни и речки в правобережной части Варнавинского и Воскресенского районов. Это старые селения, получившие название по речке, на которой они расположены. Название же речки происходит от марийского слова «куралам» – пашу. Действительно, речка Курдома производит большие разрушения местности, выпахивая глубокие овраги.
 
Крупчиха – лесная дача в левобережье Краснобаковского района (против деревни Дубняков). Это любимое место грибовщиков Красных Баков.
В конце ХIХ века здесь было имение помещицы Крупчиной, продавшей его князю Трубецкому. Один из домов этой усадьбы был перевезен в село Ильинское в 1903 году и построена Ильинская начальная школа.
 
Козлово – селение правобережной части Краснобаковского района. До 1917 года это селение писалось двойным названием: Кириллово-Козлово. Происхождение названия пока неизвестно.
В 80-90-х годах ХVII века большинство селений современного Козловского сельского совета Краснобаковского района принадлежало стольнику Даниле Ивановичу Колычеву, это старинный боярский род, о котором упоминает писатель Костылев в своих произведениях. Многие селения Козловского сельского совета имеют двойные и даже тройные названия. У местного населения сохранилось много преданий, что в эти селения свозились люди из разных мест и даже разных губерний и разных помещиков, а отсюда и двойные названия селений.
 
 
Л
 
Лапшанга-Никольское – село Варнавинского района. Это очень старое селение. Имеются документы, свидетельствующие, что селение существовало yжe в ХVI веке. По документам 1617 года Лапшанга была yжe крупным селом и являлась центром Лапшангской волости Галицкого уезда Унженской осады. В книгах за 1647 год записано так: «Галицкого уезда, Ветлужской волости, Лапшангского стану». В это время границы Лапшангского стана распространялись до современного Воскресенского района (по правобережью), включая и северные селения Воскресенского района.
Название селения произошло по названию речки, на которой оно расположено. Название же речки происходит от марийского слова «лапшангы», что по марийски значит «репейник». Пойма речки широкая и низкая, затопляемая весной. Даже сейчас она густо заросла кустарником, а в далекое прошлое время, когда здесь жили марийцы, конечно, эти места были труднопроходимыми. Вероятно, на жирных пойменных землях обильно рос и репейник. Вот за эти природные особенности речка и получила название от марийцев.
С таким же названием имеется речка еще в Краснобаковском районе, но она много меньше варнавинской.
Название Никольское селу дали по престолу, построенной здесь церкви. Но церковное название упоминалось только в официальных документах.
 
Латышово – старое селение Варнавинского района. Упоминается в документе 1617 года. В списках населенных мест 1870 года записано так: «Латышово (Латынги)». Есть народное предание, что селение основано латышами или поляками.
 
Левиха – деревня правобережной части Воскресенского района. В списках селений за 1636 год записано так: «Левиха, что прежде был починок Левин на средней Ширенге, выставок из Колобихи, что ныне село «Знаменское»... Следовательно, селение основано в начале XVII века, выехавшим из Колбихи-Знаменского крестьянином Левиным. Выезд, вероятно, был не добровольным, а, принудительным – (выставок) для освоения нового участка земли – починка.
 
Лучино – деревня левобережной части Краснобаковского района. Это молодое селение. Оно начало строиться в 1910-1912 годах. Название дано по имени первого поселенца – лесника Лучина (по материалам К.И.Кудрявцева).
 
Лучкино – деревня Краснобаковского района. Старое селение. Она возникла на скрещивании двух важных дорог: Н.Новгород-Вятка; Воскресенск-Варнавин. От деревни, как лучи расходятся в четыре стороны дороги. Вот ее положение на перекрестке дорог и послужило основанием для названия деревни.
Первое упоминание об этой деревне находим в документе за 1773 г. При крепостном праве деревня принадлежала двум владельцам: одна часть деревни принадлежала удельному ведомству, а другая – помещику. После отмены крепостного права вплоть до 1917 года здесь были два крестьянских общества, входивших по административному управлению в две волости: в Моисеихинскую (удельная часть деревни) и в Дмитриевскую (помещичья часть деревни).
 
Любимовский – деревня левобережной части Краснобаковского района. Молодое селение. Оно возникло в первые годы советской власти (начало строиться в 1921-1925 годах). Название дано по имени первого поселенца – Д.Любимова (по материалам К.И.Кудрявцева).
 
Лысица – деревня правобережной части Краснобаковского района. Старое селение, упоминающееся в документе 1670 года под названием «деревня Лысиха». Название дано по характеру местности. Деревня стоит на крутом берегу реки Ветлуги, представляющем осыпь лишенную растительности (лысая гора).
 
Ляды – деревня правобережной части Краснобаковского района. Селение основано больше ста лет тому назад на новом участке дороги Н.Новгород-Варнавин. Благоустройство дороги проводилось с целью улучшения подъездных путей к Н.Новгороду, получившему в это время железнодорожное сообщение с Москвой. Название деревни происходит от старого славянского слова ''ляда», что значит – «лесная поляна для посева». Новая дорога и прошла через такую расчищенную лесную поляну, а на ней построилась и деревня.
 
Лялины горы – возвышенный коренной левый берег Ветлуги на территории Варнавинского района. Это третий участок на Ветлуге, где река вплотную подходит к левому коренному берегу. Лялины горы – весьма живописное место. У подножья протекает речка Ляленка. Название связано с народной легендой о разбойнике Ляле, который жил здесь на горе после разгрома отрядов разинского атамана Ильи Долгополова и «грабил» суда купцов и бояр, плывущих по Ветлуге.
 
 
М
 
Макарий-Притыка – село правобережной части Варнавинского района. Старинное селение. По документам 1617 года здесь стояла деревня Притыкино. Название связано с церковной легендой о Макарии – основателе Макарьевского-Желтоводского монастыря. После разгрома казанскими татарами Желтоводского монастыря в 1439 году Макарий с группой жителей прошел через Керженские и Ветлужские леса и здесь, на берегу Ветлуги, остановился (приткнулся), а потом пересек водораздел Ветлуги и Унжи и там, на Унже, основал новый монастырь.
По этой легенде и получила название первая деревня, возникшая здесь, а после постройки в ней церкви еще добавилось название по престолу церкви (подробно см. «Ветлужский край», стр. 64, 81, 108).
 
Мальково – деревня Уренского района. Селение образовалось из переселенцев, вывезенных удельным ведомством из Вятской губернии для заселения оголенных лесных площадей после пожара 1839-1841 годов (подробности см. «Ветлужский край», стр. 94).
 
Михайлов полом – деревня Тонкинского района. Селение образовалось из переселенцев, вывезенных удельным ведомством из Вятской губернии для заселения оголенных лесных площадей после пожаров 1839-1841 годов (подробности см. «Ветлужский край», стр. 94).
 
Михайлово-Люнда-Mайданы – деревня Краснобаковского района. Она составилась из крепостных крестьян, вывезенных помещиком из разных мест, что подтверждает ее тройное название.
Есть народное предание, что основатели деревни были проиграны в карты помещиком Рязанской губернии, а здесь их поселили ветлужские помещики.
 
Михайловское-Сквозняки – село правобережной части Краснобаковского района. По документам 1617 года здесь стояла деревня Сквозниково. В ХVII веке в деревне была построена помещиком церковь и деревня преобразована в село Михайловское, получившее название по престолу церкви. После 1917 года церковное название было совершенно забыто и нигде теперь не пишется.
Селение расположено на бровке правого коренного берега Ветлуги, образующую выдвинутую вперед «стрелку» (благодаря крутому повороту в этом месте русла реки), обдуваемую со всех сторон ветрами, а отсюда и название – Сквозняки.
 
Милюшиха – деревня правобережной части Краснобаковского района. Название дано по имени основателя деревни. В документе за 1617 год имеется такая запись: «деревня Милютина, а в ней крестьян: Милютка Верзеин с детьми с Зинкою да с Нехорошкою»... В списках 1670 года записано: «деревня Малышиха», но это, конечно, описка писца, составлявшего документ. Во всех последующих документах пишется Милюшиха.
 
Минеево – поселок и ж/д станция на территории Уренского района. По спискам 1870 года это было небольшой починок с 17 крестьянскими дворами, а сейчас это крупный населенный пункт и крупная ж/д станция, выросшая особенно сильно во время массовых лесоразработок в этом районе в послевоенное время. Происхождение названия пока неизвестно.
 
Мирошкина гора – самая высокая часть левого коренного берега Ветлуги под Варнавиным на местности, носящей название «Макарьевский бор». Название связано с народной легендой о разбойнике Мирошке, который жил здесь на горе и грабил монастырские обозы. Возможно, это один из казаков отряда разинского атамана Ильи Долгополова, поселившийся здесь после разгрома отряда 1670 г.
 
Михаленино – деревня Варнавинского района. Старое селение. Название дано по имени первых поселенцев. В документе за 1617 год читаем: «во дворе Сворко, во дворе Пронька, во дворе Юрка Михаленины».
 
Межка – деревня и речка в левобережной части Краснобаковского района. Молодое селение, возникшее в 20-х годах XX века. Название дано селению по названию речки, на которой оно возникло. Название же речки происходит от марийского слова «меж», что значит мех, т. е. – место богатое пушным зверем.
 
Медведиха – село правобережной части Краснобаковского района. Описание смотрите по слову Богородское.
 
Могили – деревня левобережной части Краснобаковского района. Старое селение. Название связано с народной легендой о том, что на этом месте стоял татарский стан-отряд и в кургане, расположенном у деревни, находятся могилы татар.
Президиум Верховного Совета РСФСР удовлетворил: просьбу жителей деревни об изменении ее названия. Указом от 29 августа 1961 года утверждено новое название – Высоково. Это название соответствует характеру местности в районе деревни.
 
Моисеиха – селение Краснобаковского района. Старое селение. Есть упоминание об этом селении в документе за 1617 год. С 1796 года стала центром удельного имения (имения членов царской семьи). После отмены крепостного права стала центром Моисеихинской волости, объединившей селения с удельными крестьянами. С января 1918 года по август 1923 года являлась центром Моисеихинского волостного Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. В августе 1923 года Моисеихинская волость объдинилась с Баковской волостью. В 1967 году селение соединилось с Красными Бакми и получило название «улица Юбилейная».
Начальная школа, расположенная здесь, – это первая школа, возникшая на территории Краснобаковского района. Онa была открыта удельным ведомством в 1842 году.
 
