Размер шрифта

http://www.krbaki.ru/block/style.css http://www.krbaki.ru/block/style2.css http://www.krbaki.ru/block/style3.css

 

 

Последнее обновление:05.12.2016

О районе. История

 

И.Н.Соловьёв

Варнавинское лесничество

Историко-географическая характеристика
 
Внимание! Работа И.Н.Соловьёва печатается без упоминаемых в тексте карт и приложений в связи с их утратой. Из текста публикации исключены ряд таблиц и краткие комментарии к ним в связи с узкопрофессиональной направленностью и использованием устаревших единиц измерения.
 
Содержание
 
Об авторе
Расположение дач и образование лесничества
Исторический обзор распределения земельной собственности
Выморочное имение
Население
Промыслы
Описание лесов. Пожары. Положение, почва и пути сплава
Размеры отпусков на последующее 10-летие
Хозяйственные заготовки
Отпуск мертвого леса
Смолокурение
Сплав леса
Беляны и баржи
Плоты. Однорядки и грузовые
Отпуск липы и дуба
Оброчные статьи
Побочные пользования
Поселение крестьян
Лесовозобновление и культуры
Расходы. Административный состав и Лесная стража
Лесоохранение. Лесоустройство и лесные работы
Содержание чинов корпуса лесничих
Нарушение Лесного Устава
Пожары
Делопроизводство
Соотношение земельной собственности
 
 

Иван Николаевич СОЛОВЬЕВ с 90-х годов 19 века и до 1914 г. работал лесничим Варнавинского лесничества, контора которого с 1885 года находилась в селе Баки.
Соловьев окончил Петербургский лесной институт. Иван Николаевич очень любил лес и был настоящим патриотом лесного хозяйства. За время работы в лесах Приветлужья он постоянно изучал их, был активным корреспондентом дореволюционных журналов "Лесной дух" и "Лесное хозяйство", в которых часто описывал состояние наших лесов, лесные промыслы и работу лесничеств.
Соловьев И.Н. в начале 1914 года Лесным департаментом был переведен в город Юрьевец на Волге лесничим пригородного лесничества.
Записку о наших лесах он написал в 1913г., к 300-летию династии Романовых, но опубликована в печати она не была. Сохранилась записка (в копии) благодаря бывшему лесничему Баковского лесничества Шемякину В.И., который в 1947 году, при отъезде из Красных Баков, передал ее нашему краеведу-любителю Круткину М.Е.  При записке должна быть карта Варнавинского лесничества XIX века, но в наличии ее не оказалось.
Для работников лесного хозяйства и лесной промышленности нашего и соседних районов записка очень ценная и носит исторический характер, хотя местами имеются религиозно-мистические описания.
За сохранность копии данной записки большая благодарность Михаилу Ефимовичу Круткину.
 
В.Маралов.
 
 
Расположение дач и образование лесничества
 
Варнавинское лесничество расположено в южной части Варнавинского уезда Костромской губернии, по обеим сторонам реки Ветлуги и, как и большинство Лесничеств России, получило свое название от уездного города Варнавина.
Время образования лесничества с точностью установить не представляется возможным, т.к. весь архив Лесничества уничтожен пожаром в 1894 году, но руководствуясь тем обстоятельством, что бывшие в Варнавинском уезде корабельные рощи, без изменения границ, вошли в состав лесничества, а между тем обмежеваны от прочих владельцев в 1800 году землемером I класса Бобыревым, можно заключить, что уже в это время леса Варнавинского уезда были в ведении "Особого департамента для лесной части", при Адмиралтействе Коллегии, наименованного указом 1799 года - Лесным департаментом.
Обмежевание корабельных рощ в 1800 году было вызвано спорами с совладельцами при обмежевании лесных дач в 1770 году землемером Шуржевским и выполнено по постановлению Межевого Департамента Правительствующего Сената, а это служит доказательством того, что корабельные рощи и прочие леса казны, вызвавшие споры совладельцев в 1770 году, составляли собственность казны еще в начале царствования Императрицы Екатерины II.
В 1764 году с изданием закона об отобрании Монастырских вотчин, леса и земли упраздненного Варнавинского Троицкого монастыря поступили в ведение Государственной Коллегии Экономии и значились в Лапшангском стане г.Унжи (ныне старый город Унжа Макарьевского уезда Костромской губернии), а земли Макарьевского Желтоводского монастыря, перешедшие по тому же закону в ведение Государственной Коллегии экономии, значились по Верхней Керженской волости, села Богоявления, Семеновского уезда Нижегоредской губернии. С образованием в 1778 году Костромского наместничества, переименованного затем в Костромскую губ., с.Варнавино было преобразовано в уездный город Варнавин с образованием при нем уезда, в состав которого вошли часть земель, причисленных к городу Унже (Лапшангский стан) и часть земель, состоявших в Семеновском уезде, а именно вся южная часть Варнавинского уезда.
С этого времени леса и земли упраздненных Варнавинского Троицкого и Макарьевского Желтоводского монастырей перешли в Варнавинский уезд, причем наблюдение за лесами, состоящими в Коллегии Экономии, было возложено на местное начальство уезда и на особых выборных из отставных офицеров лиц.
В 1798 году в некоторые губернии, в том числе и в Костромскую, были назначены Оберфорстмейстеры и Форстмейстеры для управления казенными лесами и корабельными рощами, и с этого времени надо считать возникновение лесного управления на местах, хотя корабельные рощи причислялись то к тому, то к другому округу по заготовке леса для кораблестроения.
К этому же времени следует отнести возникновение Варнавинского лесного округа, первоначальным ядром которого следует считать быв. монастырские земли, а затем в состав округа были приписаны конфискованные и спорные имения, излишки за наделами 15-ти десятинной пропорции на душу по Высочайшим пожалованиям, выморочные имения и корабельные рощи, так что Варнавинский лесной округ, возникнув за промежуток между 1779 - 1800гг. в течение почти 60 лет изменяя свой состав и площадь в зависимости от присоединения новых земель или отчисления корабельных рощ, и только в половине прошлого столетия Варнавинское Лесничество окончательно сформировалось в отдельную административную единицу, которая уже не изменяла своего состава.
В 1826-1828 году Оберфорстмейстеры, Форстмейстеры, Ферстеры и унтер-ферстеры были переименованы в губернских окружных и младших Лесничих и подлесничих, причем заведывание лесными делами было сосредоточено в департаменте Государственных Имуществ при Министерстве Финансов, а в губерниях - в Лесных отделениях при Казенных Палатах.
В 1837году было учреждено Министерство Государственных Имуществ, и в 1839 году издано положение о Корпусе Лесничих, но корабельные леса, быв. с 1802 г. по 1828 г. в Управлении Министерства финансов, с 1829 г. вновь перешли в заведывание департамента корабельных лесов Морского Министерства.
С изданием положения о Корпусе Лесничих, Лесные округа были переименованы в лесничества, каковое наименование сохранилось до сего времени.
В период с 1853 по 1859 год корабельные леса, сначала временно, а затем навсегда, перешли под Управление Министерства Государственных Имуществ.
При окончательном сформировании Лесничества в 1853-1859 годах в состав его вошли: Баковско-Моисеевская корабельная роща, дачи Ижменская с двумя участками корабельных рощ и дачи Моиееевская, Здекинская, Хмелевская, Хребтихинская, Богородская и Варнавинская-Богородская, общею площадью около 25000 десятин, из которых - по освобождении крестьян и при поселении семейств быв. лесной стражи и нижних воинских чинов, не попавших в Х ревизию, отведена часть удобных земель, и к 1894 году, в котором пожаром уничтожило весь архив, в лесничестве числилось всего удобной и неудобной площади 24539 десятин.
Все вышеозначенные дачи расположены в южной части Варнавинского уезда и протянулись широкой полосой с запада - от границ Семеновского уезда, Нижегородской губ., на восток - до границы Яранского уезда Вятской губернии, прерываясь только владениями Удельного ведомства, частных лиц и крестьянских обществ, расположенными по обеим сторонам реки Ветлуги и ее притока реки Усты, причем часть этих земель, около села Никольского-Баки, составляли собственность казны и вымежеваны в 1800 году по Высочайшему пожалованию.
Кроме этих лесных дач, составляющих как бы один массив, в северной части уезда находятся несколько мелких лесных дач, отстоящих от главной массы лесов в 75-100 верстах и расположенных вблизи южной части Ветлужского уезда, почему таковые дачи и были причислены к Ветлужским Лесничествам, а дача Клинец в западной части уезда, на границе Макарьевского уезда, как примыкающая к Белбажской казенной даче, причислена к 3-му Макарьевскому, ныне Белбажскому Лесничеству.
Если еще и в настоящее время в глухих углах провинции жизнь мало оживлена, то вполне понятно, что 75-100 лет тому назад в Варнавинском уезде была полная глушь. Административные учреждения были сосредоточены в г.Варнавине, как административном центре, а прочие селения не имели никакой жизни и значения, почему и Лесничий или Ферстер должны были избрать город Варнавин местом своего жительства, где и сосредоточить свою деятельность по управлению и надзору за лесами, что вполне удовлетворяло административным и хозяйственным целям того времени.
С постепенным развитием лесной промышленности, при увеличившихся ценности и спросе на лес, а также с увеличением населения при уменьшении и даже отсутствии лесов в наделах крестьян, сношения населения с Варнавинским лесничим и его канцелярией стали весьма интенсивны, т.к. г.Варнавин, как это видно на карте лесов, расположен за пределами дач почти в сорока верстах от центра их и в 80-100 верстах от дальних границ Лесничества, то отношения с населением и административный надзор за лесами и деятельностью чинов лесной стражи затруднялось, почему около 1885 года жительство лесничего было перенесено в село Никольское-Баки, находящееся в сорока верстах южнее гор. Варнавина и расположенное на р.Ветлуге, приблизительно в центре лесничества. Таковое перемещение значительно облегчило для населения сношение с лесничим, тем более что в с. Баках установлены еженедельные базары (по пятницам), во время которых всякий имеет возможности исполнить свои дела и в канцелярии лесничества.
Приближение  жительства Лесничего к дачам дало возможность усилить надзор за лесом и его охранителями - чинами лесной стражи.
Все это в скором времени выразилось в увеличении доходности лесов, а свободный доступ населения к Лесничему для удовлетворения своих надобностей в лесном материале настолько увеличил делопроизводство, что оказалось необходимым разделение Лесничества на два самостоятельные Лесничества, каковое разделение в последовало в 1900 году, причем Ижменская дача площадью 73705 десятин была выделена в особое Лесничество под названием "Ижменское", а все остальные дачи площадью 50804,5 десятин остались в старом Варнавинском лесничестве.
Место жительства обоих Лесничих осталось в том же селе Баках, как более центральном селении, имеющем почтово-телеграфное отделение и получавшем почту ежедневно.
По разделении Лесничества, с увеличением сил администрации, местное население получило еще большую возможность прямых сношений с обоими Лесничими в целях удовлетворения своих нужд по приобретению леса на постройку и ремонт домов и служб, на отопление и для кустарных промыслов (токарный, ложечный, лычный, мочальный, верёвочный, бондарный, плетюшный и пр.), что вместе с увеличением спроса лесных материалов для продажи на сплав очень сильно увеличило делопроизводство канцелярий Лесничих, а так как на лесничих были возложены работы по землеустройству, лесоохранению частных дач, культурные работы и работы лесные по постройке мостов и дорог, то выяснилась настоятельная необходимость выделить из двух уже существующих Лесничеств, некоторые дачи и части их для образования третьего лесничества с местом жительства Лесничего в г. Варнавине, каковой проект уже представлен в Лесной Департамент в 1911 году.
 

 
Исторический обзор распределения земельной собственности
 
В истории российского Государства и в летописях местных церквей имеются некоторые указания на землевладение теми лесными пространствами, которые, в настоящее время, вошли в состав Варнавинского лесничества, по этим указаниям можно приблизительно проследить последовательную смену землевладельцев начиная с 13 века.
По историку, в начале ХIII столетия, город Галич "на Мери" был стольным городом Северного Галичского Княжества, причем владения князей распространялись на восток, за реку Унжу, до реки Ветлуги. После нашествия татар в 1238 году и разорения Москвы, Владимира, Галича и проч. городов тогдашней Руси, в 1257 году основалось татарское царство Казанское и вся местность до реки Ветлуги подпала под влияние татар, подвергаясь набегу и разорениям, почему и права князя Галицкого на земли по р. Ветлуге свелись к номинальному владению.
С 1328 года начала возвышаться, среди других княжеств Москва при великом князе Иоанне Даниловиче Калите, который, расширяя и усиливая княжество войнами с соседними князьями, в целях присоединения их владений к Москве, не упускал возможности "примышлять" ,т.е. приобрести покупкою или по договору волости и селения от других князей. Таким способом великим князем Калитою были примышлены от Галицкого князя села Борисовское и Никольское (Баки тож) с их землями и пустошами, но, как сообщает историк, земли эти были примышлены как будто по особому договору, т.к. в завещании Калиты эти села не упоминаются и остались как бы в пользовании князя Галицкого до известного срока. В 1363 году Галицкое княжество при Московском Великом князе Дмитрии Ивановиче Донском, присоединено уже к Московскому княжеству в полном составе, а по завещанию князя Донского "примыслы" Галич с селами Борисовским и Никольским (Баки тож), тянувшими к Костюме, были переданы в вотчину сына князя Донского - Юрия Дмитриевича.
Купчих грамот на сёла Борисовские и Никольские - Баки тоже в архивах 14 века не обнаружено. Деревня Баки впервые упоминается в "Писцовых книгах" 1612-1614 г. с количеством 7 дворов. Деревня Баки в 1635 г. и только с этого времени называется село Никольское-Баки тож.
Таким образом, о селе Никольском-Баки впервые упоминается в начале 14 столетия.
После нашествия татар и образования царства Казанского, все земли по р.Ветлуге разорены настолько, что, как упоминает летописец: "Сия страна, по берегу реки, зовомая Ветлуги, бысть пуста 253 лета и где было жилище человеком, порасте везде великими лесами и названа бысть Ветлужская пустыня и никем проходимая токмо немногими людьми, приходящими лова ради звериного из пределов града Унжи."
По тому же летописцу после Куликовской победы Дмитрия Донского над татарами в 1380 году "Российское государство прия себе свободу от работы и насилования поганского и работы татарские. По всем странам начаша житие свое распространятия и жити без страха и по берегу великия реки Волги разоренные города обновляти и села возстановляти. Преподобныя отцы пустынно-любитилие тогда составиша многие обители и монастыри общежительные и инии же отсюду возлюбиша житие пустынное" - "вселишася в лесах дальние пустыни никому знаеми только Богу единому".
В 1417 году в эту "Ветлужскую Пустыню" пришел из города Устюга преподобный Варнава, и поселился на берегу Ветлуги "на Красной горе", в дикой пустыне, работая Богу в псалмопении и молитвах, питаясь былием и вершием дубовым."
После 28-летних подвигов преподобный Варнава Ветлужский скончался 11июня 1445 года.
Немного ранее, в 1427 году, Казанские татары напали на город Унжу и Галич, причем последний выдержал четырехнедельную осаду, но все земли на Унже и Ветлуге были разорены. Путь татар шел через те места, где теперь находятся города Царевококшайск, Царевосанчурск, Варнавин и старый город Унжа, причем место пребывания преподобного Варнавы на Красной горе было на пути татар, но преподобный, как пустынно-житель, татарами замечен не был. По кончине преподобного Варнавы, похороненного на вершине горы, на "Место сие святое" начали приходить из разных мест многие монахи и земледельцы. В то же время шло заселение берегов реки вверх и вниз по ее течению от Красной горы.
Над гробом преподобного Варнавы иноками вскоре была построена церковь во имя Святителя Николая чудотворца и затем другая - во имя живоначальныя Троицы, и основана общежительная обитель, которая получила название Варнавинской-Троицкой пустыни.
При гробе преподобного Варнавы начали совершаться чудесные исцеления, о чем "в окресные страны прославися широкая слава".
В обитель приходили больные и богомольцы и приносили в церковь Божию "вина, свечи и фимиам и монахах во обитель потребное".
Слава о чудесах при гробе преподобного дошла в начале XVI столетия до Москвы, и монастырю была дана от Государя и Великого князя Василия Иоанновича жалованная грамота 26 июня 1530 г. на имя старца Савватия, которою пожалованы монастырю: "починки с новопоселенными крестьянами, которые поселились по призыву того монастыря строителя старца Сергия с братнею, с пожнею и лесом и с рыбными ловлями по реке Ветлуге и за рекою Ветлугою в озерах со всякими угодиями".
Вторая грамота была уже от царя Иоанна Васильевича, выданная 25 июля 1551 года на имя старца Иова с братией, и третья грамота царя Федора Ивановича, выданная 8 марта 1595 года на имя старца Феодосия, но что пожаловано монастырю этими грамотами, указаний в летописи нет.
В начале XVII столетия монастырь сгорел, и жалованные грамоты уничтожены, почему по челобитию дьяка Кудрявцева все починки монастырские с землею были написаны в 1635 году за него Кудрявцева, но указом царя Михаила Федоровича в 1645 г. все земли и починки у Кудрявцева взяты и снова записаны за Троицким Варнавинским монастырем, согласно грамоты прежних государей.
Позднее Царем Алексеем Михайловичем была выдана жалованная грамота об отводе монастырю земли "от Нелидовки реки до Усть реки". Отвод начат в 1661году и окончен в 1663 году.
Грамотой Царей Иоанна и Петра Алексеевичей и Царевной Софьей 25ноября 1688 г. подтверждены прежние права на монастырские владения "по реке Ветлуге вверх и вниз со всякими озерами и потоками и со всякими угодьями". В этой грамоте была прописана жалованная грамота царя Иоанна Васильевича, выданная 25 июля 1551года, упоминаемая ранее, с указанием на право владения монастыря землями "от Волу реки до устья Усты реки по обе стороны Ветлуги реки, со всеми угодьями". Кроме того, упоминается о грамоте царя Василия Ивановича Шуйского, выданной 22 июня 1606 года об отводе, согласно грамоты Царя Иоанна Васильевича, "реки Ветлуги до устья реки Усты" - "на пусто место".
Из всех этих грамот Московских Царей можно заключить, что все земли по обе стороны реки Ветлуги составляли собственность Московских Царей, были пустынны, малоценны и жаловались монастырям и служивым людям.
Варнавинская пустынь существовала до 1764 года, когда монастырь был закрыт, а из поселения при монастыре образована слобода и село Варнавино, переименованные в уездный город в 1778 году, в год образования Костромского наместничества.
Земли, принадлежащие монастырю, с закрытием монастыря и изданием закона в 1764 году об уничтожении монастырских вотчин, перешли в казну, в ведение Государственной Коллегии Экономии, а затем часть земель и лесов, расположенных между рекой Нелидовкой и рекой Устой, - под названием" Отхожий Бор", владения быв. крестьян и мещан села Варнавина, ныне города, - обмежеваны в 1779 году и с того времени были в единственном владении казны, причем название "Отхожий Бор" изменилось в название "Варнавинский Бор", под каковым эта дача и значится в настоящее время в составе Варнавинского лесничества.
В начале XV столетия на реке Волге, близ реки Керженца, был основан Макарьевский Желтоводский монастырь, подвергавшийся неоднократным нападениям Казанских татар, причем после одного из таких нападений и разорений монастыря, основатель его, Преподобный Макарий, в 1439 году отправился на поиски более дикого и спокойного для пустынного жительства места. В поисках он прошел по берегу реки Ветлуги, через леса "Ветлужской пустыни" и временно, - как говорит предание, - остановился на берегу реки Ветлуги, так сказать, "приткнулся". Впоследствии на этом месте возникло село, названное "Макарий Притыки", существующее до сего времени. Село это находится в 15 верстах ниже (по течению реки Ветлуги) теперешнего города Варнавина, возникшего на Красной горе, месте подвигов преподобного Варнавы.
Не понравились ли преподобному Макарию места на реке Ветлуге, или он узнал, что поблизости проживает уже 20 лет в подвигах, трудах и молитвах преподобный Варнава, но только Макарий не остановился на реке Ветлуге, а перешел на реку Унжу, где и поселился, а до смерти его, на том же месте, возник Макарьевский унженский монастырь с поселившимися при нем крестьянами. Впоследствии эти монастырские слободы были переименованы в город Макарьев.
Оставленный преподобным Макарием разоренный татарами монастырь на реке Ветлуге постепенно был восстановлен собравшимися с разных сторон иноками, а после покорения царства Казанского монастырь уже существовал и развивался беспрепятственно, тем более, что при монастыре, на монастырских землях, еще в 1524 году была учреждена макарьевская ярмарка, приносившая монастырю значительные доходы и существовавшая при монастыре до половины XIX столетия. Затем ярмарка была перенесена в город Н.Новгород, а насколько таковая была велика и для монастыря доходна, можно видеть по тому, что и до сего времени эта ярмарка представляет из себя Всероссийское торжище в обмене товаров между Востоком и Западом.
Ко времени открытия ярмарки при монастыре следует отнести пожалование монастырю царем Иоанном Васильевичем Грозным крестьян, рыбных угодий, земель и отхожих лесных пустышей. В числе этих пустышей была пожалована и пустышь по реке Керженцу и его притокам.
После отобрания от монастырей вотчин, согласно закона 1754 года, при обмежевании пустыни в 1779 году, таковая носила название -"Семеновского уезда, Верхне-Керженской волости, владения Государственной Коллегии Экономии, прежде бывшая монастырская Макарьевского Желтоводского монастыря", Эта пустошь, с образованием Костромской губернии, перешла из Семеновского уезда, Нижегородской губернии, в состав Варнавинского уезда, Костромской губернии и со времени перехода в ведение Государственной Коллегии Экономии значилось единственного владения казны, а впоследствии пустошь, приняв по ближайшему селу Здекину (Дмитровскому) название Здекинской дачи, - вошла в состав Варнавинского лесничества.
Таким образом, исторические данные о прежде "в пусте лежащих"- Государственных землях, а ныне казенных лесных дачах Варнавинско-Боровской и Здекинокой - выяснились достаточно определенно, относительно же дач Баковско-Моисеевской, Моисеевской и Ижменской таких точных дынных не имеется.
В начале царствования царя Петра Алексеевича все земли по обеим сторонам реки Ветлуги составляли собственность Московского царя и, как указывалось выше, начали заселяться, но, кроме земель, пожалованных монастырям, нет указаний на другие пожалования, и только после Полтавской победы над шведами в 1709 году, участникам битвы и деятельным помощникам Петра Великого были пожалованы "огромные поместья, чины и кавалерия."
В числе пожалований значится пожалование Фельдмаршалу Борису Шереметьеву земель и крестьян по реке Ветлуге, а при генеральном межевании в 1779 году эти земли, при селах Макарий Притыка, Биберино-Богородское и Здекино -числится уже во владении сына Шереметьева Петра Борисовича в совместном владении с Салтыковым Львом, Демидовым, Астафьевым, Добрышевым, Головиной, Ешковых и др., из чего можно вывести заключение, что пожалование крестьянами и землями было сделано не только фельдмаршалу Шереметьеву, но и другим генералам и офицерам, участвовавшим в Полтавской битве, по известному числу душ с землей по 15-ти десятин на душу. Все эти земли, переменившие к настоящему времени путем продажи, дарения или наследства своих владельцев, расположены по обе стороны реки Ветлуги выше и ниже города Варнавина, причем соприкасаются с запада с дачей Здекиной, с Востока - с дачей Варнавинский Бор и с Юга - с дачами Моисеевской и Баковско-Моисеевской.
В том же 1709 году Царем Петром I были пожалованы крестьяне села Никольского Баки тож с пешими и пустошами Канцлеру Гавриилу Ивановичу Головкину, одному из наиболее приближенных и доверенных царю лиц со времени потешных игр.
Земли эти перешли во владение сына его Александра Гаврииловича Головкина. В 1744 году возникли бунты крестьян в разных местах Империи, и в числе бунтовавших значатся -"крестьяне Ветлужской вотчины графа Головкина, села Никольского Баки тож, убившие приказчика и разграбившие палатку." Число крестьян в вотчине исчисляется в 1668 душ, что показывает уже на значительное население тех диких мест, которые по летописцу в XIII, XIV,XV столетиях назывались "Ветлужская пустыня".
По-видимому, Ветлужская вотчина перешла по наследству или дарению дочери Головкина - Елене Александровне, по замужеству княгине Долгоруковой, и в 1762году в истории упоминается о бунте крестьян в ее "Галицких вотчинах", в числе двух тысяч душ.
Прилагаемый чертеж с планами владения княгиня Долгоруковой, время составления которого не указано, должен быть отнесен к периоду 1762-1765 годов.
Дальнейший период владения с 1762 по 1770 год не вполне ясен, но можно сделать два предположения, а именно: первое -что, вследствие бунтов крестьян и подаваемых ими просьб о принятии их в Императорское ее Величество владения, по случаю великих тягостей, налагаемых владельцами, Ветлужская вотчина принята, как и некоторые другие владения, дворцовой канцелярией, заменившей дворцовый приказ, а второе предположение состоит в том, что впавшая в царствование Императрицы Анны Иоанновны в немилость и опалу вся семья князей Долгоруковых, - в царствование императрицы Елизаветы Петровны была уже предана суду и подвергнута наказанию за злоумшление против Императорской фамилии.
Некоторые члены семьи Долгоруковых были казнены, другие сосланы в ссылку с женами и детьми, а имения их конфискованы и переданы в ведение дворцовой канцелярии.
Около 1765-1778 годов, в царствование Императрицы Екатерины II, село Никольское Баки с деревнями было Высочайше пожаловано Статс - Даме Графине Шарлоте Карловне Ливен, и на приложенной копии чертежа владения княгини Долгоруковой указана приблизительная граница сделанного пожалования.
Работы по обмежеванию Высочайше пожалованных гр. Ливен земель были произведены в 1770 году, но вызвали большие споры, почему границы владения утверждены не были и для разбора споров дела о праве владения землями перешло в Межевой департамент Правительствующего Сената, по указу которого и произведено окончательное размежевание владения в 1800 году, причем границы отведанного владения, по сравнению с границами, предположенными ранее, как это видно на прилагаемых планах, не имеет ни малейшего сходства. Границы, проведенные в 1800 году, вполне совпадают и остались с того времени без изменения для дач Баковско-Моисеевской и Ижменской, из коих первая находится в составе варнавинского Лесничества, а из Ижменской, быв. в составе Варнавинского лесничества, образовано новое "Ижменское" лесничество.
По-видимому, в период перехода Ветлужской вотчины от кн. Долгоруковой в ведение дворцовой Канцелярии до пожалования земель граф. Ливен, т.е. в промежуток с 1762 по 1770 год, когда все земли и леса находились в ведении Дворцовой Канцелярии, из быв. вотчины гр. Головкина и кн. Долгоруковой были вырезаны корабельные рощи, поступившие в ведение Адмиралтейства Коллегии, что и послужило поводом к спору при отводе земли гр. Ливен в 1770 году, а по решению Правительствующего Сената эти корабельные рощи были исключены из владения гр. Ливен с отводом ей из прочих лесов и угодий до 15 десятин земли на каждую пожалованную ревизскую душу, почему земли гр. Ливен и охватили обе корабельные рощи как бы поясом с запада и юга, придерживаясь населенных крестьянами мест по рекам Ветлуге и ее притоку Усте.
В то же время, в 1800году, были выделены земли и леса по 15 десятин на душу остальных крестьян быв. вотчин кн. Долгоруковой, при их селениях оставшихся как излишек от пожалования гр. Ливен с перечислением этих крестьян и земель, во владение Дворцовой Канцелярии, переименованной в Ведомство Уделов, а остальные пустопорожние земли и леса переданы в ведение Лесного Департамента, образованного при Адмиралтействе Коллегии, хотя корабельные рощи временно, с 1829 по 1853 год, опять состояли в Управлении департамента Корабельных лесов при Морском Министерстве.
Как видно из прилагаемых планов, эти пустопорожние остатки земель и лесов Ветлужской вотчины гр. Головкина составляют к востоку от реки Ветлуги - дачи Баковско-Моисеевскую и Ижменскую, а к западу от реки Ветлуги - дачу Моисеевскую.
 

 
Выморочное имение
 
27 августа 1819 года Кинешемским уездным землемером Трояновым обмежевано 300 десятин 111 кв.саж. во владение отписанных в казенное ведомство из-за Надворного Советника Кастырева крестьян, из владения села Здекина с деревнями Черепаниха, Елдиха и Хребтиха. Этот участок получил название "Хребтихинской дачи", вошедший в состав Варнавинского лесничества, причем за выделом крестьянам земельного надела, в даче числится в настоящее время 167,5 десят.
"В 1802 году июня 20 дня землемером Бобыревым отмежевано из владений, обмежеванных в 1779 году в дачах села Богородского-Медведихи тож с деревнями, с за пополнением на души по 15 десятин пропорции, из владений генеральши Прасковьи Александровны Аненковой и полковницы Александры Петровны дочери Крюковой,- в казенное ведомство всего 103 десят. 2035 кв.саж., каковой участок получил название дачи "Богородской"- вошел в состав Варнавинского лесничества и в нем числится, по хозяйственной съемке 105,7 десятин.
В 1779 году Августа 10 дня помощником землемера Шульгина, Сержантом Павловским отмежевано в казенное ведомство пустош Анискино и Хмелевка из за помещицы вдовы Агафии Львовой, в Варнавинском уезде, Лапшангского стана, быв. прежде Унженского уезда внутри дач сельца Здекина с деревнями владения графа Шереметьева общее с Нарышкиным, Свиньиным, Видбольским, Ащериным, Юсуповой, Астафьевым и др. Всего в пустоши обмежевано 298 десятин 1325 кв.саж.
Участок этот под названием "Хмелевская дача" вошел в состав варнавинского лесничества и в настоящее время, за наделением из него трех нижних чинов землею, в даче числится 258,3 десятин.
Таким образом, происхождение Казенных дач и переход владения их из частных рук выяснились в довольно определенном порядке.
 