Мурановка – речка в левобережной части Варнавинского района. Название происходит от марийского слова «мурам» – пою или «песенное место». Это название вполне соответствует данной местности. Речка протекает по бору, носящему название – «Бугроватый». Огромные песчаные дюны покрывают всю эту местность, равных им больше нет во всем Приветлужье. Местность чрезвычайно красивая. И не мудрено, что марийцы избрали ее как место гуляний, место исполнения религиозных и обрядовых песен.
 
Мурья – лесная пристань на левом берегу Ветлуги в северной части Варнавинского района. Название происходит от мордовского слова «мур» – человек. В этих местах и сейчас мало селений, а 10000 лет тому назад, когда господствующим населением в Ветлужском крае были марийцы и мордва, конечно, встреча с человеком здесь редка. Район очень богат рыбой до настоящего времени особенно богато рыбой озеро Волосово. Выше этого озера есть речка носящая название Волок, что наталкивает на мысль, что здесь человека встретить было возможно чаще, чем в других местах. Вот это место наиболее людное, видимо, и было выделено особым названием. Вероятно, здесь в период массового хода рыбы было значительное скопление людей.
 
 
Н
 
Набатово – деревня Тонкинского района, Онa образовалась из крепостных крестьян, вывезенных удельным ведомством из Вятской губернии для заселения оголенных лесных площадей после пожаров 1839 и 1841 годов. (подробности см. «Ветлужский край», стр.94).
 
Нелидовка – речка в левобережной части Варнавинского района, вытекающая из озера Нелидова. Название происходит от марийс­кого слова «нельщо» – глотающий, река с водоворотом. Это название весьма оправдано: речка вытекает из озера-старицы с очень крутым поворотом на юг, на которых Ветлуга всегда делает большие водовороты.
Сейчас этот район объявлен государственным заповедником. Здесь поселены семьи бобров и выхухоля (подробности см. «Ветлужский край», ст. 49)
 
Непряхино – деревня Уренского района. Селение образова­лось в начале ХVII века. Сохранилась народная легенда, записанная Уренским краеведом Мамонтовым, что деревня образовалась из семей сосланных Петром Первым, провинившихся перед ним, корабельных мастеров. Женщины, приехавшие сюда с мужьями, не умели прясть лен. Вот местные жители и дали им кличку «непряхи», которая закрепилась за всем селением (подробности см. «Ветлужский край», стр. 64).
 
Никитино-Заводь – село Краснобаковского района. (смотрите слово – Заводь).
В Краснобаковском районе, в правобережье, есть еще деревня Никитино. Об этой деревне у местного населения сохранилось предание, что сюда были переселены крепостные крестьяне из другой местности. Деревня носит еще второе название – Колясово, что лишний раз подтверждает правильность предания. Видимо, крестьяне были вывезены из нескольких деревень. Вот они и на новом месте сохранили свои прежние названия.
 
Никольский погост-Шуда – село северной части Варнавинского района. Это очень старое селение, возникшее на очень важной дороге между двумя монастырями: Варнавинским и Макарьевским-Унженским. Потом эта дорога стала почтовым трактом между уездным городом Варнавиным и городом Ветлугой.
В документе за 1617 записано так: «погост Шудцкий, а на погосте храм во имя чудотворца Николая».
Распространенным было это селение называть «Шуда», а Никольское писалось только в официальных документах.
Шуда – это речка, на которой стоит село. По названию речки называлось не только село, но и вся эта местность. «Шуда» – марийское слово, обозначающее «трава». По речке имеется широкая пойма с богатым травостоем, что, видимо, и послужило основанием для названия речки.
 
Никольское-Одоевское – село Ветлужского района. Очень старое селение – одно из первых поселений русских на Ветлуге. Из работы краеведа Д.П.Дементьева узнаем, что до прихода русских здесь стояло марийское селение Булаксы. Из книги Ю.Готье «Замосковский край в ХVII веке» узнаем, что здесь была Нейская черная волость, переданная в 1619 году Одоевскому. Вот с этим именем и связано второе название села, распространенное потом на весь этот район – Адоевщина, a население этого района получило кличку «адуи» – широко известную всем старожилам Ветлуги (подробности смотрите «Ветлужский край», стр. 61, 72, 76, 131).
 
Николо-Шанга – второе древнее поселение на Ветлуге, расположенное в Шарьинском районе Костромской области. Происхождение названия неизвестно. В Ветлужском крае есть еще несколько селений, носящих название «Никольское». Это следующие: Никольское-Пыщуг-Ивакино на речке Никольской, Николск-Анучин починок, Николск-Байдары – село Воскресенского района, расположенное на правом берегу Ветлуги. Всего имеется 10 населенных пунктов с таким названием в приречной части Приветлужья. Все это – дань тем широким связям, которые были у жителей Приветлужья с бассейном Северной Двины через город Николск (на реке Юге).
 
Ново-Никольское – село Варнавинского района. Оно образовалось в ХIХ веке, как центр новой волости, выделившейся из Лапшангской. Как мы уже приводили выше, Лапшанга носила, второе название «Никольское», а потому и вновь образовавшейся волости и новому волостному центру и было присвоено название Ново-Николское.
 
Ново-Ильинское – деревня левобережной части Краснобаковского района. Селение составилось из переселенцев правобережного села Ильинского в 1921-1925 годах, а отсюда и его название.
 
Ново-Ядровское – деревня левобережной части Краснобаковского района. Селение составилось из переселенцев деревни Ядрова Краснобаковского района в 1921-1925 годах, а отсюда и название нового селения.
 
Новоуспенское – старое селение Ветлужского района. В списках церквей Ветлужского края за 1723 год уже упоминается это селение: «Успения пресвятой богородицы, что на Холкине в Заветлужье».
Этот район носил название «Холкино», а потому и село носило еще втopoe название – Холкино.
 
Носовая – село левобережной части Краснобаковского района. Старое селение, выросшее на очень важной торговой дороге от Н.Новгорода на Вятку. Сохраняется народное предание, что на этом месте когда-то были три селения: марийское, татарское и русское, основанное Носовым. При усилении русских и русского селения, татары были изгнаны, а марийцы слились с русскими (подробности см. «Ветлужский край», стр. 71).
 
Носовской – деревня-починок Тонкинского района. Селение образовалось из переселенцев деревни Носовой Краснобаковского района после огромных лесных пожаров 1839, 1841 годов на оголенных от леса площадях.
 
 
О
 
Одоевское-Никольское – село Ветлужского района (подробности смотрите в этом же словаре ст. «Никольское-Одоевское», а также в работе «Ветлужский край» стр. 61, 72, 76, 131-132).
 
Орловский – деревня-починок левобережной части Краснобаковского района. Селение возникло в 1924-1926 годах из переселенцев дер. Ядрово Краснобаковского района. Название дано по фамилии первых поселенцев: сначала выехали из Ядрова на это место братья Орловы.
 
Общее – озеро под Варнавиным на старой монастырской дороге, соединявшей Варнавинский монастырь с рекой Устой.
Можно смело утверждать, что оно было в совместном пользовании монастыря и вотчинников (Деревня Потанино и Коленово в XVII веке принадлежали князю С.И.Татеву, усадьба которого была разгромлена разинцами в 1670 году).
 
Овечкино – деревня Краснобаковского района. В начале XVII века носила название – «починок Язвецов». В документе за 1617 год записано «починок Язвецов, а в нем крестьянин Васька Овечкин».
Село Язвицы – старинное село на севере Городецкого района древнейший центр гончарного производства Горьковской области. Вот видно из этого села и переселился сюда «Васька Овечкин» в конце XVI или начале ХVII века, положив начало гончарному производству в нашем районе, но сохранив название своего славного родного села. Скоро с этим названием пошли неприятности. Ведь городецкие земли входили в состав Нижегородских, a наши баковские в состав Костромских. Вот, чтобы избежать споров и тяжб, ветлужские помещики и переименовали селение по имени основателя починка.
В документе 1670 года деревни Язвецово yжe нет, а есть деревня Овечкино.
 
 
П
 
Перехватка – деревня Краснобаковского района. Старое селение. Имеется упоминание об этом селении в документе 1670 г. Селение возникло на скрещении двух дорог: Дмитриевской и Баковской. Это была граница между землями баковских помещиков и землями Макарьевского Желтоводского монастыря. Граница была спорная, неоднократно вызывались дьяки по этим спорам для межевания, возникшее здесь селение выполняло функции заставы (перехватка перебежчиков).
В более позднее время здесь делали маленькую кормежку лошадей возчики леса из Ивановского к реке Ветлуге.
При проведении железной дороги Горький-Котельнич недалеко от деревни возникла станция железной дороги, носящая название Перехватка.
 
Петряево – деревня Уренского района. Селение возникло на важной торговой дороге между Уренем и городом Ветлугой. О происхождении названия деревни существует народная легенда, записанная уренскими краеведами. Судя по этой легенде, название деревне дано по имени брата разбойника Карпуна, убитого здесь в битве с куп­цами города Ветлуги. Брата звали Петр, а потому и селение получило название «Петряево» (подробности см. «Ветлужский край», стр. 76).
 
Пижма – речка и поселок на территории Тоншаевского района. Название речки происходит, вероятно, по названию растения – пижма или дикая рябина, которое здесь растет. Это лекарственное растение, имеющее весьма широкое применение в народной медицине.
В книге Л.Трубе «Как возникли географические названия Горьковской области» приводится другое объяснение происхождения названия этой речки: «название происходит от марийского слова «пижмы» (вязкий), что указывает, очевидно, на илистость русла этой речки, протекающей в сильно заболоченной местности».
«По наименованию этой речки получил название находящейся близ нее поселок Пижма. Пижма выросла в советское время и к категории рабочих поселков была отнесена в 1947 году».
 
Пичужиха – деревня Воскресенского района. Старое селение. Имеется упоминание об этом селении в документе 1636 года: «Пичужиха, что прежде было займище Пичугино на реке Ширенге». Из этого документа видно, что селение получило название по имени первого поселенца.
 
Петровское – деревня Тонкинского района. Селение образовалось из переселенцев деревни Петрово Уренского района на выжженных лесных площадях после пожаров 1839, 1841 годов.
 
Площаниха – лесное урочище в районе Красных Баков (между деревней Чащихой и деревней Теплухино). Это старое название. В западном конце поля Площанихи была усадьба помещика Площанова, а потому так и назвали всю эту местность. В начале XIX века здесь в имении разыгралась страшная драма. В имении жил в это время старый помещик с молодой женой. В начале века в это имение возвратился из армии брат старого помещика – молодой офицер. Между молодой женой помещика и молодым офицером возникли сильные чувства любви. Старый помещик, мешавший их любви, был отравлен. Молодые люди, после похорон все имение «Площаниху» продали князю Трубецкому, а сами уехали в другое имение, расположенное на территории современного Воскресенского района (там тоже есть деревня Площаниха). Это предание носила семья Ф.П.Брагиной из дер. Теплухино. Мать и дочь вместе прожили 200 лет и все в деревне Теплухино.
Хочется обратить на это предание особое внимание. В нем есть много романтичного и много загадочного, а возможно, и ценного исторического материала. Возникает целый ряд вопросов по этой легенде.
Кто был старый помещик? Возможно, закоснелый деспот, увезший молодую жену в глухое ветлужское имение? Кто был молодой офицер? Возвратившийся ли из армии после разгрома Наполеона, познавший либеральные идеи Франции, или участник декабрьских событий 1825 года? И только ли ревность руководила молодыми людьми? Почему так охотно купил эти малоплодородные земли князь Трубецкой, имевший и до этого очень много земли и леса в наших местах? Вот сколько неразрешенных вопросов таится в этом предании. Дело краеведов и красных следопытов школ попытаться их разрешить, открыть еще одну, страницу из истории поселка.
 
Полянский – деревня Тонкинского района. Селение образовалось из переселенцев Больших Полян Воскресенского района на выжженных лесных площадях после пожаров 1839, 1841 годов.
 
Поливалиха – деревня Краснобаковского района. Старое селение. В документе 1617 года имеется такая запись: «деревня Поливалиха, Поливанова тож». Из этой справки ясно видно, что название деревни составилось по фамилии первого поселенца.
 
Подлысье – деревня Краснобаковского района. Впервые упоминается в документе 1773 года. Название произошло от особенностей местности, на которой расположена деревня: под Лысой горой (смотрите слово «Лысица»).
 
Полетаево – деревня Тонкинского района. Селение образовалось из переселенцев, вывезенных удельным ведомством из Вятской губернии для заселения оголенных лесных площадей после пожаров 1839, 1841 годов.
 
Понурово – деревня Уренского района. Селение образовалось из переселенцев Ковернинского района на оголенных лесных площадях после пожаров 1839, 1641 годов.
 
Попиха – деревня Воскресенского района. Старое селение. Имеется упоминание об этом селении в документе 1636 года: «деревня Папиха, что прежде починок на реке Ширенге». В этой записи имеется явное искажение гласной буквы в названии деревни, что связано с акающим говором московских владельцев этих селений и московских дьяков, производивших перепись селений и делавших записи в писцовых книгах.
 
Притыкино – селение Варнавинского района, старое селение (подробности смотрите в слове – Макарий Притыка).
 
Прудовка – деревня Воскресенского района. Старое селение. Имеется упоминание об этом селении в документе 1629 года: «Прудовка на реке Ветлуге».
 
Пушкино – деревня Краснобаковского района. Старое селение. Имеется документ 1677 года, по которому видно, что село Никольское-Баки в это время принадлежали князю Ромодановскому и Якову Пушкину. Владель­цы Баков подкупили подьячего Вершинина составить подложный документ на передачу им нескольких деревень из владений Макарьевского-Желтоводского монастыря (от Баков до Керженца). Вот, возможно, в это время и возникла данная деревня, носящая имя Якова Пушкина, на дороге между Баками и Керженцем.
 
Пруды – деревня левобережной части Краснобаковского района. Она возникла в 1925-1926 годах из переселенцев деревни Поливалихи Краснобаковского района. Новая деревня построилась на берегу пруда, а отсюда и ее название.
 
 
Р
 
Разгуляйки – деревня Тонкинского района . Селение образовалось из переселенцев деревни Разгуляи Краснобаковского района на оголенных лесных площадях после пожаров 1839, 1841 годов.
 
Репниха – деревня Варнавинского района. Старое селение. Имеется упоминание об этом селении в списках 1617 года – «деревня Репниха», в списках 1629 года – «деревня Репнино».
 
Рождественское-Дороватово – село Ветлужского района (подробности смотрите слово – Дороватово)
 
Русениха – деревня Воскресенского района. Старое селение. Имеется упоминание в документе 1617 года: «починок Русинов, а в нем крестьян: во дворе Русинко Левонтьев с детьми с Милюткою да с Ваською». Из этой справки видно, что деревня получила название по имени первого поселенца.
У деревни находится древнее городище, открытое и впервые обследованное в 1925 году экспедицией Московского университета под руководством О.Н.Бадера. Городище получило название «Русенихинское городище» по имени деревни, у которой оно находится. По определению руководителя экспедиции О.Н. Бадера, «наиболее вероятная дата ветлужских городищ первого периода – VII-V века до н.э.
Результатами сделанных сравнений определяется не только время, но и культурная принадлежность ветлужских городищ. Они должны быть отнесены к ананьинской культуре, центром распространения которых было Прикамье. К ананьинской культуре относится и Русенихинское городище Воскресенского района».
В Варнавинском районе тоже есть деревня Русениха. Это тоже старое селение и упоминается в том же документе 1617 года: «деревня Русинова», как видим, тоже названная по имени первых поселенцев – основателей этой деревни. Если к этому еще добавить, что оба эти селения в то время (1617 г.) входили в Лапшангскую волость, то, возможно, что основатели их были в родственных связях.
 
Руя – речка левобережной части Воскресенского района. Название ее происходит от марийского слова «руй» – мутный. В отличие от многих речек левобережья Приветлужья, Руя протекает по возвышенной местности, а отсюда большая быстрота течения, больший размыв пород, создающих мутность воды и делают эту речку резко отличающейся от других речек левобережья. Вероятно, эти природные особенности и послужили основанием для ее названия.
 
Рябково – деревня Уренского района. Селение возникло из переселенцев Ковернинского района на оголенных лесных площадях после лесных пожаров 1839, 1841 годов.
 
 
С
 
Сарафаниха-Верхняя – деревня северной части Краснобаковского района. Старое селение. Имеется упоминание в списках 1617 года: «починок Сарафаниха». Происхождение названия неизвестно.
 
Сарафаниха-Нижняя – деревня Краснобаковского района. Старое селение. Упоминается в списках 1617 года: «деревня Сарафаниха». Происхождение названия тоже неизвестно.
 
Саунино-Демидово – деревня правобережной части Краснобаковского района (подробности смотрите слово – Демидово).
 
Свободный
– деревня левобережной части Краснобаковского района. Селение возникло в 1921-1925 годах и составилось из переселенцев деревни Кочеватово Краснобаковского района. Название выражает восторг и радость первых поселенцев: «свободный труд на свободной земле».
 
Семеново-Шадрино – село Уренского района. Оно возникло на очень важной торговой дороге от Н.Новгорода до Вятки, как промежуточная станция для кормежки лошадей. Основатели деревни – жители Семеновского района, а отсюда и название. Второе название уточняет селение, из которого они выехали (из деревни Шадрино Семеновского района).
 
Сенькино – деревня Краснобаковского района. Оно возникло на торговой дороге Козьмодемьянск-Ветлуга (Большая Ветлужская дорога). Эта дорога соединялась у деревни Удельная Чащиха с дорогой Нижний Новгород-Вятка. Документальное упоминание об этом селении находим в списках генерального межевания 1773 г.
 
Семеновка – деревня левобережной части Краснобаковского района. Она возникла в двадцатых годах XX века из переселенцев нескольких деревень правобережья Краснобаковского района. Название дано по речке Семеновка, на которой построилась деревня.
 
Сияние – деревня левобережной части Краснобаковского района. Селение возникло из переселенцев деревни Сарафанихи-Нижней в 1924-1925 годах. Название деревни связано с шуткой первых переселенцев: на вопрос односельчан: «Куда вы собрались уезжать?» Переселенец Кочнев, обычно, отвечал: «К северному сиянию» Вот эта шутка и пришлась по душе всем переселенцам. Она гармонировала тем радужным надеждам, которыми они все были полны, выезжая на новые земли. Да и положение нового починка действительно было много севернее старой деревни. Так закрепилась, и вошло в постоянное обращение, данное в шутку название новому селению, а потом и сделалось официальным.
 
Сквозняки – село правобережной части Краснобаковского района. Старое селение. Упоминается в документе 1617 года – «деревня Сквозниково» (подробности смотрите в слове «Михаиловское-Сквозняки»).
 
Скворцово – старое селение, упоминаемое в Дозорной книге за 1617 год: «починок Срали, а Ловыгина тож – два крестьянских двора». Видимо, основателем починка был крестьянин Ловыгин, но чем-то он не угодил помещику, а как наказание помещик селению дал хулиганское, хамское название, с которым селение и просуществовало до 1862 года, когда была вставлена в название селения буква «Т», получив новое название «Страли». Это один из ярких примеров глумления помещиков над своими крестьянами. По Ветлужскому краю до XIX века в официальных списках селений сохранялось до 30 хулиганских названий селений.
После Великой Отечественной войны трудящиеся этого селения возбудили ходатайство перед Правительством о переименовании их селения. Их просьба была удовлетворена. Сейчас селение носит название Скворцово. Название дали в честь Героя Советского Союза Андрея Аркадьевича Скворцова, уроженца этой деревни – активного борца с контрреволюцией в крае в 1918-1919 годах, одного из первых председателей Макарьевского сельского Совета, участника Великой Отечественной войны. Он совершил героический подвиг 2 марта 1943 года у станции Тарановка под Харьковом, в составе 25 человек взвода Широнина. Широнинцы повторили подвиг 28 героев Панфиловцев, уничтожив 11 танков и до 100 немецких солдат и офицеров, но, не пропустив врага через свои рубежи. Сегодня станция Тарановка переименована и носит название «Имени 25 героев Широнинцев». В Краснобаковском районе на станции Ветлужской, где живут жена и сын героя, одна из улиц поселка носит название «Скворцова».
 