 
Население
 
Как уже ранее указывалось, после татарского нашествия и образования Казанского царства быв. столица которого - город Казань, находится всего в 300 верстах от города Варнавина, все земли по реке Ветлуге подпали под влияние татар и были разорены, а летописец всю страну по реке Ветлуге называет пустынею, быв. в запустении 253 года. Тот же летописец относит время вторичного заселения берегов реки Ветлуги ко времени после Куликовской победы Дмитрия Донского над татарами, т.е. к концу XIV и началу XV столетий, далее летописец указывает, что преподобный Варнава, живший на реке Ветлуге с 1417 по 1445 год, избрал "место дикое и пустынное", а историк, указывая на осаду Галича в 1427 году казанскими татарами, еще раз подтверждает, что берега реки Ветлуги в начале XV столетия были не заселены, и только в конце XV столетия, после свержения татарского ига (1480 год), началось заселение реки Ветлуги.
Сперва, как говорит летописец, к могиле преподобного Варнавы стали сходиться иноки и богомольцы, которые построили храм, а затем вверх и низ от Красной горы по реке Ветлуге стали селиться крестьяне, усиленно созываемые братией вновь открытой Варнавинской пустыни, как необходимые рабочие руки при расчистке из-под леса угодий, на каковые впоследствии монастырей и били получены жалованные грамоты Моск. Царей. С покорением в 1552 году царства Казанского, опасность нашествия татар исчезла, и заселение берегов реки Ветлуги пошло успешнее, чему много способствовало прикрепление крестьян к земле в Царствование Бориса Годуна (1599-1602гг.), а затем смутное на Руси время с грабежами и разорение Государства поляками, казаками, шведами и шайками разбойников. Прикрепленные к земле крестьяне, угнетаемые владельцами и разоряемые войсками иноземцев и шайками разбойников, обращались в бега, причем из южных частей Московского Государства шли в Запорожскую Сечь, на Дон и в Малороссию, а из северных частей бежали за реку Волгу, в леса: Керженские и Ветлужские, на свободные пустопорожние земли, где и селились.
В Царствование Алексея Михайловича (1645-1676 гг.) при Патриархе Никоне, производившем исправление богослужебных книг, получили название старообрядцев, а при возникших против них преследованиях и последовавших затем стрелецких бунтах, число беглых сильно увеличилось, так что в царствовании Петра I берега реки Ветлуги были уже значительно заселены. К этому времени, кроме вполне основавшегося Троицкого Варнавинского монастыря со слободами восстановленного села Никольского Баки тож, следует отнести возникновение большинства существующих до настоящего времени сел: Лапшанги, Макария Притыки, Богородского-Биберино, Здекина, Богородского-Медведихи, Благовещенского и Трехсвятского-Урень тож, которые значились в сказках первой переписи произведенной Петром Великим в 1720 году. В 1744 году в селе Никольском Баки уже числилось как ранее указано - 1668 мужских душ, т.е. население уже было довольно значительное, причем селения основывались по преимуществу на правом, на горном берегу реки Ветлуги и на ее притоках, а на левом берегу поселения располагались только по течению реки Усты (притока реки Ветлуги), распространяясь до самых верхних ее истоков за селом Уренем.
В общем население уезда составилось сначала из свободных крестьян, а затем пополнялось беглыми, не вынесшими крепостного права. К ним присоединились беглецы старообрядцы, стоявшие за старые обряды и книги, и дезертиры из стрельцов и от рекрутских наборов, бывших особенно тяжкими, при малолюдности Государства, в царствование Петра I, ведшего почти непрерывные войны. Ко всем этим выходцам присоединились и бежавшие от петровских новшеств - бритья бороды, немецкой короткой одежды, табакокурения и пр., т.е. тоже старообрядцы, а это не могло не отразиться на религиозных верованиях новоселов по реке Ветлуге и приверженность к старым обрядам сохранилась в уезде до настоящего времени, хотя рознь значительно смягчена прекращением религиозных преследований. На сохранение старых обрядов не могло не оказать влияние близкое соседство реки Керженца, протекающей с се вера на юг, до впадения в реку Волгу, почти параллельно с рекой Ветлугой,- к западу от нее в 40-50-и верстах через Макарьевский уезд Костромской Губернии и Семеновский уезд Нижегородской губерний, т.к. в Керженских-Чернораменских лесах был главный оплот старообрядчества, со многими пустынями, скитами и обителями, в коих проживало в половине XVIII столетия около 8000 иноков и стариц, спасавшихся по старой вере.
В Варнавинском уезде, в начале 19 столетия, близ села Уреня, существовал мужской старообрядческий монастырь, описанный под названием "Красноярского" Мельниковым-Печерским в его произведении "В лесах".
Из того же произведения известна и жизнь скитов и обителей по реке Керженцу, но т.к. большинство описываемых им скитов были расположены в Семеновском уезде Нижегородской губернии и в Макарьевском Костромской губернии, то в настоящем очерке можно упомянуть только о Красногорском монастыре, как бывшем центре старообрядчества всей восточной части Варнавинского уезда с селом Уренем и деревнями. Около монастыря ютились незначительные скиты старообрядческих иноков и стариц, из коих некоторые существуют и по настоящее время.
Впоследствии старообрядчество поделилось на разные толки и согласия и теперь не редкость встретить не только в уезде, но даже в одной деревне или селении: православных и старообрядцев: поморцев, приемлющих брак и не приемлющих, безпоповцев и белопоповцев, приемлющих Австрийское белое священство,- единоверцев и молокан-немоляк и, кроме того, все более распространяется какое-то смешанное вероисповедание, а именно:- браки и крестины исполняются в православных церквах, а затем моления и службы исполняются в домашних моленных по старым книгам начетниками и начетницами, но вместе с тем последователи не считают себя ни церковниками-православными, ни единоверцами.
В настоящее время в Варнавинском уезде населения числится около 10000 душ обоего пола, а о "Ветлужской пустыне" остались одни воспоминания.
 
 

Промыслы
 
Главное занятие первых засельников было расчистка леса для образования пахотных и сенокосных угодий.
Хлебопашество производилось по чащобам, постепенно разрабатывавшимся в постоянные поля с переходом от залежной системы к удобрению полей навозом.
Все потребное на постройки и для домашнего обихода поселенцы находили в окружающих их диких лесах, фактическими хозяевами которых они и являлись.
В тех же лесах поселенцы занимались пчеловодством, разыскивая диких пчел в дуплах дерев и вынимая мед и восчину, ставили и подвешивали на деревья пустые пчелиные колоды - улья, в которые отраивались новые рои диких пчел и выдалбливали в деревьях с дуплами ульи, в которых тоже прививались дикие пчелы, т.е. вели первобытное лесное бортьевое пчеловодство, исчезнувшее только недавно.
В лесах водилась масса всякого зверя и птицы, почему звероловство было одним из выгодных промыслов.
Если в настоящее время в лесах встречаются единично: медведь, волки, лисицы, куницы, рысь, хорек, норка, горностай, лоси, белки и водятся глухари, тетерев, рябчики, куропатки, утки, гуси и пр. мелкая дичь, то в старину в диких лесах зверя и птицы было в изобилии, а звероловство давало хорошую добычу поселенцам мясом и шкурами.
С увеличением населения промыслы начали развиваться.
Возникли правильные пчельники в лесах и полях, у некоторых 100 и более ульев и даже в настоящее время, у некоторых крестьян пчеловодов имеются пчельники по 100 слишком ульев. Возникли мельницы, толчаи, гончарные, смолокурение, дегтярные и токарные заводы, но в общем промыслы, за неимением путей сообщения и сбыта, вырабатывали как бы продукты менового торга. При простоте тогдашней жизни и малых потребностях, жители, имевшие нужду, по религиозным и иным причинам (беглые), в возможно меньшем проявлении своего существования и зажиточности,- были вполне удовлетворены своим положением, и такая безвестная жизнь протекала почти до времени царствования Императора Петра I, когда поселенцы на Государственных землях были пожалованы во владение, вместе с землями, разным лицам за государственные заслуги.
С этого времени возник и больший интерес к землям на реке Ветлуге и их засельщикам. Все население было записано и приписано к известным владельцам, получило управление от помещиков в лице приказчиков, бурмистров или самих владельцев, поселившихся в пожалованных имениях, сделалось легальным и не находило нужным скрываться, а т.к. по реке Волге установилось спокойствие и безопасность, то промыслы стали развиваться, предметы гончарного производства, лесные изделия и добыча пушнины от звероловства начали находить сбыт в городе Казани, Макарьевской Желтоводской ярмарке в Нижнем Новгороде.
Историк в конце XVIII века отметил еще один промысел поселенцев реки Ветлуги - разбойничий. Так, Ломоносов пишет: "Многие места в России глухие, на 500 и более верст без городов, - прямые убежища разбойникам и всяким беглым и беспаспортным людям; примером служить может лесистое пространство около реки Ветлуги, которая на 700 верст течением от вершин до устья простираясь, не имеет при себе не единого города. Туда с Волги укрывается великое множество зимою бурлаков, из коих немала часть разбойники. Крестьяне содержат их во всю зиму за полтину человека, а буде он что работает, то кормят и без платы, не спрашивая паспорта. По таким местам должно основать и поставить города, дав знатным селам гражданские права, учредить ратуши и воеводство и оградить надежными укреплениями и осторожностями от разбойников."
Пожелание русского ученого исполнилось. В 1778 г. было образовано Костромское наместничество и в том же году село Варнавино на реке Ветлуге преобразовано в уездный город Варнавин.
В настоящее время в районе Лесничества пчеловодство ведется более рациональным путем, и хотя еще держатся старые ульи-колоды, особенно в среде старообрядцев, но большинство перешло на ульи усовершенствованных систем с вставными рамками, двойными ульями, центробежками, с выводом маток и искусственными сотами.
Из лесных промыслов существуют: изделие дубовых ободьев для колес и дубовых полозьев для саней, изделие саней, колес для телег и тарантасов, изделия из лыка: лаптей, ступней, веревок и кошелей, добывание мочала для ткания рогож и циновок, конопатки белян, для кручения сплавных плотовых и белянных снастей и канатов толщиною 2-4 вершка, изделие мочальной укупорочной веревки разных сортов и сенных комелей, изделие осиновой клепки, бондарные изделия: кадок, ведер, чанов, лоханок и пр., изделие ложек, уполовников, точение баклушной и стоечной посуды, сухая перегонка дерева с добыванием смолы, скипидара, древесной кислоты, древесного спирта, уксуснокислой извести (неочищенный порошок), угля, добывание масла из хвойных пород, ямное углежжение березового угля, столярное производство простой мебели: столов, стульев, табуреток, изделие колод для корма скота и плетюх-коробов для упаковки, корзиночное производство, изделие осиновой обички для решет, крестьянских люлек и изделия простых и точеных игрушек.
Вся почти масса изделий распродается на местных базарах, и только продукты сухой перегонки дерева: спирт, скипидар, уксуснокислая известь, уголь и смола имеют сбыт на сторону, по преимуществу в Кинешму, Ярославль, Рыбинск и частью в Н.Новгород и низовья реки Волги.
Изделия ложки и уполовников сполна, точеная посуда в большинстве, сбывается в Н.Новгород, по преимуществу на ярмарке, но значительная часть посуды находит сбыт прямо в низовьях реки Волга.
Кроме изделий из лесных материалов, существуют еще промыслы: гончарный, кирпичный, сапожный, шапочный, валяльный и кузнечный, причем в последнем, кроме обычных крестьянских работ из железа, производится оковка и выделка тарантасов, топоров и одноконных плугов, весьма успешно распространяющихся среди населения.
Хороший доход и большое подспорье в хозяйстве крестьян представляет в урожайные годы сбор и сушка белых грибов и сбор и соление груздей и рыжиков, в большинстве продаваемых на местных базарах скупщикам, а худшие сорта этих грибов и все собираемые серые грибы и волжанки поступают в пользу населения, как любимый постный приварок и харч.
Не так давно открылся промысел по добыванию в лесах и сушке муравьинкх яиц, поступающих в продажу в городе Н.Новгороде для кормления певчих птиц и сбор и сушка травы (дерябы-плоун) для добывания ее вызревшей пыльцы, употребляемой в аптечном деле.
Большинством вышепереименованных лесных промыслов занимается только часть населения единично или по несколько семей в селении, и только некоторыми промыслами, как, например, ложкарным и веревочным, занимаются целые селения в западной части уезда, по смежности с Семеновским уездом Нижегородской губернии, главный же заработок населения в уезде составляют лесные работы по рубке и вывозке дров и разных издельных материалов, для сплава по реке Ветлуге и ее притокам, сплотка леса, постройка белян, баржей, паузков, лодок, погрузка лесных товаров в суда и сплав лесных материалов по реке Ветлуге на р. Волгу в судах и плотах. В течении зимы рубкой и возкой леса занято почти все мужское население уезда, а во время сплава и весенней заготовки дров заработком пользуется значительная его часть.
В районе Лесничества возникло несколько лесопильных заводов с приводами для мукомольных мельниц, а в северной части уезда - стекловарный завод, завод для обработки древесной массы на картон, дающее постоянный заработок части населения.
Из более старых кустарных промыслов следует считать изделие чашек, производство коих распадается на два отдела: первое - точение баклушной чашки и 2) стоечной посуды.
Баклушное изделие чашек состоит в том, что для каждой чашки или блюда-тарелки предварительно обделываются пластины, полученные при расколке березового или осинового кряжа, длиною равного толщине, пополам. Затем каждая пластина грубо обрубается в виде чашки, для чего углы срезаются накось ко днищу будущей чашки, а раскол пластины представляет верх чашки. Потом этот обрубок выдалбливается, получает название баклуши и только тогда поступает в токарни для обтачивания. Обтачивается каждая баклуша отдельно, сперва снаружи, потом внутри, и наконец, переворачивается на станке днищем к работнику, который и обделывает дно. Баклуша вырабатывается крупных размеров от 7 и выше - до 16 вершков толщины.
Стоечная посуда вытачивается прямо из круглого осинового полена, длиною 1-1/4 арш., от которого и отрезаются в последовательном порядке, одна чашка за другой, причем сердцевина кряжа в большинстве бывает срединою вытачиваемой стоечной посуды, тогда как при точке баклуш сердцевина приходится на раскол пластины.
Стоечная посуда вытачивается из мелкого леса от двух до семи вершков толщины полена, все мелкие вещи крестьянского обихода: поставцы, солоницы, боченочки и игрушки вытачиваются стоечным порядком.
После сдирки лыка и мочала, оголенные тела липы находят спрос для распиловки на досчечки для икон, мелких столярных поделок, для точки балясника (на перила) на выделку мелких игрушек и, наконец, пережигаются на уголь для церковного кадения, как не дающие запаха и чада.
 