Собачье-Собачий Враг-Новая – деревня западной части Краснобаковского района. Старое селение. Упоминается в документе 1670 года. Оно возникло на западной границе Варнавинского уезда (теперь западная граница Краснобаковского района), одновременно являвшейся границей между Костромскими и Нижегородскими землями. Граница проходит по водоразделу Керженца и Ветлуги по мореной гряде, которая с востока примыкает к обширной полосе болот. Полоса болот служила надежной естественной границей и защитой от проникновения Галичан и Костромичей с Ветлуги в Нижегородские земли. Ветлужане принимали массу мер проникнуть на эту мореную гряду, перешагнуть через полосу болот, закрепиться на мореном водоразделе, с которого представлялась возможность уже шагнуть и дальше в бассейн Керженца, а, следовательно, в район Нижегородских земель. На этой почве были многократные споры, драки, ругань (собачили) и даже подкупы должностных лиц, производивших межевание. Отсюда и название местности, а также и деревни возникшей здесь. Сюда выезжали крестьяне Чемашихинского сельского совета (тогда Дмитриевского прихода).
 
Собачье – озеро под Варнавиным. Нет юридических доказательств о происхождении названия этого озера, но есть народная легенда, которая вполне может быть принята, как правдоподобная. Суть ее такова: район озера был спорной границей между владениями Варнавинского монастыря и владениями вотчинников, а потому при каждом делении сенокосов здесь происходили ожесточенные споры, ругань, или, говоря народным языком, собачили.
 
Соловьиха – деревня правобережной части Воскресенского района. Старое селение. Имеется упоминание об этом селении в документе 1629 года и в писцовых книгах 1617 года: «починок Соловьев» на Ветлуге. Как видим, название селения получило по первому его поселенцу – его основателю.
 
Соколы – старое селение Краснобаковского района. Имеется упоминание в документе 1670 года. В начале XX века здесь уже были два селения: Соколы Малые и Соколы Большие и существовали они до момента коллективизации. Сейчас эта территория занята рабочим поселком Ветлужским (район Заготской).
 
Сомиха – старое селение Краснобаковского района. Оно возникло на старой торговой дороге из Нижнего Новгорода к реке Ветлуге. До 1861 года через нее проходила почтовая дорога из Н.Новгорода на г. Варнавин и г. Ветлугу. Имеется упоминание об этой деревне в документе 1617 года – «починок Сомиха». В документе 1670 года в одном месте написано «Самиха», а в другом «Самика», но это, вероятно, описки. Гласная же в первом слоге изменена под влиянием акающего говора москвичей (владельцев и переписчиков).
У местного населения есть предание, что правильно и следует называть эту деревню «Самиха», т.к. здесь жил «сам» – вотчинник, «сам» – хозяин этой деревни и окружающих селений.
 
Соткино – деревня Уренского района. Селение имеет возраст около полутораста лет. Уренскими краеведами собраны народные предания, по которым следует, что на этом месте скрывался один из монахов Красноярского скита (после его разорения) – Яков Крендель, который в монастыре занимался изготовлением фальшивых денег (сотенных). Это и послужило основанием для названия возникшей здесь деревни. Вероятно, сначала это была народная кличка, а потом вошла и в постоянное обращение, и в официальное признание.
 
Софоново – деревня правобережной части Краснобаковского района. Старое селение. Имеется упоминание об этом селении в документе 1670 года. Название дано по имени первого поселенца.
 
Стрелиха – деревня Воскресенского района. Старое селение. Имеется упоминание об этом селении в документе 1636 года: «Стрелиха, что был починок Стрелица на реке Ширенге ниже починка Папиха». Селение входило в Ветлужскую вотчину князя Мстиславского.
 
Сучкино – деревня Краснобаковского района. Основание селения относится к ХVIII веку. Это название селения – документальный пример хамского отношения помещиков к своим крепостным крестьянам. Присваивая селениям хулиганские названия, они на столетия оскорбляли человеческое достоинство жителей деревни, которые из поколения в поколение носили это позорное название.
Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 28 августа 1961 года удовлетворена просьба жителей селения о переименовании названия их селения, и деревня получила новое название – Белая. Новое название дано по названию речки, на которой деревня расположена.
 
Сява – такое название имеет речка и поселок в Шахунском районе. Поселок – молодое селение. Оно возникло в связи со строительством лесохимического завода, тоже носящего название Сява, в конце двадцатых годов XX века. Название дано по речке, на которой расположен завод и поселок. Сява – марийское слово, обозначающее «коса». Поселок Сява отнесен к категории рабочих поселков в 1935 году.
 
Светлояр – такое название носит озеро в правобережной части Воскресенского района. Оно широко известно по тем легендам, которые сложили старообрядцы. Озеро весьма красиво. Его происхождение определяется профессором Станковым, как дюнно-провальное. Воды его очень прозрачные, берега покрыты чистыми песками, а отсюда и название (подробности см. «Путеводитель», стр. 118).
 
 
Т
 
Текуны – деревня Краснобаковского района. Селение впервые упоминается в документах 1773 года. Основное развитие деревня получила сто лет тому назад, когда через нее прошла почтовая дорога Н.Новгород-Варнавин. Благоустройство дороги и ее спрямление проводилось с целью улучшения подъездных путей к Н.Новгороду, получившему в это время железнодорожное сообщение с Москвой.
Есть народное предание, что деревня составилась из крестьян дер. Оньшино, занимавшихся отхожими промыслами (т.е. «утекали» из деревни, были «текунами»).
 
Тента – село Уренского района. Русское селение образовалось в конце ХVII века. Сохранилась легенда, что деревня образовалась из семей стрельцов, сосланных Петром Первым после разгрома стрелецкого бунта 1698 года (по материалам уренских краеведов). Название село получило по названию речки, на которой оно расположено.
 
Теплухино – деревня правобережной части Краснобаковского района. Старое селение. Впервые упоминается в документе 1629 года: «деревня Березник Теплуха тож». Селение, видимо, начало строиться в березовом лесу. Но ввиду того, что рядом стояла еще деревня с аналогичным названием – Березники (Афониха-Афанасиха), то и этой деревне дали дополнительное название – Теплуха. Это дополнение, вероятно, основано на том, что все поля деревни Теплухино обращены в южную сторону, и, конечно, получают больше света и тепла, чем поля окружающих селений, имеющих северные и западные склоны. Во всех документах второй половины XVII века употребляется уже только одно название Теплухино.
 
Троедворка – деревня Краснобаковского района. Впервые упоминается в документе 1617 года: «Деревня Троедворка». В документе 1670 года называется «деревня Троедворня». Из этого видно – здесь жили три семьи дворни помещика, усадьба которого находилась там, где теперь расположен Ветлужский лесохимкомбинат. И сейчас эта деревня имеет всего только пять домов. Зажатая кругом другими мелкими селениями и тоже с малыми земельными наделами, деревня не имела условий для роста и после отмены крепостного права.
 
Тимофеево – село Ветлужского района. Старое селение. В книге иеромонаха Макария имеются такие слова: «в царствование Алексея Михайловича в 1671 году ... сообщники Стеньки Разина ... под руководством атамана Ильи ... рекою Ветлугой хотели достигнуть до Унженской обители ... но едва достигли села Тимофеева ... (лист 46) (подробности смотрите «Ветлужские очерки», стр. 112 и далее).
 
Тонкино – районный Центр Тонкинского района. О времени основания села имеются самые противоречивые сведения, вплоть до первой половины XIX века. Местное население название села произносит: «Тонькино». Это указывает, что первым поселенцем была женщина.
 
Тоншаево – в списках 1870 года имелись 4 селения с этим названием: Тоншаево-Евстругово, село Тоншаево, Тоншаево-Пижма или второе Тоншаево, Тоншаево третье.
При строительстве железной дороги (с 1912 г.) возникло еще одно, пятое, селение с этим названием – станция Тоншаево. Старое селение Тоншаево сейчас является районным центром Тоншаевского района.
В списках Горьковской области на 1 января 1966 года имеется только одно селение, носящее это название – районный центр.
 
Троицкое-Одоевское – село Ветлужского района. Старое селение. Оно возникло на древней дороге, соединявшей реку Ветлугу с городом Никольском на реке Юге. В 1620 году село было центром Троицкого черного стана Ветлужской волости Галицкого уезда. Первое название – церковное, а второе по фамилии владельца вотчины – графа Одоевского.
 
Троицкое, что на Бабьей горе – так оно именовалось, в списках дореволюционных. Расположено на современной территории Воскресенского района. Это весьма старое селение. По материалам Ю.Готье, здесь когда-то был монастырь.
По материалам Поливанова, производившего раскопки на Бабьей горе в 1889 году, установлено, что здесь было русское селение ХV века, охранявшее переправу через реку Ветлугу на дороге между Городцом и Вяткой (подробности смотрите «Ветлужский край», стр. 65).
 
Трухино – деревня Краснобаковского района, расположенная на правом берегу Ветлуги. Старое селение. Имеется упоминание об этом селении в документе 1670 года. Происхождение названия неизвестно.
 
Труфаново – деревня Краснобаковского района, расположенная на правом берегу Ветлуги. Старое селение. Имеется упоминание об этом селении в документе 1617 года. Происхождение названия неизвестно.
 
Тулага – деревня Уренского района. Селение составилось из переселенцев Ковернинского района, которые построили деревню на лесных площадях, оголенных лесными пожарами 1839, 1841 годов.
 
Турань – село и речка на территории Ветлужского района. Старое селение. В списках церквей Ветлужского края за 1723 год это село уже упоминается: «живоначальной троицы на Туране».
Название речки происходит от марийского слова «туран» – крутой, указывающее на крутое падение русла реки.
 