 
Описание лесов. Пожары. Положение, почва и пути сплава.
 
Историк и летописец одинаково сходятся на указаниях, что вся местность по берегам реки Ветлуги была пустынна и поросла непроходимыми лесами, в которых никто не жил и в которую приходили только ради лова звериного. Леса не имели владельцев и не представляли никакой другой ценности, служа только защитою и убежищем зверей от людей и жителей от нашествия врагов, почему вполне понятны указания летописца на то, что, во многих случаях, при нашествии татар, чтобы остановить их движение вперед, жители зажигали леса и огнем прогоняли неприятеля. Даже в конце XIV и начале XV столетия, при нашествии Казанских татар на Макарьевский Унженский монастырь, жителями, как говорит летописец, был употреблен этот прием, спасший город и монастырь, а затем вскоре царство Казанское было покорено и набеги прекратились.
При этом способе защиты леса, зажигаемые во многих местах и никем не тушимые, выгорали на огромных пространствах и погибали.
При расчистке лесов новоселами под пашню и сенокосы главным помощником поселенцев был огонь, уничтожавший лес как на разрабатываемой площади, так и далеко за ее пределами, облегчая в будущем разработку земли. Насколько часты и обычны были пожары лесов при расчистках разрабатываемых из-под леса в угодия участков, видно из того, что даже в конце XIX века они вызвали необходимость обязательных постановлений губернского  земства о мерах предосторожности от пожаров при выжигании чащоб (лядинного хозяйства).
В 90-х годах прошедшего столетия живые очевидцы, рассказывая о пожарах, бывших в первой половине столетия, не могли забыть ужасного и грозного вида разбушевавшейся огненной стихии.
Горело на десятки верст, при сильном ветре и население было озабочено не тушением пожаров, коих по своей малочисленности и неорганизованности остановить не могло, а спасением своей жизни и имущества, горели от лесов поля с дозревавшим озимовым хлебом, по полям огонь доходил до деревень, которые и сгорали, а население выезжало из деревень и жило в поле, под открытым небом, в густом чаду и дыму от окружающих пожарищ.
Один из этих пожаров, происходивших в начале прошлого столетия, описан Мельниковым-Печерским и к этому можно только добавить, что пожарами того времени повреждена и частью совсем уничтожена масса лесов в Семеновском уезде Нижегородской губернии, Макарьевском и Варнавинском уездах Костромской губернии, а именно: дачи Белбашская Белбашского Лесничества и дачи Здекинская и Моисеевская - Варнавинского Лесничества.
Пожары того времена прекращались в большинстве естественным путем от выпавшего дождя или дойдя до низкого, болотистого места и реки, ставящим препятствие к дальнейшему распространению огня.
В 1868 году, при первоначальном устройстве, дачи Моисеевская и Здекинская оказались после пожаров почти сплошь состоящими из молодняков, по преимуществу лиственных, с примесью хвойных пород, негодных к разработке, почему отпуска леса из них не производилось до 1898 года, т.е. целых 30 лет после описания насаждений, и только в начале 1890 годов была начата продажа незначительного по площади количества, - в лиственных насаждениях, для нужд кустарных промыслов.
Дача Варнавинский Бор в восточной своей части, от реки Усты, тоже была уничтожена старинными пожарами, площадь коих впоследствии заросла лесом по преимуществу лиственных пород, а в западной, боровой части, производились выборочные рубки сосновых лесов на продажу и сплав по реке Ветлуге, так что, при описании лесов в 1868 году, насаждения в дачах оказались настолько молодыми, что отпуск леса был прекращен до 1898 года, т.е. тоже на 30 лет.
Только дачи Баковско-Моисеевская и Ижменская, в частях бывших корабельных рощ, сохранились более удовлетворительно, и в них имеются участки старого леса в корабельном возрасте 150-200 лет с единичными деревьями свыше этого возраста, что объясняется тем, что вырубка леса в корабельных дачах производилась выборочно, натуральною повинностью лошманов, с заготовкою только материалов, нужных для кораблестроения: дуба, лиственницы и сосны наиболее толстых и длинномерных мачтовых дерев в сравнительно небольшом количестве.
В остальных частях этих дач видны следы старинных пожаров, значительно повредивших леса, изменивших состав насаждений и образовавших пустыри, трудно зараставшие молодым лесом, только последнее время сомкнувшимся в виде молодых 40-50-летних насаждений с единичными старыми деревьями. В 1891 году, т.е. всего 20 лет назад, в дачах Варнавинского-Боровского, Баковско-Моисеевской и Ижменской произошли значительные пожары, которые в сухое, ветреное время повредили около 12000 десят., из коих около 1/3 части площади, с молодым и средневозрастным лесом - погибло, а остальное боровое пространство, с крупными лесами, хотя и выдержало надземный лесной пожар, но сильно разрядилось от постепенного усыхания леса, получившего повреждения. Таким образом, от дикой "Ветлужской пустыни" остались только воспоминания, и исполины леса в возрасте 250-300 лет встречаются единично и то как саут - с дуплами, потерявшие свою первоначальную техническую пригодность уже много лет назад, почему и сохранившие свое существование.
Положение всех дач - ровное перерезываемое мелкими оврагами, ручьями и речками, имеющими сток в реку Ветлугу, Усту и р. Керженец, но все речки не сплавные, кроме реки Черной, протекающей через дачу Вариавинский Бор.
При недостатке стоков и ровной поверхности, дачи изобилуют сырыми низинами и болотами.
Почва, в большинстве, боровая - песчаная и супесчаная с слоем глины в подпочве, за которой опять идет песок, почему даже на берегах всякая низина или котловина, не имеющая естественного стока, при непроницаемом слое подпочвы и при обилии атмосферных осадков, обратилась в болото, просыхающее только в особенно сухие годы.
В остальной половине дач почва суглинистая, местами глинистая, иловатая как глубокая, так и мелкая - с глинистой плотной подпочвой.
Как видно из карты Лесничества, все дачи расположены по обеим сторонам судоходной и сплавной реки Ветлуги, берущей начало в Вологодской губ. и протекающей в направлении с севера на юг, из Вологодской губ., через Ветлужский и Варнавинский уезды Костромской губ., Макарьевский уезд Нижегородской губ. и впадающей в реку Волгу немного выше (7 верст) г. Козмодемьянска Казанской губ., причем южное течение реки Ветлуги составляет границу Казанской и Нижегородской губ. По реке Ветлуге лет 25 назад установилось пароходное сообщение, и ежегодно сплавляются беспрепятственно баржи и беляны размерами от 35 до 45 сажен длины, при ширине от 8 до 13 саж., груженные лесными товарами, а сплав леса в плотах практикуется изстари в очень больших размерах.
В восточной части Лесничества протекает р. Уста, впадающая в реку Ветлугу 35 вер. ниже села Баков и берущая начало в лесах восточной части Варнавинского уезда и в смежных лесах Вятской губ., причем по реке Усте и ее верхним притокам сплав леса россыпью практикуется на протяжении 100 верст, а сплав небольшими плотами в нижнем ее течении, в районе Лесничества, также примерно на 100 вер. расстоянии.
В реку Усту в районе Лесничества, впадает речка Черная, проходящая в нижнем своем течении через дачу Варнавинский Бор. По реке Черной производится сплав леса как россыпию, так и небольшими плотами (возами-ношами).
В западной части лесничества настоящих сплавных рек нет, но по реке Мошне, протекающей через Моисеевскую дачу в юго-западном направлении, по впадению в нее мелких ручьев и речек, при выходе из дачи, уже оказалась возможность производить сплав леса россыпью и малыми оплотинами до впадения реки Мошны в Керженец и далее по реке Керженцу на реку Волгу под село Лысково.
К сожалению, произведённые попытки не способствовали развитию сплава леса по случаю имеющихся на р. препятствий в виде мостов и мельниц, не приспособленных к пропуску леса в половодье, а также ввиду того, что сплав затрудняется извилистостью течения и массою нависших над водою дерев в пределах казенных дач Нижегородской губернии. Пока эти препятствия не будут устранены, сплав леса по реке Мошне развиваться не может, почему лесопромышленники предпочитают вывозку леса на реку Ветлугу, 20-25 верст, чем сплав по реке Мошне.
В общем сплавных путей в Лесничестве достаточно, и большинство лесов расположено не далее 15 верст от имеющихся путей сплава, а только небольшая часть лесов, при незначительности местных рек (Мошна, Безменец), находится в 15-25 верстах от реки Ветлуги. Все это не могло не отразиться на спросе и сбыте леса, который постепенно повышаясь, достиг почти полного потребления сметного назначения, понижаясь только в годы войны и народных бедствий - в виде неурожаев.
Почти все вырабатываемое в Лесничестве количество лесных материалов вывозится на реку Ветлугу и частью на р.Усту как на главные и безпрепятственные пути сплава.
Главные и распространенные в дачах породы: сосна, ель, береза, осина и ольха, а затем, как незначительная примесь к сосне, встречается лиственница в Баковско-Моисеевской даче, а к ели - пихта во всех дачах Лесничества. Кроме этих пород в виде единичной примеси встречаются: клен, вяз, ильм и в качестве подлеска липа, но отдельного хозяйства на эти породы, кроме липы, не ведется. Наиболее часто ильм, клен и вяз встречаются в даче Варнавинский Бор, в восточной ее части, по берегам реки Черной и Усты и в пойменной (заливной) вдоль их местности.
Тут же имеется дуб уже как примесь к лиственным породам (от 1/10 до 2/10). Доставляющий поделочный материал для полозьев саней и колесных ободьев, но в общем дуб низкорослый, сучковатый, не дающий долгомерных бревен; изредка встречаются старые дубы в возрасте свыше 200 лет, но к сожалению, низкорослые, и в большинстве фаутные. В старину, может быть, во времена "Ветлужской пустыни", - по берегам этих рек несомненно были дубовые леса, что доказывается, как соотношаются живыми представителями этой породы, в почетном возрасте свыше 200 лет, так и тем, что на берегах р.Усты и р.Черной встречаются старые дубовые великаны-пни, высотой 3-4 саж., толщиною около пня 25-30 вершков без коры, которая давно спала. Сердцевина этих пней выгнила, заболонь сгнила и стоит только пустая оболочка ствола, сломленного бурею, ударом молний или засохшего от пожара в давно прошедшие времена, так как таковые пни, стоящие без изменений, известны мне более 15 лет, а страже - в течение почти 30 лет.
Кроме того, в берегах р.Усты и р.Черной часто вымываются водой толстые дубовые колоды, покрытые наносным пластом земли толщиною 1,1/2 - 2 аршина, причем древесина этих дубов имеет серо-пепельный, темный цвет и носит название "томленого"- или "черного дуба"- употребляемого на мелкую столярную поделку. Из других древесных и кустарных пород в дачах встречаются в качестве подлеска: рябина, черемуха, жимолость, калина, крушина, волчье лыко, бересклет бородавчатый, многие виды ивы, ракитник, шиповник и черная смородина.
В 1912 году в состав насаждений всех дач Лесничества по породам и возрасту определяется так:
Всего лесной площади, подлежащей эксплуатации 47304,3 дес.
Кроме того, в лесничестве значится неудобных площадей под болотами, реками, озерами, дорогами и просеками 2571,5 дес.
Угодий - оброч, статей и служебных наделов стражи 170,1 дес.
Хмелевская каз. дача, в которой на всей площади произведены работы по ликвидации дачи и образованию хуторских участков, почему лес в ней вырубленнее сметы, - пл. 258,3 дес.
А всего в Лесничестве 50604,3 дес. В дачах принят оборот рубки для хвойных 120 лет и только для Баковско-Моисеевской - 140 л., и для лиственных насаждений - 50 лет. А для Здеканской и Варнавинской Боровской - 60 лет. Исходя из таковых оборотов рубки, на предстоящее пятилетие с 191З по 1917 г. предположено произвести сплошную рубку леса в хвойных насажениях в размере 210,45 дес. ежегодно и в лиственных насаждениях -по 398,15 дес. ежегодно.
Независимо главных рубок, для удовлетворения местных кустарных промыслов и нужд сплава в прислужном лесе предложены ежегодные отпуски выборочною рубкою,а именно: 1). липы на лыко и мочало-1600 дес. с учетом по площади и с отпуском примерно 60 куб.саж. липовых материалов, 2). еловых виц. на площади 1200 дес. с учетом по количеству примерно 23 куб.саж. в насаждениях средне-возрастних и старых, 3). березовых и черемуховых обручей и хвороста на площади 100 дес. с отпуском по количеству примерно до 5 куб.саж. и 4). дубовых кряжей от 6 арш, - 4 верш. и выше в верхнем отрубе в количестве 150 дерев для кустарей заниматься санными и колесным промыслами.
Независимо от отпуска растущего леса по смете, производится ежегодный отпуск мертвого леса сверх сметы в количестве, имеющемся в наличности, каковыми отпусками удовлетворяется потребность местного населения в топливе и в строевом материале на постройку и ремонт домов. Кроме того, опускается производство смолокурения с платою и учетом по емкости смолокуреннных аппаратов.
Почти все предполагаемое по смете количество лесных материалов из растущего леса, потребляется ежегодно и часто, спрос на хвойный лес превышает предложение, уменьшаясь толь ко в годы народных бедствий - во время войн, волнений и неурожаев.
 

 
Размеры отпусков на последующее 10-летие
 
... Отпуски за десятилетие почти не превышали сметного значения, и если был сравнительно небольшой переруб по площади в хвойных насаждениях, то оказался ещё больший недоруб в лиственных насаждениях.
Из средних данных за десятилетие определилось, что средний запас в насаждениях старших классов возрастов, назначившихся в продажу, - достигнув в хвойных почти 36 к.с.на десятину и в лиственных несколько более 26 к.с. на десятину, а средняя оценочная стоимость 1 дес. хвойного леса почти 176 руб. и лиственного леса 54 руб.
В течении истекшего десятилетия действительно отпущено по смете и сверхсметно растущего леса сплошною и выборочною рубкою, как для продажи, так и при производстве хозяйственных заготовок вместе с продажею леса на хуторских участках, назначенных для увеличения крестьянского землепользования и остатками прежних лет.
А в среднем каждый год отпускалось по 565,38 дес., масса - 17712,18 к.с., оцененная в 52722 руб. 49 к. за 74510 руб. 05 к.
В вышеозначенной ведомости отпускам леса площадь вырубленных лесосек показана только для сплошной рубки, т.к. выборочная рубка липы, виц и пр. при сравнительно небольшой массе материалов вырубались как подлесок и в счет площади не зачислены.
По плану хозяйства в хвойных насаждениях назначена рубка сплошная, а в лиственных насаждениях сплошная рубка всех лиственных пород и ели с З вер. на высоте груди, кроме сосны, между тем в дачах почти нет чистых насаждений известной породы, а к сосновым примешивается лиственница, ель и береза, в еловых насаждениях - почти повсеместно примесь березы, осины, пихты и ед. сосны, а в лиственных насаждениях всегда имеется примесь ели и частые сосны, так что подразделять насаждения возможно только по господству пород.
В виду имевшихся в течении последнего десятилетия случаев поселения семейств бывшей постоянной лесной стражи и отвода в некоторых дачах поселенческих, хуторских участков, участки земли для поселенцев выделились из лесной площади, удобной для поселения, независимо от состава насаждений, и весь лес на выделенных участках разбивался на делянки и придавался сплошной рубке в целях скорейшего освобождения земли для поселенцев, почему строгого распределения по составу насаждений каждой отведенной делянки с отнесением их к хвойным или лиственным насаждениям не делалось, и все делянки известного участка зачислялись в счет отпуска по смете хвойных или лиственных насаждений в зависимости от господства тех или иных пород на большинстве делянок.
Таковое зачисление, при определении средней ценности десятины отразилось в том отношении, что делянки, принятые по господству пород за хвойные, но с большею примесью лиственных пород, понизили среднюю ценность десятины хвойных пород и наоборот, - делянки с господством лиственных пород и значительною примесью хвойных пород значительно повысили наивысшую стоимость десятины лиственных пород и вместе с тем и среднюю их стоимость.
В ведомости действительных отпусков за десятилетие, отпуск леса с учетом по площади показан для хвойных и лиственных пород общею площадью, и если взять средние цифры за десятилетие, то стоимость 1 дес. отпущенного леса, независимо от породы, даст оценочную стоимость 52722 р. 49 к. : 565,38 = почти 91,5 руб., и продажную цену = 74510 р. 5 к.: 565.38 дес. = почти 132 р.
Из этой и предыдущей ведомостей видно, что в год войны с Японией (1904 г.) цены и спрос на лес понизились, как это уже и указывалось ранее, а затем спрос и цены стали повышаться до 1911 года, когда опять замечены некоторые понижения в зависимости от неурожаев хлебов в низовьях Волги.
Таким образом, из сопоставления отпуска и цен можно наглядно усмотреть, что спрос вполне зависит от благоприятных политических и климатических условий.
Из ведомости о продажных ценах 1 дес. видна резкая разница наивысших и низших ценах 1 дес. хвойных и лиственных насаждений, в зависимости от большей или меньшей примеси тех или иных пород, о коих говорилось ранее, т.е. лиственных к хвойньм или хвойных к лиственным.
 

 
Хозяйственные заготовки
 
Постоянных хозяйственных заготовок в целях извлечения наибольшего дохода в Лесничестве не производится, и только в 1906 и 1907 гг. после неурожаев, с целью доставить заработок населению, пострадавшему от неурожаев, были организованы хозяйственные заготовки в весьма ограниченных размерах, причем на работы принималось местное население, а рубка леса производилась в делянках сплошной рубки сметного назначения и частью в счет сметы будущих лет. При рубке и вывозке леса выбирался только материал хвойных пород, наиболее требуемый в торговле, а дровяной и хвойный фаутный, негодный на разработку шпалы оставлялся на корню.
Весь материал вывозился на пристани на р.Ветлуге, под названием "Красный Яр", принадлежащие земледельцу князю Трубецкому и крестьянам села Баков, у которых пристани арендовались за сходную цену, в виду благотворительной цели выработки леса и сравнительно небольшого размера операции.
В обоих случаях деньги на расходы по рубке и вывозке леса выданы авансом из средств министерства Внутр. дел заимообразно: в 1906 г. - 5500 р., и в 1907 I г.- 10000 р.
Количество выработанных хозяйственных материалов оказалось следующее: в 1906 году всего заготовлено 1102 к.с. Означенные материалы выработаны на площади 42.6 десятин.
В 1906 году заготовка производилась в насаждениях сосновых с незначительною примесью прочих пород, почему с каждой десятины в среднем, взято товарного леса по 29 к.с. и на каждую десятину в среднем пало дохода по 447 руб., а в 1907 году вырабатывался лес по преимуществу в еловых насаждениях с большою примесью лиственных пород, оставлявшихся на корне, почему с каждой десятины в среднем взято товарного леса по 10,7 к.с., на каждую десятину, в среднем, пало дохода по 188 руб.
При производстве хозяйственной заготовки доставлен заработок в 1906 году: 15 пеш. раб., работавшим в общей сложности 400 раб. дней и 105 кон. раб. - сделавшим в общей сложности 3000 раб. дней, а в 1907 году - 12 пеш. раб., работавшим в общем 400 дней и 130 кон. раб., проработавшим в общем 3500 раб. дней.
 

 
Отпуск мертвого леса
 
Кроме растущего леса, в течении того же истекшего десятилетия производился отпуск мертвого леса как в целях ухода за лесом и очистки его от валежа, так в целях удовлетворения местного населения в строевом материале и отоплении. Из того же мертвого леса производились льготные и безденежные отпуски погорельцам, церквам, низшим воинским чинам, земским училищам и пр., причем отпущено в зависимости от наличного количества мертвого леса всего 33751,2 к.с., а в среднем ежегодно отпускалось 3375,12 к.с. оц. 6843 р. 29 к. за 6812 р. 47 к.
Так как в числе отпусков мертвого леса были отпуски льготные и бесплатные, между тем оценочная стоимость отпущенного леса почти равны между собою, то из этого можно видеть, что часть мертвого материала, в особенности строевые сорта продавались выше таксы на мертвый лес и это повышение таксовой стоимости покрыло стоимость безденежных льготных отпусков
Мелочные льготные и безденежные отпуска производились по преимуществу из мертвого леса, а для постройки церквей, земских училищ, каз.домов, постройки и ремонта мостов и для нужд погорельцев отпускался растущий лес, сплошною и выборочной рубкой.
 

 
Смолокурение
 
В числе отпусков хорошего леса значится и отпуск на сухую перегонку дерева, каковая производится в Лесничестве лишь в виде смолокурения в небольших размерах, причем за десятилетие отпущено для смолокурения, разрешаемого с учетом но емкости аппаратов 1905,4 к.с. что составит в среднем ежегодно отпуска осмола - 190,54 к.с., причем смолокурение допускается только в пределах казенных дач, по преимуществу в местах наиболее удаленных от селений, в целях использования не имеющего сбыта мертвого леса и очистки дач от валежника.
Как уже ранее указывалось, весь мертвый лес идет на удовлетворение нужд местного населения.
На надобности местных кустарей - для точения посуды, ложечного, мочального, веревочного и пр. кустарных промыслов, - поступает незначительная часть сметного назначения с учетом по площади, вся отпускаемая липа и весь продаваемый дуб при выборных рубках, все же остальное сметное назначение покупается для сплава по р. Ветлуге и Волге и вывозится на пристани для склада леса на реках Ветлуге, Усте и частью Мошне.
На пристанях часть материалов хвойных пород разрабатывается в теса, на лесопилках местных лесопромышленников, но большая часть лесных материалов заготовляется в кругляш, везде, или слегка, как это практикуется при заготовке, протесывается с обоих сторон подтоварников хв.порд. Материалы лиственных пород разрабатываются в легкие сорта: дрова, уголь, брусок, плашку, вию, оглоблю и дрючек, и только березовая ступка и осина для спичечных заводов заготовляется в круглом виде - бревнами 13 аршин длины.
Все хвойные товары: теса, подтоварник и кряж заготовляются для сплава в низовые реки р.Волги длиною 13 аршин, т.к.таковой размер установился в зависимости от длины железнодорожных вагонных платформ для погрузки лесных материалов.
Исключение из этого общего правила для заготовки лесных низовых товаров оставляют только короткомерные балки 3 арш. от 7 и выше верш. толщины верх.отруба, длинномерные малосбежистые бревна 7,8,9 и 10 арш., при толщине 5-8 верш. в верхнем отрубе, требующиеся для мачт, устройства временных мостков - сходней, телеграфных столбов через реки и вообще имеющие особый спрос в низовых рынках.
 

 
Сплав леса
 
Из перечисления заготовляемых сортов лесных материалов можно видеть, что большинство таковых мелких размеров и чистой выделки, каковые не могут сплавляться в плотах, т.к. намокают, заносятся илом и теряют часть своей технической пригодности, увеличиваясь в весе и требуя просушки перед отправкой по железным дорогам, почему таковые материалы вместе с тесами, сплавляются в белянах и баржах, причем во время сплава постепенно просыхают, уменьшаются в весе, не теряя своего вида и качеств, а поэтому имеют больший спрос и ценность, чем таковые же товары, сплавляемые в плотах.
 

 
Беляны и баржи
 
Беляны для сплава лесных материалов и часть баржей строятся на местах вывозки близ пристаней и складов леса местными артелями плотников - судовщиков, специализировавшихся на этих постройках.
Размер белян, строимых на реке Ветлуге, зависит от положения места в отношении верховьев реки.
На р.Ветлуге, выше города Варнавина и на р.Усте беляны строятся меньших размеров, а в нижнем течении реки Ветлуги, ниже села Воскресенского,- значительно больших размеров.
Наименьшие размеры беляны 30 саж. по дну беляны, между пыжами, т.е. между носовым и кормовым бревнами (форштевень и ахтершевень), а по дну беляны , в средине ее 9,10. саж. Наибольший размер беляны - 45 саж. длиною и 13-14 саж. шириною, беляны же, строемые в районе Лесничества, обычно размерами 37 - 40 саж. длины, при ширине 12-13 саж. Борта беляны обшиваются на высоту 6-7 арш. с таковым расчетом, чтобы при хорошей, обильной воде в р.Ветлуге можно было грузить товаров при посадке беляны от 5 до 6 аршин. Сверх бортов белян, для защиты от волнения, делается легкая обноска досками (фальшборт).
Грузоподъемность белян колеблется от 600 до 1000 к.с. л/материалов в зависимости от их размеров и глубины осадки или погрузки, а средняя грузоподъемность белян определяется в 800 к.с., так что, переведя это на пуды, беляна подымает от 150 до 300 тысяч пудов лесных товаров.
Погрузка и укладка лесных материалов требует особого навыка и вырабатывает особый тип рабочих артелей-укладчиков.
При погрузке необходимо уложить товар так, чтобы дать доступ ко дну беляны на случай аварии, для ремонта или конопатки в пути в случае водотечности. Вместе с тем должен быть свободный доступ к обоим бортам беляны для той же надобности. Затем кладка должна быть сделана в клетку так, чтобы воздух проникал свободно между лесом, высушивал его и товары не покрывались плесенью и не темнели, теряя свою чистоту, а ко всему этому тот же товар должен закреплять друг дружку и все те стоячие бревна, на которых устраивается правеж беляны с помощью якорей, лотов, снастей и воротов. Так как беляна управляется при сплаве не от корпуса своего, а от всей массы погруженного леса, только опирающегося на днище ее и в борта - упорками через известные правильные промежутки.
При погрузке в беляну сухих перелетованных товаров выкладка таковых или так называемый "бунт" подымается выше бортов беляны на 9-12 арш., причем, при выкладке, делается на беляне несколько сводчатообразных правильных пролетов, а роспуск выкладки за борта беляны достигает 6 арш. с каждой стороны, так что вся ширина верхней кладки на беляне достигает 17 - 20 саж. и на этой верхней площади бунта устанавливаются избы для рабочих и владельца или его приказчика - устраиваются вышка для лоцмана и все приспособления для управления беляной при сплаве. Для откачки воды из белян устраиваются от 8 до 12 помп насосов, соединенных по 4 - 6 шт. к одному качательному приспособлению.
Беляны имеют назначение для одной путины вниз по воде, а затем, по исполнению своего назначения, продаются в лом, на дрова и частью на строевые материалы, почему строятся менее прочно, чем баржи, и из более дешевого леса. Днища белян делаются в большинстве из осинового леса, кокоры-копани - из елового леса, а обшивки из всех сортов леса, как растущего, так и мертвого, хотя при обшивке, по прочности предпочитается сосновый лес. Беляны проконопачиваются паклей пополам с мочалом, но не смолятся.
Баржи, как предназначаемые для плавания вверх и вниз по течению рек, на срок нескольких лет, строятся возможно тщательнее, из лучшего соснового и елового леса, проконопачиваются паклей к смолятся, причем размеры их колеблются от 40-45 саж. длины, от 3 до 8 саж. ширины, считая по верхней палубе. Грузоподъемность таковых баржей весьма разнообразна и колеблется от 50 до 150 тысяч пудов. Погрузка и укладка лесных материалов в баржи производится также как и в беляны, но роспуска за борта не делается, а осадка нагруженных баржей бывает от 10 до 18 четв. Большинство барж арендуется на р.Волге только для сплава на одну навигацию.
 