 
У
 
Ударник – завод и поселок на правом берегу Ветлуги в Краснобаковском районе. Завод и поселок возникли в 1933 году. Специализация завода – стандартное домостроение. Название завод получил в связи с широким развитием в это время новой формы организации труда – ударничества. Вот это название и было присвоено новому заводу и новому поселку, выросшему около завода.
 
Урень – рабочий поселок и районный центр Уренского района. Это очень старое селение. По материалам уренского краеведа В.Ф.Мамонтова, до русского поселения здесь было марийское поселение. И он считает, что название «урень» произошло от марийского слова «ур» – белка. Суффикс «ен» в марийском языке обозначает принадлежность, поэтому более точно слово «урень» следует переводить как «беличий».
С постройкой здесь церкви, селение получило второе название – «Трехсвятое» по престолу церкви. Старое же название прочно вошло в жизнь людей, в их общение с другими населенными местами, а потому прочно удерживалось. После Октябрьской революции церковное название совершенно забыто (подробности смотрите «Ветлужский край», стр. 78.
 
Усольцево – деревня Краснобаковского района. Старое селение. Имеется народное сказание, подтверждаемое и древними документами, что здесь проходила очень важная торговая дорога от Балахны и Н.Новгорода. На месте современной деревни были соляные склады (в период монопольной торговли солью). Вот это и послужило основанием для названия деревни – «Усольцево».
 
Уста – самый крупный приток реки Ветлуги. Название происходит от древне-марийского слова «у» – новая (новая Ветлуга). В XIV-ХV веках через ее устье проходила очень важная дорога от Городца на Вятку. Расстояние от Городца до устья реки Усты около ста верст. Вот и возникло у людей, пользовавшихся этой дорогой, такое выражение: «до реки ''у» около ста верст». При частом употреблении этого выражения слово ''около» выпало и река получила комбинированное название, объединяющее ее старое марийское название с показателем расстояния «У-СТА».
В дарственной грамоте царя Алексея Михайловича Варнавинскому монастырю на право владения землями по левобережью Ветлуги, слово Уста написано именно так, как указано мною: ''У-СТА».
Есть и другое мнение, когда название «уста'' производят от современного марийского слова «уста» – мастеровой или мастеровая. Но это мнение ничем не аргументируется – оно ничего не выражает и ничего не определяет, не определения ни природных, ни хозяйственных, ни исторических особенностей реки (подробности смотрите «Ветлужский край», стр. 65).
 
Уста – поселок и крупная железнодорожная станция на территории Уренского района. Молодое селение. Оно возникло в период строительства железной дороги (после 1912 года). Название дано по реке.
 
 
Ф
 
Фитилево – деревня Уренского района. Это одна из тех деревень, которые были созданы в левобережье Приветлужья Варнавинским монастырем. Большинство монастырских селений утратили свою историю и забыли о своем происхождении, а у жителей этого селения и окружающего населения она сохранилась. В народе эту деревню до сего времени зовут «монастырской».
Название деревня получила по названию речки. Возможно, такое прочное удержание в памяти о монастырщине объясняется тем, что это была самая крайняя северная граница владений монастыря. И этим селениям монастырь уделял большое внимание, следил за сохранностью границ, что неизбежно вызывало споры с соседями. Вероятно, эти споры продолжались и в последующее время после закрытия монастыря (подробности см. «Ветлужский край», стр. 81).
 
 
Х
 
Хмелевицы – село Шахунского района. Старое селение. Имеется упоминание об этом селении в документах ХVII века. В списках церквей Ветлужского края за 1723 год здесь уже показано наличие церкви.
Вся эта местность в ХVII веке носила название «Хмелевицкие починки». Вероятно, эта местность была богата зарослями хмеля. По названию местности получило название и селение.
 
Хмелевая – деревня Варнавинского района. Селение расположено в крайней Западной части Варнавинского района, в верховьях речки Лапшанги. Деревня возникла на старой дороге, соединявшей Лапшангский стан с Унжей, т.е. с административным центром этой местности в ХVI-ХVII вв. (Унженская осада Галицкого уезда). Вот это дает основание полагать, что к этому времени относится и основание деревни Хмелевая. Название же деревни получила за наличие здесь зарослей хмеля.
 
Холкино-Успенское – село Ветлужского района (подробности см. – Новоуспенское).
 
Холкино – деревня Уренского района. Селение возникло на почтовом тракте Варнавин–Урень. Возникновение этого тракта относится к концу ХVIII века.
Название связано с характером местности: от Варнавина рельеф низменный, а перед Холкиным заметно повышается (холка – возвышенность).
 
 
Ч
 
Чащиха – деревня Краснобаковского района. Очень старое селение. Оно упоминается в записи Дозорной книги за 1617 год.
Деревня расположена на суглинистых почвах – любимое место еловых лесов, которые всегда образуют глухие заросли (чащу). На окраине этого массива почвы песчаные – любимое место сосновых лесов, образующих более светлые заросли. Вот это и послужило для названия деревни.
Две соседние деревни: Афонасиха и Теплухино в это время (1617г.) носили название Березники. Видимо, первые поселенцы этого района любили давать названия своим селениям по характеру растительности.
 
Чащиха-Удельная – деревня Зубилихинского сельского совета Краснобаковского района. В документах ХVIII века она носила название «Дальняя Чащиха». Удельное ведомство было создано в 1796 г. К этому времени относится и присвоение ей названия «удельная». Время возникновения этого селения неизвестно.
 
Чебоксарка – речка под селом Ильинским на территории Краснобаковского района. Название речки происходит от чувашского слова «чуксар» (город). Речка впадает в глубокое и прямое плесо Ветлуги, образуя высокую стрелу (мыс), с которой хорошо просматривается верхнее и нижнее плесо реки. Возможно, здесь было чувашское селение и это послужило основанием для названия речки (раскопок пока здесь не делалось).
 
Чемоданиха – деревня Воскресенского района. Старое селение. Имеется упоминание об этом селении в документе 1636 года: «Чемоданиха, что был починок Чемоданов на реке Средней Ширенге ниже починка Стрелица». Из этой справки ясно видно, что происхождение названия связано с фамилией первого поселенца – основателя починка.
 
Чемашиха – деревня Краснобаковского района. Старое селение. Имеется упоминание об этом селении в документе 1617 года: «деревня Чемашиха, три двора». В документе 1629 года эта деревня называлась «Чумачиха». Поэтому трудно сказать о происхождении ее названия.
 
Черепаниха – деревня Краснобаковского района. Старое селение. Имеется упоминание об этом селении в документе 1670 года, когда она принадлежала князю Львову. В последующее время деревня распродавалась по частям. Перед отменой крепостного права здесь были три крестьянских общества: юсуповские, казенные и казаки. Видимо, деревня была заложена помещиком, но не выкуплена и за истечением срока залога перешла в казну.
До князя Львова деревня принадлежала помещице Черепановой, а отсюда и ее название.
В Ветлужском крае тоже есть деревня Черепаниха, но о ней у меня нет сведений.
 
Черемисское-Черемиска – деревня Ветлужского района. Нет данных о времени основания селения, но, судя по названию, оно должно быть старым. Название, вероятно, связано с прежним марийским населением, жившим здесь.
Такое же название носят еще три деревни Ветлужского края: в Ветлужском, Уренском, Воскресенском районах. В Краснобаковском районе имеется болото «Черемисское» – это все дань прошлой истории края, документальные доказательства жизни здесь марийского населения, носившего до Октябрьской революции унизительную кличку «черемиса».
 
Черновской – деревня левобережной части Краснобаковского района. Селение возникло из переселенцев дер. Кочеватово Краснобаковского района в 1925-1926 годах. Название дано по местности: оно расположено на берегу большого озера Черного.
 
Черная – речка – правый приток Усты, протекающая по территории Варнавинского и Краснобаковского района. Название дано за цвет воды.
Район речки Черной является государственным заповедником. Здесь разводятся бобр и выхухоль.
На речке Черной расположено село Черная на территории Варнавинского района, возникшее на почтовом тракте Варнавин-Яранск в конце ХVIII века.
 
Черная – речка в западной части Краснобаковского района, являющаяся притоком реки Безменца, а последний приток Керженца. По этой речке в начале ХVII века проходила граница между землями Нижегородскими и Костромскими, граница между владениями Баковских помещиков и владениями Макарьевского Желтоводского монастыря.
На этой речке имеется деревня Черная, возникшая в ХVII веке из переселенцев Дмитриевской волости Краснобаковского района.
В Ветлужском крае имеется много селений, речек, озер с названием «Черная». Все эти названия даны за цвет воды (речки протекают по торфяникам).
 
Чибирь – речка, протекающая по западной части Краснобаковского района. Название происходит от марийского слова «чебер» – красный. Речка имеет красный цвет воды, создающийся растворенными солями железа (ржавчина). В старых документах ХVII века речка и называлась: «чебер», «чебор». Здесь проходила западная граница баковской вотчины.
 
Чибирь – поселок и железнодорожная станция на территории Краснобаковского района. Поселок и станция возникли в предвоенные годы, но наибольшего развития они достигли в послевоенные годы.
Название поселку и станции дано по названию речки.
 
Чухлома – деревня Краснобаковского района. Нет данных о времени основания деревни. У местного населения имеется предание, что деревня существует около 300 лет. Название, вероятно, связано с тем, что население этих мест имело тесную связь со старым городом Чухломой Костромской губернии. В документах по разинскому движению в Поветлужье (1670 г.) имеются неоднократные упоминания о казни ветлужских крестьян (в том числе и баковских в городе Чухломе Костромской губернии).
Такое же название имеют еще две деревни Приветлужья в Ветлужском и Воскресенском районах.
 
 
Ш
 
Шабанов омут – плесо реки Ветлуги в пределах Варнавинского района. В прошлом это было самое глубокое плесо на Ветлуге. Во время весеннего ледохода в омут набивало льда до самого дна и на 3-4 дня делался «затор": выше омута вода резко прибывала, а ниже – резко падала. Резкий подъем воды поднимал лед в омуте, прорывал затор, и среднее плесо Ветлуги очищалось ото льда.
Сейчас омута уже нет, и глубина здесь 3-4 метра. Нет и крутого, резкого поворота, создававшего заторы, но название продолжает сохраняться за этим участком реки Ветлуги.
Название происходит от марийского слова «шабан» – застойный, заплесневелый. Таким и был этот омут после спада воды в летние месяцы и зимнее время. Теперь произошло спрямление русла реки и омут исчез, вода стала проточной, чистой.
 