 
Плоты. Однорядки и грузовые
 
Сплав в плотах производится только крупномерных круглых товаров - кряжи, балки и долгомерного однорядка, причем таковой сплав распадается на сплав однорядками и грузовыми плотами.
Однорядком называется лес долгомерный - 5,6,7,8,9 и 10 саж. от 3 до 7 вер. толщиною верхнего отруба, сплавляемый в обыкновенных плотах в один ряд бревен, привитых к поворам вицами, по 5 - 6 оплотин к плоту, количеством в зависимости от размеров леса, причем, чем лес короче и тоньше, тем бревен в плоту больше, а чем длиннее и толще, тем бревен меньше, так что величина плотов колеблется от 250 бревен крупномерных до 500 дерев маломерных. Свое название "однорядок" лес получил от способа сплава. При сплаве однорядками лес считается от коры только на половине комельной части в целях удобства вывозки за вершину или проух и белее никакой обделке не подвергается. Сплав однорядками из лесничества практикуется в незначительном количестве до первого лесного рынка г.Козмедемьянска на р. Волге.
В низовые рынки лес сплавляется по преимуществу в грузовых плотах и плотах полугрузовых - трехрядках. Грузовые плоты составляются из клеток леса размерами 13,1/4 х 13 1/4 арш,. причем круглый кряж этих размеров накатывается последовательно вдоль и поперек, ряд на ряд и сплачивается в несколько рядов высотою или, как называется при сплаве, - глубиною 10-12 четвер.(2,1/2 - 3 арш.). Сплоченные клетки в числе 30 - 40 штук в зависимости от величины партии леса "счаливаются", т.е. подвязываются мочальными и пеньковыми канатами и даже железными цепями по две клетки в ряд в 15-20 пар и прикрепляются к остальному плоту, называемому "маткой", которая устраивается размерами от 15-35 саж. длины и 9-10 саж. ширины в неподвижной общей связи всех брёвен в этом плоту - матке, составленному из нескольких рядов бревен, накатанных вдоль, поперек и наискось ряд на ряд, высотою, т.е. глубиною 12-14 четвертей, закреплением бревен в разных местах стойками и прируб, на шипы и в гнезда и с устройством на этом основном плоте-матке всех приспособлений для уплотнения плота с помощью якорей, лотов и воротов для снастей и канатов. На этом же плоту устанавливаются избушки для проживания рабочих и приказчиков и вышки для лоцманов.
Подвязанные к плоту-матке клетки носят название "телят" и плывя вниз по течению впереди основного плота, управляются с матки. Так как сама матка имеет в среднем длину 25 саж., а 20 пар клеток в среднем по 5 саж. на клетку, считая и промежутки при связке, то грузовой плот имеет среднюю длину 100-125 саж. и в помощь при управлении плотом на крутых поворотах в начале и средине плота, на клетках устраиваются нечто вроде громадных рулей, называемых реями, которые, будучи привязаными одним концом к клетке, и другим, свободным, - отпускаемы на канате в сторону от клетки, принимают на себя удар воды от ее течения, а т.к. плот на лотах движется медленнее течения, то сила воды, ударяясь в отпущенные рули-реи, отворачивает плот по желанию лоцмана в требуемом направлении. Плоты эти движутся медленно, а по выходе на р.Волгу часто связываются по два вместе в ряд, если принадлежат одному хозяину. Объем этих плотов весьма значителен, и, конечно, вполне зависит от величины плота. Грузовые плоты трехрядки отличаются от соответственно грузовых только тем, что бревна накатываются лишь в три ряда.
Трехрядки делаются преимущественно из тех бревен, которые сплавляются по малым рекам, - опаздывают выходом на р.Ветлугу и должны плыть по ней однорядком, чтобы не упустить воду и не обсохнуть, а затем, по выходе на р.Волгу и необходимости сплава леса в низовые рынки, однорядки переплачиваются в грузовые трехрядки, и если лес крупный, то трехрядки бывают глубиною до 6-7 четвертей.
При погрузке в плоты сосновый и лиственый кряж и балки от коры очищаются и сплавляются в оскобленном виде, а ель сплавляется в коре, - не очищенною и по отзыву низовых лесопромышленников, эта кора, хотя частью и опадает, но оказывает некоторую защиту для древесины ели при быстром ее высыхании после выкатки на берег в сильные жары, обычно стоящие в течении лета в низовьях Волги и тем предупреждает появление щелей в бревнах, а следовательно, уменьшает количество брака при распиловке на тес. Мелкие сорта хвойного леса в обделанном виде, материалы лиственных пород и даже уголь на грузовых плотах складываются сверх клеток, чтобы по возможности таковые не намокали, а если встречается необходимость мелкие сорта хвойных пород грузить в клетки, то материал в ценности значительно приближается, и в этих случаях предпочитается грузить материалы, не обделанные в коре. При заготовке крупномерной балки или долгомера в значительном количестве, таковые сорта обычно накатываются на грузовые плоты сверху.
Березовая ступка и осина для спичечных заводов, цементовых бочек и бочек для засола рыбы, а также дрова лиственных пород долготьем, сплавляются по р.Усте и далее в грузовых плотах, но т.к. при дальнем и долгом плавании лиственные породы сильно намокают и тонут, то в клетки и в матку закладывается лес хвойных пород, причем предпочтение от дается сухостойному лесу или нарочно, заблаговременно, в начале лета, во время сока, рубится осиновый лес и оскабливается от коры, просушивается в течении лета и закладывается в плоты в следующую навигацию, служа вместо хвойных пород. Ольха разрабатывается в дрова, но и дрова не имеют значительной ценности и считаются почти в одной цене с осиновыми. Лиственница на местах продажи в низовых рынках не только пользуется предпочтением, но если не требуется для особых водяных или подземных сооружений, то по твердости - в распиловке и по темному цвету древесины не находит успешного сбыта.
Пихта по своей хрупкости также не имеет успешного сбыта и при продажах ценность ее определяется значительно ниже ценности ели.
 

 
Отпуск липы и дуба
 
Липа, произрастающая единично и куртинами в качестве подлеска в насаждениях елевых и березовых и смешанных, -на почвах свежих, суглинистых, богатых перегноем, потребляется местным населением для лаптей и плетения упаковочных веревок в возрасте от 10 до 15 лет, и на мочало для тканья рогож и циновок, для конопатка судов и сучения сплавных канатов - в возрасте 20-35 лет.
Оборот рубки для липы принят в разных дачах Лесничества от 20 до 30 лет в зависимости от вышеозначенного предназначения липы.
За истекшее десятилетие отпуск выборочной липы на мочало и лыки с учетом по площади составил в среднем ежегодно 1496,35 дес. 156 к.с. -1848 р. 70 коп.- 3270 р.01коп.
Из дачи Варнавинский бор для нужд кустарей, занимающихся изделием санных полозьев и колесных ободьев отпускается дубовый лес в делянках для сплошной рубки в лиственных насаждениях и выборочно в количестве, не превышающем 150 корней ежегодно размерами от 6 арш. 4 вер. верхнем отрубе. В течении последнего пятилетия продано кустарям дуба 600 корней, имеющих массу - 51,9 к.с., оцен. в 369 р.48к. за 873 р.77 к. И действительно, заготовлено вместе с мертвым лесом 65,0 к.с., оценка в 439 руб. 63 коп. за 972р.10 коп., причем оценка растущего дуба производилась по таксе на сосну тех же размеров с прибавлением сверх таксы 100%, а продажа на общих основаниях для растущего леса.
 

 
Оброчные статьи
 
Земельных оброчных статей в Лесничестве весьма мало и большинство из них образовалось из земельных наделов быв. постоянной лесной стражи, по ее упразднению или же свободных полян, а потому таковые угодия состоят по преимуществу из сенокосов, предназначенных к 1-годичному пользованию и частью из запущенной пашни, арендуемой под хлебопашество при трехпольном севообороте с попытками к переходу на четырехполье и о посевами трав - клевера и тимофеевки.
В 1902 году состояло оброчных статей: земельных 14, водяных 1 (рыбная ловля) общею площадью 142,97 дес., из коих по размеру оброка 13 статей приносили дохода менее 25 руб. и две статьи более 25 руб., но менее 100 руб.
Статьи сдаются в аренду с торгов местному населению, нуждающемуся в сенокосах, но доходность статей незначительна, хотя недостаток сенокосов заставляет население при каждых торгах постепенно увеличивать арендную плату.
 

 
Побочные пользования
 
Из побочных пользований в Лесничестве допускается нижеслежующие, но в весьма незначительном количестве и лишь для удовлетворения нужд местного населения, что видно из самой суммы дохода вырученного за десятилетие, а именно:
Пастьба скота - 258 р.09 к.
Распашка полян - 39 р. 50 к.
Отпуск посадочного материала - 6 р.
Добывание мха - 22 р.80 к.
Добывание песку - 52 р.25 к.
Охота - 52 р.
Сдача земельвладельцев - 101 р. 65 к.
Сбор муравьиных яиц - 19 р. 25 к.
Сенокошение болот, прогалин - 2721 р. 56 к.
 
А всего за десять лет - 3273 р. 10 к., что составит в среднем 327 р. 31к. в год.
Таким образом, из вышеизложенного вполне ясно видно, что главные доходы в Лесничестве получаются от продажи леса, а доход от оброчных статей и побочных пользований весьма незначителен. Точно так же незначителен доход и от взысканий за нарушение лесного устава, нарушение условий и договоров и взыскания пени за различные отсрочки операции или просрочку платежей долгов в казны.
 

 
Поселение крестьян
 
 В течении истекшего 10-ти летия в Варнавинско-Боровской даче Лесничества произведены поселения семейств быв. постоянной лесной стражи; первыми поселенцами были семейства в 16 душ, коим наделено по 6 дес. на душу, всего 96 дес. из быв. Кобыляшинской оброчной статьи с прирезкой к ней окружающего леса лиственных и елевых насаждений. Поселенцы, получив земли в 1902 году, образовали поч. Кобыляшинский, постепенно разрабатывают освобожденную от леса площадь отведенного им лесного участка и более или менее обзавелись постройками и сельскохозяйственным инвентарем. Вторая партия поселенцев бывших семейств лесной стражи в числе 18 душ, получив надел 108 дес. освобожденной от леса земли, и так как с времени передачи в пользование поселенцев прошло всего 6 лет, то более хозяйственно обзавелся только один домохозяин, остальные же ещё заводятся постройками и расчищают земли под пашню, сильно заглушаемую молодою порослью после вырубки леса. К тому же, быв. дважды пожаром, новоселы сильно разорены и не имеют сил быстро обзавестись постройками и сельско-хозяйственным инвентарем, почему починок "Лучин", образованный поселенцами, скорее представляет хутор с одним домом и вновь сооруженными постройками.
Третьей партией поселенцев семейств быв. постойной стражи в числе 47 душ отведено в надел 282 дес., а с неудобной 286 дес., и поселенцы, хотя и не введены во владение землей с выдачей владельной записи, но с разрешения лесного департамента допущены к пользованию землей, освобожденной от покрывающего ее леса с 1910 г. и эти поселенцы начали довольно энергично обзаводиться постройками, образовав починок "Кокшарский", производят расчистку хлама и корчевку пней для посевов, готовят срубы на своих больших усадебных участках и по видимому быстро устроятся, хотя, в настоящее время, вид нового поселения в сельско-хозяйственном отношении весьма жалкий, т.к. площадь селения представляет вырубку с оставшимся браком тонкомерным леском и быстро поднимающеюся молодой порослью лиственных пород.
Для увеличения фонда земель крестьянского землевладения, согласно указа от 27 августа 1906 года, в разных дачах Лесничества было выделено 13645,8 дес. земли, каковая и передана с 1908 года в распоряжение уездной Землеустроительной Комиссии, но в течение прошедшего времени работы по ликвидации и отводу хуторских участков, начатые в 1908 году Комиссией Хмелевской дачи на площ. 258,3, а по данным ликвидации 269,45 дес., до сего времени не закончены, хотя дача разбита на 15 хуторских и на 1 школьный участки, а покрывающий участки лес продан и может быть окончательно вырублен в зиму 1912-1913 гг., кроме участков, предназначенных для удовлетворения в лесном материале хуторян.
В лето 1912 года произведены ликвидационные работы в Моисеевской даче на площади 519,5 дес., а по данным ликвидации 514,0 дес., причем отведено 22 хуторских участка и 1 школьный, но работы еще не утверждены. Более никаких землеустроительных работ, кроме попытки Комиссии начать в 1909 году работу по ликвидации Здекинской дачи, оставленной в начале работ, не производилось и в настоящее время, с изменением условий и доходности лесных площадей, предназначенных под поселение, возбужден вопрос об изъятии из поселенческого фонда большинства предназначенной площади.
 

 
Лесовозобновление и культуры
 
Лесовозобновление вырубленных площадей в Лесничестве по преимуществу естественное и в лиственных насаждениях весьма успешное, так что лесосеки, вырубленные в начале истекшего 10-ти летия, уже вполне облесились доброкачественным молодняком лиственных пород. Наиболее быстро на вырубленных лесосеках появляется осина и липа, особенно на почвах свежих суглинистых. К этим породам прибавляется береза от отпрысков корней, а затем от налета семян, под покровом каковых пород с 5-6 года после вырубки леса уже появляется заметная молодая ель или сосна - в зависимости от бывшего состава насаждений. Искусственных мер к лесовозобновлению в лиственных насаждениях на вырубленных площадях никаких не принимается, кроме незначительной очистки от хлама в тех делянках, где имелась примесь хвойных пород для удаления хвороста и сучьев этих пород в целях предупреждения лесных пожаров.
Насколько успешно естественное лесовозобновление в лиственных насаждениях, можно указать на то обстоятельство, что при первоначальном устройстве дач в 1868 году большинство лиственных насаждений было описано как молодняки до 10-15 лет, а некоторые участки показаны вырубками, между тем в начале истекшего 10-ти летия эти молодняки и вырубки вновь поступили в рубку, как уже достигшие своей спелости, и вырубленных лесосек прежних лет, оставшихся пустырями, в лесничестве не имеется В хвойных насаждениях естественное лесовозобновление также довольно успешно, но для облесения требуется более долгий промежуток времени, не менее 10-ти лет. Особенно успешно лесовозобновление после лесных пожаров от налета семян с оставшегося материального насаждения.
В 1891 году в дачах лесничества были огромные пожары, захватившие площадь в несколько тысяч десятин, причем некоторые участки молодого и средневозрастного леса совсем погибли, и для возобновления их никаких мер не принималось за физической невозможностью производства культур на тысячах десятин.
В 1898-1899 гг. эти площади покрылись уже доброкачественным подростком по преимуществу сосны, а в настоящее время эти гари и пустыри представляют из себя или молодняки хвойных пород, местами очень плотные, или густой подлесок под пологом материнского насаждения в возрасте 15-20 лет.
Первоначально, в течении 5-ти лет после вырубки хвойных лесосек, на таковых появляются осина, береза, рябина, а в еловых насаждениях - малина и липа, и растут густые и высокие сорные травы, заглушающие хвойные всходы и препятствующие проникновению хвойных семян до земли.
По истечении 5-ти лет поднявшиеся лиственные породы заглушают малину, которая подсыхает, и значительно убывают сорные травы, а среди лиственного молодняка начинают появляться молодые деревца хвойных пород, которых прибывает все более, становятся пни виднее, и наконец к концу десятилетия, если не случится лесного пожара, почти каждая вырубленная делянка без всякой искусственной помощи оказывается облесившейся, а через 15-20 лет молодняк выравнивается в сомкнутое насаждение и быстро тянется в высоту.
Как мера содействия естественному лесовозобновлению служит обязательная очистка всех хвойных делянок от остатков заготовки - вершин, сучьев, щепы, которая складывается в кучи и сжигается в безопасное от пожаров время.
Очистка от хлама служит также и мерой предупреждения от возникновения и распространения лесных пожаров, которые приносят огромный вред лесу и лесному хозяйству, особенно вредны для молодняков, и если естественное лесовозобновление весьма успешно после первого легкого, надземного пожара, то вторичное возникновение пожара на вырубках или на ранее поврежденных пожарами участках, уже облесившихся и заросших молодняками, для последних гибельно и таковые вырубки и участки на долгое время обращаются в пустыри, трудно зарастающие молодняком.
Культурных работ в Лесничестве до 1902 года не производилось, и только с этого года они были предположены и началось взимание с лесопокупателей залога на производство работ.
Сперва работы предполагалось производить только в делянках с наиболее ценными насаждениями, предъявлявшимся к продаже с суммы не ниже 250 руб. за десятину, а затем постепенно культуры были распространены на всю площадь предъявлявшихся к продаже лесосек в сосновых насаждениях и в наиболее ценные лесосеки еловых насаждений.
Так как операции по заготовке леса производятся в течении двух зим, то первые залоги на культурные работы освободились к 1904 году, с какового времени фактически и начались культуры.
Первое время культурные работы состояли в содействии естественному лесовозобновлению, для чего вся площадь вырубленных делянок, после очистки от хлама, взмотыживалась вручную, а затем полоса посредине делянки, шириною в пять сажен, засевалась хвойными семенами, по расчету 15-20 фун. на десятину, которые слегка заборанивались железными граблями, а по сторонам этой засеянной поляны оставлялись взмотыженные полосы по 10 саж. шириною, примыкающие к материнскому насаждению, с которого и ожидался залет семян, так как при отводе хвойных делянок ширина их установлена 25 саж., а в лиственных насаждениях 40 саж. Тогда же был заложен в Баковско-Моисеевской даче временный питомник, из которого в последующие годы произведена посадка под кол рядами по 1 саж. ряд от ряда и по 1/2 саж. в ряду.
Но ни тот, ни другой способ не дали хороших результатов. Взмотыженная земля дала такую буйную сорную растительность выше роста человека, что она заглушила большинство всходов от посева семян, а при наступлении осени и выпадании снега эти травы легли плотным пластом на землю в виде толстого ковра и окончательно приглушили и подпарили лишенные света и слабые всходы. Только единичные деревца пробили этот травяной ковер и выбились на свободу, ожидаемый же налет семян, при малоурожайных годах и при плотности слежавшегося травяного покрова тоже не дал благоприятных результатов.
Посадки, производившиеся первый раз непривычными рабочими в тайне, в начале работ смотревшими на таковые как на никогда не бывалую забаву, и производивших посадку не всегда соблюдая осторожность и тщательность в выборе саженцев, тоже не были удачной, между тем стоимость как посадки, так и взмотыживания делянок оказалась довольно дорогой, почему таковые работы стали производиться в незначительных размерах в виде опыта, а были начаты работы по посеву семян площадками по 8-12 вер. каждая сторона, т.е. площадками по 1/4 - 1/2 квадр. аршина, рядами по 1 саж. ряд от ряда и 2-3 арш. в ряду, причем площадки взмотыживались, разравнивались, в них сеялись хвойные семяна по расчету от 2 до 3 фун. на десятину, и семяна заборанивались рукою или граблями.
Такой посев, при своей простоте и сравнительной дешевизне, дал довольно хорошие результаты, почему посев площадками продолжается до сих пор, но площадки увеличены до 1 квадр. арш.
Семяна для культурных работ добывались частию путем сбора шишек лесною стражею, частию покупкою шишек у местного населения или уплатою за их сбор наемным рабочим той же цены, что и при покупке, почему в настоящее время практикуется только покупка шишек, а не сбор их по найму.
Шишки собирались как в вырубаемых лесосеках казенных дач, так и в дачах частных владельцев и в лесах крестьян. При неурожаях шишек в сплошных высоких лесах, шишки собирались с дерев по опушкам оброчных статей, прогалин, границ дач, при дорогах и у полей.
Шишки частию пересушивались как стражею, так и населением по домам на печах, в банях и на солнце, а частию высушивались в казенных сушилках.
Готовые семяна приобретались у стражи и у местного населения за плату сначала по 50-60 коп. за фунт сосновых семян, но затем цена быстро возросла до 80 коп. за фунт, так как кроме требования шишек и семян для лесничества, открылся спрос в соседние Лесничества и в Лесничества Нижегородской и Казанской губернии, куда шишки отправляются весной на пароходах по р. Ветлуге, а семяна возятся для продажи в г.Семенов и Н.Нввгород, а почтой же отсылаются даже в г.Ригу в склады семяноторговцев.
В 1899 году в Ижменской даче была устроена простейшая семяносушилка, в которой добывались семяна и отсылались в казен. склады Липецкого и Романовского Лесничеств Тамбовской губернии, но с разделением Лесничества эта сушилка отошла в Ижменское Лесничество.
В 1903г. были построены две семяносушилки по образцу и размеру каз. бань за сумму 102 руб. 50 коп. с подвесными решетами, но постройка их совпала с неурожайными годами и потому таковые сначала бездействовали, а затем в 1911 году, во время сушки шишек, одна сушилка сгорела, и хотя сушка шишек была закончена в приспособленной для этой цели бане, но потребность в постройке новой сушилки, более соответствующей своему названию, уже выяснилась, т.к. к этому времени культуры в лесничестве производились уже на площади свыше 100 дес. ежегодно и кроме того излишек семян начал отпускаться в другие Лесничества.
Нужда в сушилке сказалась еще и по той причине, что при покупке семян от населения, семяна часто оказывались или отсыревшими, или закаленными высокой температурой, почему были мало всхожи, в сухие годы всходили только через год, испытание же продаваемых семян путем проращивания проб от каждой мелочной покупки в полфунта или в один фунт, - делать не всегда представлялось возможным. Плохими семянами можно отчасти объяснить и первоначальные неудачи посевов, при добывании же семян в своих сушилках, наименьшая всхожесть оказывалась = 83%.
В 1911 году было ассигновано на постройку семяносушилки 300 руб. Работы по постройке были начаты и к лету 1912 года закончены. Осенью в сушилке уже пересушено 780 четвериков сосновых шишек, среднего достоинства, прошлогоднего плохого урожая и добыто 164 фунта сосновых семян. В течении октября и ноября месяцев приобретено вновь сосновых шишек 826 четвер. и сушка их начата с 1 ноября 1912 года. Урожай шишек в 1912 году хороший и принимаются меры к заготовке возможно большего количества шишек в пределах кредита на 1912 год, чтобы сделать запас семян на будущее время. Из числа семян, заготовленных в 1911 году, кроме высеянных в лесничестве, отпущено в июне 1012 года Г.Лес. Ревизору У района - З п. сосновых семян бесплатно и Г. Л. Ревизору района - З п.сосновых семян за плату по 32 р. за пуд.
Сгруппировав все культурные мероприятия, оказывается, что:
в 1894 г. было заготовлено семян лесною стражею бесплатно-
сосновых - 63 ф.
еловых - 90 ф.
Всего 153 Ф.
В 1900 г. заготовлено 329 1/2 ф. сосновых семян с расходом - 213 руб. 40 коп.
В1899 году на оборудование простейшей сушлки израсходовано 35 руб.
В 1901 году заготовлено семян сосновых - 7,1/2ф. и еловых - 9,1/2 ф., всего 17 фунтов с расходом - 8 руб. 50 коп., каковые семяна отосланы своевременно в казенные склады.
В 1903 году построены 2 простые сушилки за 102 руб. 50 коп.
С 1904 года начаты правильные культурные работы за счет залогов лесопокупателей и производились в последовательном порядке лет.
Таким образом, из ведомости видно, что производство культурных работ все расширялось и к 1912 году общая площадь закультивированных в лесничестве площадей числилось в 504,82 дес.
Дополнение культур произведено на площади 174,8 дес., что составит почти 1/3 часть всей закультивированной площади, причем в число площади дополнительных культур вошли 32,71 дес. только подготовленных в 1904 и 1905 гг. для воспособления естественному лесовозобновлению, и 52,41 дес. культур предыдущих лет, поврежденных пожаром, которые по необходимости пришлось возобновить.
В остальные года, не показанные выше, никаких культурных работ не производилось.
С расширением культурных работ было разрешено иметь в Лесничестве культурного надзирателя, каковой и состоит в лесничестве с 1909 года, с окладом содержания З00 руб. в год.
 

 
Расходы. Административный состав и Лесная стража
 
Исполнение всех лесохозяйственных и административных дел в лесничестве возлагается на Лесничего, в помощь которому имеется один Лесной Кондуктор, исполняющий обязанности помощника лесничего.
За истекшее десятилетие в Лесничестве состояло вольнонаемной лесной стражи объездчиков - 4, все грамотные из местных нижних воинских чинов, и лесников - 29 человек в большинстве грамотных, из местных крестьян, нижних воинских чинов и одного мещанина.
Величина объездов была от 9 до 16,1/2 тысяч десятин, а величина обходов от 900 до 3000 десятин в зависимости от условий охранения, близости деревень и густоты населения.
На стражу возложено охранение леса от порубок, пожаров, пастьбы скота, предупреждение и преследование незаконных пользований мхом, рыбной ловлей, охотой, сенокошением и пр.
На обязанности стражи лежит расчистка граничных и квартальных просек от зарастания молодняком, надзор за производством лесных работ по ремонту мостов и дорог, перечет леса на делянках сметного назначения, поступающих ежегодно в продажу, присутствие, содействие и участие в работах по лесоустройству и землеустройству, при отводе лесосек и разбивке их на делянки, при образовании оброчных статей, - наблюдение за исправностью всех межевых знаков, наблюдение за правильностью выработок растущего и мертвого леса и преследование лесопохитителей для уличения таковых - при судебных разбирательствах, куда лесная стража должна являться по вызову суда в качестве свидетеля.
Лесная стража, допущенная к исполнению должности, по утверждению ее Начальником Управления, приводится к присяге и числится состоящей на Государственной службе без прав на пенсию. Часть лесной стражи в числе 22 лиц помещается в казенных домах, а остальные 11 лиц - в наемных квартирах. До закона о Лесной страже 1908 года, содержание таковой слагалось из жалования, с вычетом за земельный надел из содержания стражи.
Жалование объездчикам до 1908 года было от 200 до 300 руб., а лесникам от 84 р. до 96 руб. в год и квартирных от 12 до 18 руб. в год, так что наивысший оклад содержания для объездчика был 318 руб. и для лесника 114 руб., из коих удерживалось за земельный надел.
С 1908 года содержание лесной стражи повышено до следующих норм, причем на наем квартиры назначено по 36 руб. в год каждому чину лесной стражи, живущему на квартире:
3-м объездчикам - 420 руб. в год,
1 объездчику - 454 руб. в год,
21-му леснику- 180 руб. в год,
1 леснику- 150 руб. в год,
1 леснику- 159-24 руб. в год,
4 лесникам- 138 руб. в год,
2 лесникам- 144 руб. в год,
что составило общую сумму содержания 33 лиц Лесной Стражи - 6645 руб. 34 коп. в год. Кроме того, каждому из лиц Лесной Стражи отпускается на отопление по 3 к.с. дров безденежно, а лицам, проживающим в казенных домах, отведено около 5 дес. земельного надела каждому, а также и одному объездчику, проживающему на квартире.
Большая часть казенных домов Лесной Страже построена в прежнее время и за последнее десятилетие выстроено новых только один двухжилой и один двухжилой из двух флигелей казенные дома, в остальных домах производится только ремонт домов, и если прибавить к содержанию стражи эти расходы, то получилось:
 

Года

Расход на содержание

Постройка   домов

Ремонт домов

Всего

1902

3617 р.56 к.

335 р.

7 р.

3959 р. 56 к.

1903

З615 р.70 к.

550 р.

85 р.

4250 р. 70 к.

1904

3491 р. 94 к.

50 р.

507 р.

4048 р. 94 к.

1905

3512 р.20 к.

 

240 р.

3752 р.20 к.

1096

3367 р. 93 к.

 

 

3367 р. 93 к.

1907

3439 р. 61 к.

 

 

3439 р. 61 к.

1908

4510 р. 80 к.

 

345 р.

4855 р.80 к.

1909

6716 р. 69 к

 

350 р.

7066 р. 69 к.

1910

6653 р. 25 к.

 

10 р.

6923 р.25 к.

1911

6665 р. 24 к.

 

258 р.

6923 р. 24 к.

Всего

45590 р. 92 к.

 935 р.

1802 р.

48327 р. 92 к.

 

И.Н.Соловьёв
Варнавинское лесничество
Историко-географическая характеристика
 
Внимание! Работа И.Н.Соловьёва печатается без упоминаемых в тексте карт и приложений в связи с их утратой. Из текста публикации исключены ряд таблиц и краткие комментарии к ним в связи с узкопрофессиональной направленностью и использованием устаревших единиц измерения.
 
Содержание
 
Об авторе
Расположение дач и образование лесничества
Исторический обзор распределения земельной собственности
Выморочное имение
Население
Промыслы
Описание лесов. Пожары. Положение, почва и пути сплава
Размеры отпусков на последующее 10-летие
Хозяйственные заготовки
Отпуск мертвого леса
Смолокурение
Сплав леса
Беляны и баржи
Плоты. Однорядки и грузовые
Отпуск липы и дуба
Оброчные статьи
Побочные пользования
Поселение крестьян
Лесовозобновление и культуры
Расходы. Административный состав и Лесная стража
Лесоохранение. Лесоустройство и лесные работы
Содержание чинов корпуса лесничих
Нарушение Лесного Устава
Пожары
Делопроизводство
Соотношение земельной собственности
 
 

Иван Николаевич СОЛОВЬЕВ с 90-х годов 19 века и до 1914 г. работал лесничим Варнавинского лесничества, контора которого с 1885 года находилась в селе Баки.
Соловьев окончил Петербургский лесной институт. Иван Николаевич очень любил лес и был настоящим патриотом лесного хозяйства. За время работы в лесах Приветлужья он постоянно изучал их, был активным корреспондентом дореволюционных журналов "Лесной дух" и "Лесное хозяйство", в которых часто описывал состояние наших лесов, лесные промыслы и работу лесничеств.
Соловьев И.Н. в начале 1914 года Лесным департаментом был переведен в город Юрьевец на Волге лесничим пригородного лесничества.
Записку о наших лесах он написал в 1913г., к 300-летию династии Романовых, но опубликована в печати она не была. Сохранилась записка (в копии) благодаря бывшему лесничему Баковского лесничества Шемякину В.И., который в 1947 году, при отъезде из Красных Баков, передал ее нашему краеведу-любителю Круткину М.Е.  При записке должна быть карта Варнавинского лесничества XIX века, но в наличии ее не оказалось.
Для работников лесного хозяйства и лесной промышленности нашего и соседних районов записка очень ценная и носит исторический характер, хотя местами имеются религиозно-мистические описания.
За сохранность копии данной записки большая благодарность Михаилу Ефимовичу Круткину.
 
В.Маралов.
 