Шеманиха-Шаманиха – железнодорожная станция и поселок в Краснобаковском районе. До 1912 года на этом месте был лесной кордон, лесниками которого из поколения в поколение были Шаманины. В Варнавинском лесничестве (в который входил этот кордон) была традиция кордонам давать названия по фамилии такой потомственной дистанции лесников. Здесь и был кордон Шаманин.
С постройкой железной дороги (1912 г.) здесь выросла станция и поселок, получившие название: станция Шеманиха, а поселок Шаманиха. Сейчас вошло в обращение общее название для станции и поселка – Шеманиха.
На границе Краснобаковского района и Уренского до сего времени поселок носит название шаманиха (в 4-х километрах от станции).
 
Шанское Городище – село в Шарьинском районе Костромской области. Это одно из первых русских поселений на Ветлуге. Из работы краеведа Д.П.Дементьева «Краткие исторические сведения о Кажировском пустыне» узнаем, что на этом месте было марийское селение Шанга, занятое в ХV веке русскими.
При великом Московском князе Василии Ивановиче, для защиты от казанских татар Московского государства, были построены пограничные крепости с насыпными земляными валами. Одна из них была построена на Ветлуге. По мнению авторов исторической справки, приложенной к спискам населенных мест Костромской губернии за 1870 год, эта крепость на Ветлуге была создана на реке Шанге, притоке Ветлуги, в 50 километрах выше села Шанги.
В 1885 году археологом Ф.Д.Нефедовым были сделаны первые раскопки на кладбище села Шанги, а потом в 1925-1926 годах делал раскопки О.Н. Бадер. Он установил, что существует «очень большое сходство керамики Шангского городища, сделанной на быстровращающемся гончарном круге, со славянской керамикой».
Этот вывод археологов о древности данного поселения не противоречит материалам, собранным краеведом Дементьевым о первом русском поселении именно здесь. «Проникновение русской этнической струи в Поветлужье ... началось вряд ли раньше ХIV века» (Бадер).
 
Шижма – железнодорожная станция, деревня и речка в левобережье Краснобаковского района. Станция и деревня возникли в двадцатых годах XX века. Название получили по названию речки, на которой они расположены.
Название речки происходит от марийского слова «шижам» – чувствую и слова «ма» – вода, а общий перевод: «чувствую воду». И этот перевод вполне соответствует природным особенностям данной местности: речка протекает по высокому песчаному бору. Ее исток едва прослеживается среди густых зарослей, во многих местах совершенно пропадает под слоем мха. В летнее время, когда на бору бывает очень жарко и путника томит жажда, а найти воду среди песков трудно, радость при виде пробивающейся среди песков воды и вызвала этот возглас у древнего марийца «чувствую, вода!». Этот возглас радости и запечатлен в названии речки.
 
Шахунья – город, районный центр и железнодорожная станция. Молодое селение в списках 1870 года числилась здесь в починке Шихунья всего два двора с 17 жителями. На месте этого починка и расположен современный город Шахунья. «Заселение этого района началось в тридцатых годах ХIХ века. Сюда были переведены государственные крестьяне из ряда мест Костромской губернии» (Тенсина. География населенных пунктов, стр. 183).
Быстрое развитие поселка и всего этого района началось после Октябрьской революции в связи со строительством железной дороги. В 1933 году Шахунья стала рабочим поселком, а в 1943 году рабочий поселок уже преобразован в город.
Название дано по названию речки Шихунья. Так назывался и первый починок.
 
Шоля – деревня левобережной части Краснобаковского района. Во время страшного лесного пожара 1839 года деревня сгорела полностью и заново построилась на этом же месте после пожара.
Деревня стоит на речке Шолька, по названию которой была названа и деревня.
Название речки связано с народной легендой: здесь был расположен лагерь-стан татарского князя Шоля, по имени которого названа и речка.
В работе Л.Трубе «Как возникли географические названия Горьковской области» читаем: «происходит от марийского слова «шоли» (вяз), то есть, по-русски эту речку и деревню можно назвать Вязовками (это название они, очевидно, получили по вязам)».
 
Шольское – деревня Тонкинского района. Новое селение. Оно возникло из переселенцев деревни Шоля Краснобаковского, района после лесного пожара 1839 года на оголенных от лесного пожара площадях.
 
Шуда – село Варнавинского района (см. Никольский погост).
 
Шурговаш – деревня и речка на территории Воскресенского района. Название сложилось из двух марийских слов: «шургы» – лес и «маш» – против, а общий перевод – «против леса». Название вполне справедливое – такое положение деревни и речки сохранилось до настоящего времени.
 
Шуя – речка – левый приток В Какши. Название происходит от марийского слова «шуя» – плавно текущая. Название вполне оправдано: речка течет по сильно заболоченной местности и имеет, медленное течение.
 
 
Щ
 
Щербачиха – деревня в правобережной части Воскресенского района. Старое селение. Имеется упоминание об этом селении в документах 1629 года. В то время оно было в вотчине князя Мстиславского. «Щербачиха на реке Ветлуге, что было займище». Название селение получило, вероятно, по прозвищу первого основателя займища. Щербатыми и шадровитыми прежде называли людей перенесших оспу.
 
 
Ю
 
Югоры – деревня Варнавинского района. Старое селение. Деревня расположена на старом тракте, соединявшем Варнавинский монастырь с Макарьевским-Унженским. По мнению Василия Смирнова, автора статьи «Население Костромского края» из сборника «Прошлое Костромского края», это название указывает на то, что здесь жили угры (стр. 66) (подробности смотрите «Ветлужский край», стр. 59).
 
Юрьевка – деревня Краснобаковского района. Старое селение. В документе 1617 года написано: «деревня Юрьевка, три крестьянских и один бобыльский двор». Из этого ясно, что она названа по имени основателя этой деревни.
В прошлом столетии эта деревня носила название Елдиха. В советское время она вновь, получила прежнее первоначальное название.
 
 
Я
 
Ядрово – деревня левобережной части Краснобаковского района. Старое селение. Имеется упоминание об этом селении в книге Ю.Готье «Замосковский край в ХVII веке», где читаем: «В вотчине боярыни Анны Леонтьевны Нарышкиной, матери царицы Натальи Кирилловны, в 80-х годах (ХVII в.) встречается деревня Ядрово, что поселено на микиткинских лесных росчищах» (стр. 303).
У местного населения есть предание, что их деревня принимала семьи стрельцов, сосланных Петром Первым после стрелецкого бунта 1698 г. (подробности смотрите «Ветлужский край», стр. 79-80, 84, 86).
 
Ядровское – деревня Тонкинского района. Селение образовалось из переселенцев деревни Ядрова Краснобаковского района после лесного пожара 1839 года (подробности смотрите «Ветлужский край).
 
Якшанга – деревня, станция железной дороги, речки на территории Шарьинского района. Название происходит от марийского слова «якшенка» – стройный, высокий эпитет сосны. Вероятно, название связано со своеобразием природы той местности, по которой протекает речка: устья этих речек расположены в низкой заболоченной местности, а центральная часть бассейна этих речек возвышенная, более светлая и, конечно, с зарослями сосны. На этой возвышенной части бассейна и расположено большинство селений. Вот это природное положение и могло послужить основанием, для названия речек, а по названию речек названы и селения.
 
Янга – речка в правобережной части Краснобаковского района. Название происходит от марийского слова «янгарка» – гнилая, с дурным запахом. Речка протекает по сильно заболоченной местности и ее воды, конечно, имеют неприятный запах.
Название Янгарка имеет деревня и речка в Тоншаевском районе.
 
Якушово – деревня в правобережной части Краснобаковского района. Селение составилось из переселенцев деревни Оньшино Краснобаковского района. Упоминается в документе по Генеральному межеванию за 1773 год.
Происхождение названия неизвестно.
Наибольшее развитие деревни получила после 1861 года, когда через нее прошла почтовая дорога из Н.Новгорода на Варнавин.
 
Якшариха – старое селение, упоминается в документах 1773 года. Селение возникло на возвышенном месте, которое называлось «Якшар», что на марийском «высокий».
 
 
Приложение №2
 
В темно-синем лесу
(по мотивам народной легенды)
 
Была Шалуха, лесная девка, ничего не боялась. Жила одна в лесной избушке при лесной дороге. Частенько езживали по этой дороге богатые, в бархате да сафьяне, купцы и всегда останавливались у избушки. Так заглянет к Шалухе молоденький купчик, будто бы водицы испить да путь-дорогу на Кострому торговую спросить. Спросит, поднеся к алым губам ковш, и остановится – так поразит его Шалуниха красота. Трясет он перед лесной девкой кошелек, начнет дарить ленты, стеклярус да янтарь, обещает палаты белокаменные над Волгой в граде Нижнем Новгороде – усмехнется на его слова девка. Не нужен ей богатый кошелек, место первостольное в граде волжском, нужен ей только глупенький купчик на одну минуту. Махнет она кипучими, как смоль, волосами, поиграет с купчиками взглядом, поманит пальчиком. Словно нечистая сила тронет купца, шагнет он к Шалухе, как слепой. А Шалуха сдернет с полки подойник, будто бы лесных коз доить, и из избушки – в темен сыр-бор. Купчик за ней. Встанет Шалуха возле калинового куста, станет, поджидает молодца. И только захочет он ухватить девку за стан крепкий, линялым ситцем охваченный, усмехнется Шалуха, опустит калиновую ветку и больно хлестнет купчика по глазам. Опешит он, остамеет, а потом завернется, вскипит в его жилах горячая кровь – бросится напрямик. А Шалуха уж на другом конце поляны хохочет да в подойник стучит. Бежит купчик на стук, обдирает шаровары дорогие турецкие о колючий шиповник да где ему лесную девку догнать. Теряет он голову, теряет он бусы янтарные, серьги драгоценные, что в обеих руках полные горсти держи – бежит напрямик. Лес ему не лес, сорвется бедняга в глухой буерак, напорется на острую корягу. И останется на веки, уйдет в лесной перегной его горячая кровь, под темным папоротником сотлеют его кости. А Шалуха отбросит подойник, пособерет растерянные купчиковы гостинцы, снесет их в овражек и забросит в студеный ручей. Вода поиграет-поиграет янтарем, стащит его в колдобину и заметет навеки песком.
А Шалуха сразу грустная станет. Не нужны ей драгоценности, не нужна купчикова любовь, а что нужно Шалухе – не знает никто?!
Найдет она свой подойник, выбредет кое-как к избушке и гикнет по совиному на застоявшуюся тройку. Понесутся кони на умяк, пугаясь лесных колод, пока не угодят в быструю шаловливую Ветлугу.
 
* * *
 
Что нужно Шалухе, лесной девке, не знает и сама Шалуха. В ночь на Купалу перегорают по полянам колдовские травы, голая ходит, обжигаясь о росу, собирает их Шалуха. Сорвет розовый листок и нечаянно тронет белое тело своей рукой, оглянет себя всю-всю, до темной родинки на плече – застесняется, застыдится – кому нужна такая красота?.. Греют Шалуху ночные росы, ежится, она от порхающего меж дерев ветерка, а трепыхнется дальняя зарница на небе – вздрогнет Шалуха, сметается в лице – что это такое?.. Обутреет, и пойдет Шалуха доить коз, собирать хворост для печи, а на уме все ночная непонятная гостья. Горит над дальними синими лесами заря – не сестра ли его ночной зарнице? Несчастна Шалуха, потому что одна она на свете белом. Лес добрый молодец, звери и птицы – братья, да разве наговориться с ними...
И объявились в этих местах разбойники. С Камы далекой, от самого Пермского камня привел кривой, косматый Ляля свою шайку. Был у Ляли верный атаман Бархотка, удалой красивый. Скоро забрела шайка и к Шалухе, расселись разбойники по лавкам, стали добычу делить. Шалуха в то время в орешнике хмель собирала, а когда воротилась домой, сразу и застыла на пороге. Не испугалась она разбойной шайки, сам косматый Ляля своим видом не устрашил ее, а увидела она Бархотку и закраснелась, загляделась на него. Бархотка сидит на лавке, поджав ноги под себя, вертится налево и направо, хохочет вместе с разбойниками да вино из кубка серебряного пьет. Кучи золота перед ним, а Бархотка и не смотрит на него. Увидел однако Шалуху, сразу и кубок бросил, вскочил с лавки, подошел к ней, смело в глаза заглянул. Как заглянул, и стала Шалуха сама не своя. Подтолкнул ее Шалуху к двери, и вышла она, повинуясь. Крепко держал ее молодой атаман за руку, не вырваться. Увел Шалуху в орешник. Под широкими ветками, по брусничному ковру разгорелось сердце Шалухи страшной любовью. Такой, что сразу весь свет потерялся в ней, меньше махонькой былиночки сделался...
Да не устоял и Бархотка – крепко охмурила его сладкая девичья грудь, крепко затмили разум рассыпанные по брусничнику темные Шалухины волосы. Так крепко, что когда вернулись они в избу, бросился молодец Ляле в ноги: дозволь отец-атаман свадьбу сыграть. Неласковый был Ляля, некрасивый, лицо, как чащобный пень, обросший лишаями, а тут посмотрел на обоих и потеплел лицом, благословил, как добрый отец...
И стали Бархотка с Шалухой жить вместе. Бархотка на разбой уходил, набегал он по всей Ветлуге на монастыри и богатые купеческие дома.
Были, лесные были... Глядя на Шалуху с Бархоткой, закручинился грозный атаман Ляля – сердце порохом жжет, любви-ласки просит. Раз ходил он набегом на хоромы князя Лапшангского и увидел он там чудо, какого еще не встречал – прекрасную светлейшую лицом княгиню. Запечалился с той поры, сам не свой стал. Еще больше оброс, залохмател, еще страшнее стал. Пошел за советом к Бархотке. Глянула на него Шалуха и обомлела – лицо под черной бородой, словно мертвый сугроб – ни кровинки. Долго советовались Ляля с Бархоткой, наконец, порешили. Вышли из избы – ни слова Шалухе. Надвинули поглубже шапки и растаяли в темной ночи. Покидала им в след Шалуха что было колдовских трав, почитала что знала молитв – возвратились бы живыми. Вот день нет, два нет Ляли с Бархоткой, на третий вернулись. Вернулись не одни. Из светлых хором князя Лапшангского, из под носа опытных стражников выкрали они его жену, светлейшую княгиню. Развязали ее, сняли повязку с глаз. Лицо княгини белее пуха, губы вишневый сок. «Лебедушка», – шепчет кривой Ляля и тянет к ней корявую руку. В ужасе глянула на него княгиня, вскрикнула: «Уйди, чудовище, прочь», – и тут же пала Бархотке на плечи. Сползла по его телу к коленям, обняла их и плачет: «Спаси, спаси». Бархотка стоит ни жив ни мертв, как ветром его качает, боится глаза на отца-атамана поднять. А отец-атаман губу закусил, за нож держится. Крепко осерчал Ляля, велел увезти княгиню к себе в землянку, бросить там в сырой угол, кормить кореньями.
Тут и почуяла беду Шалуха. Хочет она, как прежде, обнять Бархотку за крепкий стан, рукой ему волосы охватить – как от ведьмы отшатнулся он от Шалухи. Прошел в угол к кадке с водой и стал пить, пить сырую воду. Видел бы молодец, каким варом вскипели Шалухины глаза, сколько от любви и ревности зеленее стали – не сделал бы, может этого. Дa ничего он не видел...
 
* * *
 
Стояла в глазах Бархотки одна княгиня. Бредит он ею, тело ее дорогими шелками перевитое, духами тонкими, заморскими надушенное, почти въявь ощущает Бархотка. Плеснется ночью, как рыба, a это Шалуха рядом лежит, черная лесная девка. Противна ему Шалуха теперь.
И совсем разбой забросил Бархотка, бродит все дни по лесу, цветы алые окаянные срывает. Услышит кукушку в орешнике, уткнется в ствол, слушает. Из бело-шапочного дягиля сделал себе дудку, сидит над лесными ручьями, играет. Поиграет, опять слушает. Глядя на него, изошлась, истосковалась Шалуха. Сколько побросала на его след заступной плакун-травы, что всякое зло рушит, сколько шептала: «Черен цвет уйди, красен цвет люби». Ничего не помогает. Щелочью палит кровь, глаза слепнут от ревности, сердце гаснет. Нет сил терпеть – задумала погубить Бархотку, извести и себя. Навела две чашки крепкого зелья, дурманного паслена, поставила одну перед Бархоткой, другую перед собой. Бархотка поднес зелье к губам хотел хлебнуть да и задумался, глядя в угол. Нет не выпил. Поняла Шалуха, что отвела его вышняя рука, взяла обе чашки, плеснула на огонь. Так зеленым пламенем занялось в печи? Все понял Бархотка, усмехнулся, снял шапку с лавки и в лес.
Шалуха на лавке осталась сидеть. А досиделась до темноты и спохватилась, бросилась в лес за Бархоткой. Кусты колючие царапали ей колени, смолы вязкие еловые липли к волосам – бежал ока к лялиной избушке. Лялина избушка пустая была, уже увел Бархотка княгиню. Бежит Шалуха дальше – куда ноги несут. В темно орешнике услышала голоса, уговаривает лебедушка-княгиня Бархотку. Бухнулась Шалуха о сырую землю – дай мать-земля черную кровь в себе унять, не дай раньше срока сердце остановить. Успокоилась немного, прислушалась целует княгиня Бархотку, сулит ему дворец белокаменный в граде Нижнем Новгороде, желает его женой стать.
– Брось разбой, убежим со мной, – говорит княгиня.
Мечется Бархотка, боится слово решительное сказать. А лебедушка целует и целует его, шепчет и шепчет. И наконец, решился Бархотка:
– Согласен. Клады Лялины откопаем, богаты будем.
И сразу, как гром раздался над поляной Лялин окрик. И засверкали за орешником разбойничьи ножи. Враз пошел Ляля к Бархотке, встал напротив. И затрепетал, как осиновый лист Бархотка, пал на колени. Позабыл о княгине, целует Лялины стопы, прощения просит.
– Был я тебе отцом, ты моим лучшим атаманом был. Теперь чужой человек. Уйди от нас...
– Уйди от нас, – прокричали разбойники.
– А прощенье проси у Шалухи, законной жены своей, – сказал Ляля и отвернулся.
– У Шалухи, жены своей, – раздалось за его плечами.
Много жизней порешил кривой, черный Ляля по лесам, никогда не дрожала его рука. Угюмое сердце просило, а нашло неопалимую скорбь. Подошел кривой Ляля к княгине, вынул из-за пояса нож и ударил лебедушку в грудь. Закричала княгиня, да словно не услыхал ее Бархотка – мертвым пластом лежал в ногах разбойников. Повернулся Ляля и ударил второй раз себя. Черная кровь его одним ручьем со светлой княгининой поблекла. Завыли разбойники, подхватили мертвые тела, понесли, сверкая кинжалами, по лесу.
Остался на поляне один Бархотка.
А Шалухи давно не было у того места. Не слыша, не видя ничего, распугивая лесных сов, бежала она прочь. Попала в болото, побрела, расплескивая стоялую воду. Лежали в болоте упавшие от давних буреломов деревья, таили в воде острые сучья. Набрела на них Шалуха, стала терзать себя, рвать грудь белую. Красным окрасилась болотная вода, думает умереть Шалуха, нет, не умерла. Выбралась на сухое место, порвала, какой есть вокруг, панацеи, приложила к ранам. Сердце тише бьется, тише безымянной травинки сделалась Шалуха, когда вернулась домой. Сердце в единый ком спеклось, и одна единая в нем дума.
Ни звука , ни с лова – просидела Шалуха на скамейке не два дня – три. Не доенные козы вышли из леса, рогами стучат о ворота...
На четвертый день вернулся Бархотка. «Прости», – сказал и бросился в ноги. Простила, ох, простила молодца Шалуха. Неопалимой купиной поклялась она мстить за себя. Да вида не подала, двинула бровью, протянула руку. Обрадовался Бархотка, вскочил, целует ей колени...
Хорошо! Стали они опять вместе жить. Бархотка хворост собирал, Шалуха по лесным гарям за козами ходила. Додумала она свою думу до конца, теперь лишь в красные цветочки ее наряжала. Призвала как-то Бархотку к себе, стала волосы на палец крутить, ласковые речи говорить. Говорила, что нажилась она в лесных черных девках, пора и в светлых барынях походить.
Вo граде волжском Нижнем Новгороде пожить пора. Чтобы слали слуги постели пуховые по вечерам, по утрам будили бы... Вот как точно княгинины слова передала Шалуха, даже побелел Бархотка. Стал он думать, да что – Шалуха уж все обдумала за него. В глухое утро пошли они на дорогу торговую... Недолго ждали, прозвенели за лесном колокольчики, и выехала из леса купеческая тройка. Сановитый, богатый ехал купец, пузо под бархатной жилеткой живьем ходило от жира. Выскочил на дорогу Бархотка схватил лошадей за уздцы. Купчина, как увидел разбойника, только охнул и кулем свалился на дорогу. А кучер соскочил с козел и спорым шагом в лес. Только рубаха красная промелькала... Засмеялся Бархотка, усадил Шалуху в тарантас. Как светлую барыню усадил, сам по правую руку сел. Поехали – не купцы – бояре. Жмется, жмется к Бархотке Шалуха, вроде милует его, а сама наговоры на лошадей творит, крепко между коленей проклятую одолень-траву зажимает да с землей святой, великой прощается. А Бархотка совсем шапку ломит. Вильнула дорога и выбралась из леса на извал. За извалом высокий, крутой над Ветлугой Шабанов яр. Вымахнула из леса тройка, тут и дошла до лошадей проклятая одоленева сила – бросились прямо к яру. Хочет Бархотка попридержать вожжи или выскочить из тарантаса долой, да крепко, крепко держит его Шалуха. Целует, милует, а глаза уже соколиные...
Вымахнули лошади на яр, в последнюю секунду, в последнюю рванули на дыбы. Да все равно не удержали бега – только хрупнули оглобли тонкие расписные – рухнули кони с тарантасом вниз. Из последних сил, из последних рванулся Бархотка, только крепче, крепче его была Шалухина месть. Тaк с Шалухой и пошел на дно...
А через несколько лет намыла здесь река остров, зеленый от кудрявых лозняков, ярких трав. Прозвали его люди Шалухиным.
Шумит невдалеке старый лес на Лялиных горах, где похоронен Ляля с прекрасной княгиней. Шумит, плещется река, сильной струей отворяя остров. Кто не побывает возле этого острова, всякий шапку снимет. Потому что похож остров на курган, курган могильный...
С весны до осени бегают, рыщут по его пескам длинноносые кулики. свистят печальные в своем свисте, свистят, печалясь о счастье птичьем.
 
Александр СИЗОВ
(напечатано в Варнавинской районной газете «Новый путь»
за 10, 12, 17 декабря 1970 года)



Приложение №3
 
Ляленка
Рассказ
 
Артель закончила работу и шла ночевать в избушку. На пути овраг, зарос густым кустарником. По дну оврага тихо сочился ручей с прозрачной водой, которую лесорубы брали на варево и чай. Рядом шумел сосновый бор, за ним раскинулась широкая пойма речки Наврас, извилистой, стремительной в весенние дни, когда она буйно разливалась по лугам.
Поужинав, лесорубы лежали на свежих елевых ветках. На очаге дымили смолистые поленья, потрескивая и вспыхивая. Ветер свистел над избушкой, вековые елки и сосны скрипели, стонали, отбиваясь от буйных налетов ветра. Кругом шумело, трещало, ухало, и что-то беспокойное, щемящее душу, было в этом шуме.
– Дядя Никифор, расскажи какую-нето бывальщину, – обратился Федька Монахов, двадцатилетний парень, к маленькому мужику с рыжей бородой.
– Давай, калякай, Микеша, поддержи лесоруба.
Никифор отказался, но все знали, что он любит поломаться. Он вытащил из кармана табакерку, взял щепотку табаку, набил обе ноздри, чихнул несколько раз и, перевалившись на другой бок, стал рассказывать.
– Давно это было, даже старики стали забывать, – замолчал, прислушался к свисту ветра. – Шумит погодушка!.. Стало быть, в ту пору, на горе покрытой соснами, скрозь которые и неба не видать, появились разбойники. А атаман прозывался Ляля. С той поры и гора названа Лялиной. Иди по всей Лапшангской стороне до самой Шуды, и везде видна Лялина гopa. Разбойники грабили купцов, которые плыли по Ветлуге мимо горы. А бедных не трогали.
Был у атамана помощник Бархотка, большой силы и красоты. Среди дремучего леса, недалече от горы, стоял починок. Жила там девка Шалуха, прозванная так за озорство. Девка красивая, сильная, смелая: одна с рогатиной на медведя ходила.
Однажды Бархотка увидел Шалуху. Кругом лес. Кровь заиграла в молодом разбойнике. Понравилась ему девка. Он подошел к ней и хотел обнять. Она такую ему затрещину отвесила, что он чуть с ног не свалился. Осерчал Бархотка, обидно, вишь, ему стало, что баба оплеуху дала. Он взялся за нож. Шалуха держит рогатину и смеется:
– Полезешь – брюхо распорю.
Понял Бархотка, что девка не из робких, и полюбил ее. Она его тож полюбила. Бархотка похаживал к Шалухе. Ляле это не нравилось, завидно было, и невзлюбил атаман своего помощника: всякую неудачу валил не него, разбойники разгадали ссору и разделились: кто за Лялю, кто за Бархотку. Понял атаман, что дело плохо, собрал он всю ватагу : «Раньше мы с Бархоткой дружно жили, не ссорились. А как появилась проклятая баба, так пошло все кувырком. Я хочу помириться. Насчет бабы кинем жребий, кому достанется, тот и хозяин. Разбойники ждут, что скажет помощник. Бархотка посмотрел на них.
– Не гоже браниться из-за бабы. Мы поссорились, нам и мириться. Не придем к соглашению, тогда вас соберем, и как вы решите, так и будет.
Разбойники согласились и разошлись. Атаман и помощник остались наедине
– Знаешь ли ты, что у князя Лапшангского жена красавица? – спросил Бархотка Лялю.
– Слыхал. Видеть не приходилось.
– Согласен ли помириться, если я привезу тебе княгиню-красавицу.
– Как ты это сделаешь? У князя большая охрана.
– Это моя забота. Согласен ли ты?
– Коли так, то я согласен.
Бархотка нарядился князем, оделся в богатые одежды и своих верных дружков одел. Сели они в лодки и поплыли к Лапшанге, где жил князь. Явились в усадьбу ночью. Княжескую охрану связали. Бархотка вошел в спальню княгини, там было жарко. Одеяло свалилось с кровати на пол. Княгиня лежала посередине кровати.
Проснулась, – продолжал Никифор. – Глядит на красавца и так им залюбовалась, даже забыла об опасности. Залюбовался и Бархотка, глаз не сводит с красавицы.
Закружилась голова Бархотки от ее красоты. В глазах туман, как облако. И показалось ему, будто из облака смотрит Шалуха и качает головой. Он тряхнул кудрями, и тумана как не бывало. Вспомнил за чем пришел, вынул нож из-за пояса.
– Одевайся быстро и не пикни, – а то вот, – показал нож.
Княгиня оделась. Бархотка завязал ей рот, глаза, схватил на руки, и давай бог ноги. Доплыл до Камешника, сошли на берег. Бархотка снял повязку с княгини. Она смотрит на него.
– Что ты будешь делать со мной?
– Отдам в жены атаману...
– Добрый молодец, если уж такая моя судьба, – взмолилась княгиня, – так возьми меня себе. Я согласна быть твоей женой, даже фавориткой.
Задумался Бархотка. Любуется красавицей, ее слова в душу заползли, встревожили сердце молодца. «Что же делать? – думает он. – Такая полюбит крепко, но я дал слово атаману». И показалось ему, что будто вместо княгини стоит Шалуха и как-то нехорошо на него глядит. Решил он быть твердым в своем слове.
– Ишь ты какой! Разбойник, а слово держит! – удивлялись лесорубы.
Пришел Бархотка на место. Ляля сроит высокий, страшный, с одним глазом. Бархотка подошел к нему.
– Я свое слово выполнил. Вот тебе княгиня.
Ляля подошел к ней и хотел взять ее за руку, она как закричит:
– Уйди, чудовище! Убейте меня!
Она упала. Стали ее отхаживать, облили лицо холодной водой. Говорят холодная вода помогает благородным. Открыла глаза, увидела Лялю и опять закричала:
– Уйди, чудовище!
Ляля осерчал.
– Снимите с нее сапожки и водите босиком по лесу, покуда она не пестанет дурить.
Водили княгиню по лесу день, другой, третий, а она все свое твердит. Ляля разозлился, отвел ее на самую вершину горы и убил. Похоронили красавицу под самой большой елкой. Уснула она навеки. Спит среди дремучего леса. Поет лес свои песни, зимой вьюга шумит, волки воют. Весной кукушка-горюшка выкладывает грусть тоску.
В ту же ночь ушел Ляля с ватагой в другое место. Говорят, много кладов зарыл на горе и на дне Ветлуги.
Бархотка остался с Шалухой. Они поженились и долго жили любя друг друга. Много детей у них было. От Шалухи пошел большой род Шалухиных. Починок с той поры прозывается деревней Бархатиха.
Уставшие за день лесорубы похрапывали. На очаге догорали, дымя, головешки...
 
И.Воронов
(Иван Степанович Воронов)
(Рассказ напечатан в Варнавинской районной газете
«Новый путь» за 20 и 29 мая 1967 года).
 
Печатается по тексту:
Н.Тумаков. Историко-географический словарь среднего Приветлужья.
Красные Баки, 1974 г.