 
Расположение дач и образование лесничества
 
Варнавинское лесничество расположено в южной части Варнавинского уезда Костромской губернии, по обеим сторонам реки Ветлуги и, как и большинство Лесничеств России, получило свое название от уездного города Варнавина.
Время образования лесничества с точностью установить не представляется возможным, т.к. весь архив Лесничества уничтожен пожаром в 1894 году, но руководствуясь тем обстоятельством, что бывшие в Варнавинском уезде корабельные рощи, без изменения границ, вошли в состав лесничества, а между тем обмежеваны от прочих владельцев в 1800 году землемером I класса Бобыревым, можно заключить, что уже в это время леса Варнавинского уезда были в ведении "Особого департамента для лесной части", при Адмиралтействе Коллегии, наименованного указом 1799 года - Лесным департаментом.
Обмежевание корабельных рощ в 1800 году было вызвано спорами с совладельцами при обмежевании лесных дач в 1770 году землемером Шуржевским и выполнено по постановлению Межевого Департамента Правительствующего Сената, а это служит доказательством того, что корабельные рощи и прочие леса казны, вызвавшие споры совладельцев в 1770 году, составляли собственность казны еще в начале царствования Императрицы Екатерины II.
В 1764 году с изданием закона об отобрании Монастырских вотчин, леса и земли упраздненного Варнавинского Троицкого монастыря поступили в ведение Государственной Коллегии Экономии и значились в Лапшангском стане г.Унжи (ныне старый город Унжа Макарьевского уезда Костромской губернии), а земли Макарьевского Желтоводского монастыря, перешедшие по тому же закону в ведение Государственной Коллегии экономии, значились по Верхней Керженской волости, села Богоявления, Семеновского уезда Нижегоредской губернии. С образованием в 1778 году Костромского наместничества, переименованного затем в Костромскую губ., с.Варнавино было преобразовано в уездный город Варнавин с образованием при нем уезда, в состав которого вошли часть земель, причисленных к городу Унже (Лапшангский стан) и часть земель, состоявших в Семеновском уезде, а именно вся южная часть Варнавинского уезда.
С этого времени леса и земли упраздненных Варнавинского Троицкого и Макарьевского Желтоводского монастырей перешли в Варнавинский уезд, причем наблюдение за лесами, состоящими в Коллегии Экономии, было возложено на местное начальство уезда и на особых выборных из отставных офицеров лиц.
В 1798 году в некоторые губернии, в том числе и в Костромскую, были назначены Оберфорстмейстеры и Форстмейстеры для управления казенными лесами и корабельными рощами, и с этого времени надо считать возникновение лесного управления на местах, хотя корабельные рощи причислялись то к тому, то к другому округу по заготовке леса для кораблестроения.
К этому же времени следует отнести возникновение Варнавинского лесного округа, первоначальным ядром которого следует считать быв. монастырские земли, а затем в состав округа были приписаны конфискованные и спорные имения, излишки за наделами 15-ти десятинной пропорции на душу по Высочайшим пожалованиям, выморочные имения и корабельные рощи, так что Варнавинский лесной округ, возникнув за промежуток между 1779 - 1800гг. в течение почти 60 лет изменяя свой состав и площадь в зависимости от присоединения новых земель или отчисления корабельных рощ, и только в половине прошлого столетия Варнавинское Лесничество окончательно сформировалось в отдельную административную единицу, которая уже не изменяла своего состава.
В 1826-1828 году Оберфорстмейстеры, Форстмейстеры, Ферстеры и унтер-ферстеры были переименованы в губернских окружных и младших Лесничих и подлесничих, причем заведывание лесными делами было сосредоточено в департаменте Государственных Имуществ при Министерстве Финансов, а в губерниях - в Лесных отделениях при Казенных Палатах.
В 1837году было учреждено Министерство Государственных Имуществ, и в 1839 году издано положение о Корпусе Лесничих, но корабельные леса, быв. с 1802 г. по 1828 г. в Управлении Министерства финансов, с 1829 г. вновь перешли в заведывание департамента корабельных лесов Морского Министерства.
С изданием положения о Корпусе Лесничих, Лесные округа были переименованы в лесничества, каковое наименование сохранилось до сего времени.
В период с 1853 по 1859 год корабельные леса, сначала временно, а затем навсегда, перешли под Управление Министерства Государственных Имуществ.
При окончательном сформировании Лесничества в 1853-1859 годах в состав его вошли: Баковско-Моисеевская корабельная роща, дачи Ижменская с двумя участками корабельных рощ и дачи Моиееевская, Здекинская, Хмелевская, Хребтихинская, Богородская и Варнавинская-Богородская, общею площадью около 25000 десятин, из которых - по освобождении крестьян и при поселении семейств быв. лесной стражи и нижних воинских чинов, не попавших в Х ревизию, отведена часть удобных земель, и к 1894 году, в котором пожаром уничтожило весь архив, в лесничестве числилось всего удобной и неудобной площади 24539 десятин.
Все вышеозначенные дачи расположены в южной части Варнавинского уезда и протянулись широкой полосой с запада - от границ Семеновского уезда, Нижегородской губ., на восток - до границы Яранского уезда Вятской губернии, прерываясь только владениями Удельного ведомства, частных лиц и крестьянских обществ, расположенными по обеим сторонам реки Ветлуги и ее притока реки Усты, причем часть этих земель, около села Никольского-Баки, составляли собственность казны и вымежеваны в 1800 году по Высочайшему пожалованию.
Кроме этих лесных дач, составляющих как бы один массив, в северной части уезда находятся несколько мелких лесных дач, отстоящих от главной массы лесов в 75-100 верстах и расположенных вблизи южной части Ветлужского уезда, почему таковые дачи и были причислены к Ветлужским Лесничествам, а дача Клинец в западной части уезда, на границе Макарьевского уезда, как примыкающая к Белбажской казенной даче, причислена к 3-му Макарьевскому, ныне Белбажскому Лесничеству.
Если еще и в настоящее время в глухих углах провинции жизнь мало оживлена, то вполне понятно, что 75-100 лет тому назад в Варнавинском уезде была полная глушь. Административные учреждения были сосредоточены в г.Варнавине, как административном центре, а прочие селения не имели никакой жизни и значения, почему и Лесничий или Ферстер должны были избрать город Варнавин местом своего жительства, где и сосредоточить свою деятельность по управлению и надзору за лесами, что вполне удовлетворяло административным и хозяйственным целям того времени.
С постепенным развитием лесной промышленности, при увеличившихся ценности и спросе на лес, а также с увеличением населения при уменьшении и даже отсутствии лесов в наделах крестьян, сношения населения с Варнавинским лесничим и его канцелярией стали весьма интенсивны, т.к. г.Варнавин, как это видно на карте лесов, расположен за пределами дач почти в сорока верстах от центра их и в 80-100 верстах от дальних границ Лесничества, то отношения с населением и административный надзор за лесами и деятельностью чинов лесной стражи затруднялось, почему около 1885 года жительство лесничего было перенесено в село Никольское-Баки, находящееся в сорока верстах южнее гор. Варнавина и расположенное на р.Ветлуге, приблизительно в центре лесничества. Таковое перемещение значительно облегчило для населения сношение с лесничим, тем более что в с. Баках установлены еженедельные базары (по пятницам), во время которых всякий имеет возможности исполнить свои дела и в канцелярии лесничества.
Приближение  жительства Лесничего к дачам дало возможность усилить надзор за лесом и его охранителями - чинами лесной стражи.
Все это в скором времени выразилось в увеличении доходности лесов, а свободный доступ населения к Лесничему для удовлетворения своих надобностей в лесном материале настолько увеличил делопроизводство, что оказалось необходимым разделение Лесничества на два самостоятельные Лесничества, каковое разделение в последовало в 1900 году, причем Ижменская дача площадью 73705 десятин была выделена в особое Лесничество под названием "Ижменское", а все остальные дачи площадью 50804,5 десятин остались в старом Варнавинском лесничестве.
Место жительства обоих Лесничих осталось в том же селе Баках, как более центральном селении, имеющем почтово-телеграфное отделение и получавшем почту ежедневно.
По разделении Лесничества, с увеличением сил администрации, местное население получило еще большую возможность прямых сношений с обоими Лесничими в целях удовлетворения своих нужд по приобретению леса на постройку и ремонт домов и служб, на отопление и для кустарных промыслов (токарный, ложечный, лычный, мочальный, верёвочный, бондарный, плетюшный и пр.), что вместе с увеличением спроса лесных материалов для продажи на сплав очень сильно увеличило делопроизводство канцелярий Лесничих, а так как на лесничих были возложены работы по землеустройству, лесоохранению частных дач, культурные работы и работы лесные по постройке мостов и дорог, то выяснилась настоятельная необходимость выделить из двух уже существующих Лесничеств, некоторые дачи и части их для образования третьего лесничества с местом жительства Лесничего в г. Варнавине, каковой проект уже представлен в Лесной Департамент в 1911 году.
 

 
Исторический обзор распределения земельной собственности
 
В истории российского Государства и в летописях местных церквей имеются некоторые указания на землевладение теми лесными пространствами, которые, в настоящее время, вошли в состав Варнавинского лесничества, по этим указаниям можно приблизительно проследить последовательную смену землевладельцев начиная с 13 века.
По историку, в начале ХIII столетия, город Галич "на Мери" был стольным городом Северного Галичского Княжества, причем владения князей распространялись на восток, за реку Унжу, до реки Ветлуги. После нашествия татар в 1238 году и разорения Москвы, Владимира, Галича и проч. городов тогдашней Руси, в 1257 году основалось татарское царство Казанское и вся местность до реки Ветлуги подпала под влияние татар, подвергаясь набегу и разорениям, почему и права князя Галицкого на земли по р. Ветлуге свелись к номинальному владению.
С 1328 года начала возвышаться, среди других княжеств Москва при великом князе Иоанне Даниловиче Калите, который, расширяя и усиливая княжество войнами с соседними князьями, в целях присоединения их владений к Москве, не упускал возможности "примышлять" ,т.е. приобрести покупкою или по договору волости и селения от других князей. Таким способом великим князем Калитою были примышлены от Галицкого князя села Борисовское и Никольское (Баки тож) с их землями и пустошами, но, как сообщает историк, земли эти были примышлены как будто по особому договору, т.к. в завещании Калиты эти села не упоминаются и остались как бы в пользовании князя Галицкого до известного срока. В 1363 году Галицкое княжество при Московском Великом князе Дмитрии Ивановиче Донском, присоединено уже к Московскому княжеству в полном составе, а по завещанию князя Донского "примыслы" Галич с селами Борисовским и Никольским (Баки тож), тянувшими к Костюме, были переданы в вотчину сына князя Донского - Юрия Дмитриевича.
Купчих грамот на сёла Борисовские и Никольские - Баки тоже в архивах 14 века не обнаружено. Деревня Баки впервые упоминается в "Писцовых книгах" 1612-1614 г. с количеством 7 дворов. Деревня Баки в 1635 г. и только с этого времени называется село Никольское-Баки тож.
Таким образом, о селе Никольском-Баки впервые упоминается в начале 14 столетия.
После нашествия татар и образования царства Казанского, все земли по р.Ветлуге разорены настолько, что, как упоминает летописец: "Сия страна, по берегу реки, зовомая Ветлуги, бысть пуста 253 лета и где было жилище человеком, порасте везде великими лесами и названа бысть Ветлужская пустыня и никем проходимая токмо немногими людьми, приходящими лова ради звериного из пределов града Унжи."
По тому же летописцу после Куликовской победы Дмитрия Донского над татарами в 1380 году "Российское государство прия себе свободу от работы и насилования поганского и работы татарские. По всем странам начаша житие свое распространятия и жити без страха и по берегу великия реки Волги разоренные города обновляти и села возстановляти. Преподобныя отцы пустынно-любитилие тогда составиша многие обители и монастыри общежительные и инии же отсюду возлюбиша житие пустынное" - "вселишася в лесах дальние пустыни никому знаеми только Богу единому".
В 1417 году в эту "Ветлужскую Пустыню" пришел из города Устюга преподобный Варнава, и поселился на берегу Ветлуги "на Красной горе", в дикой пустыне, работая Богу в псалмопении и молитвах, питаясь былием и вершием дубовым."
После 28-летних подвигов преподобный Варнава Ветлужский скончался 11июня 1445 года.
Немного ранее, в 1427 году, Казанские татары напали на город Унжу и Галич, причем последний выдержал четырехнедельную осаду, но все земли на Унже и Ветлуге были разорены. Путь татар шел через те места, где теперь находятся города Царевококшайск, Царевосанчурск, Варнавин и старый город Унжа, причем место пребывания преподобного Варнавы на Красной горе было на пути татар, но преподобный, как пустынно-житель, татарами замечен не был. По кончине преподобного Варнавы, похороненного на вершине горы, на "Место сие святое" начали приходить из разных мест многие монахи и земледельцы. В то же время шло заселение берегов реки вверх и вниз по ее течению от Красной горы.
Над гробом преподобного Варнавы иноками вскоре была построена церковь во имя Святителя Николая чудотворца и затем другая - во имя живоначальныя Троицы, и основана общежительная обитель, которая получила название Варнавинской-Троицкой пустыни.
При гробе преподобного Варнавы начали совершаться чудесные исцеления, о чем "в окресные страны прославися широкая слава".
В обитель приходили больные и богомольцы и приносили в церковь Божию "вина, свечи и фимиам и монахах во обитель потребное".
Слава о чудесах при гробе преподобного дошла в начале XVI столетия до Москвы, и монастырю была дана от Государя и Великого князя Василия Иоанновича жалованная грамота 26 июня 1530 г. на имя старца Савватия, которою пожалованы монастырю: "починки с новопоселенными крестьянами, которые поселились по призыву того монастыря строителя старца Сергия с братнею, с пожнею и лесом и с рыбными ловлями по реке Ветлуге и за рекою Ветлугою в озерах со всякими угодиями".
Вторая грамота была уже от царя Иоанна Васильевича, выданная 25 июля 1551 года на имя старца Иова с братией, и третья грамота царя Федора Ивановича, выданная 8 марта 1595 года на имя старца Феодосия, но что пожаловано монастырю этими грамотами, указаний в летописи нет.
В начале XVII столетия монастырь сгорел, и жалованные грамоты уничтожены, почему по челобитию дьяка Кудрявцева все починки монастырские с землею были написаны в 1635 году за него Кудрявцева, но указом царя Михаила Федоровича в 1645 г. все земли и починки у Кудрявцева взяты и снова записаны за Троицким Варнавинским монастырем, согласно грамоты прежних государей.
Позднее Царем Алексеем Михайловичем была выдана жалованная грамота об отводе монастырю земли "от Нелидовки реки до Усть реки". Отвод начат в 1661году и окончен в 1663 году.
Грамотой Царей Иоанна и Петра Алексеевичей и Царевной Софьей 25ноября 1688 г. подтверждены прежние права на монастырские владения "по реке Ветлуге вверх и вниз со всякими озерами и потоками и со всякими угодьями". В этой грамоте была прописана жалованная грамота царя Иоанна Васильевича, выданная 25 июля 1551года, упоминаемая ранее, с указанием на право владения монастыря землями "от Волу реки до устья Усты реки по обе стороны Ветлуги реки, со всеми угодьями". Кроме того, упоминается о грамоте царя Василия Ивановича Шуйского, выданной 22 июня 1606 года об отводе, согласно грамоты Царя Иоанна Васильевича, "реки Ветлуги до устья реки Усты" - "на пусто место".
Из всех этих грамот Московских Царей можно заключить, что все земли по обе стороны реки Ветлуги составляли собственность Московских Царей, были пустынны, малоценны и жаловались монастырям и служивым людям.
Варнавинская пустынь существовала до 1764 года, когда монастырь был закрыт, а из поселения при монастыре образована слобода и село Варнавино, переименованные в уездный город в 1778 году, в год образования Костромского наместничества.
Земли, принадлежащие монастырю, с закрытием монастыря и изданием закона в 1764 году об уничтожении монастырских вотчин, перешли в казну, в ведение Государственной Коллегии Экономии, а затем часть земель и лесов, расположенных между рекой Нелидовкой и рекой Устой, - под названием" Отхожий Бор", владения быв. крестьян и мещан села Варнавина, ныне города, - обмежеваны в 1779 году и с того времени были в единственном владении казны, причем название "Отхожий Бор" изменилось в название "Варнавинский Бор", под каковым эта дача и значится в настоящее время в составе Варнавинского лесничества.
В начале XV столетия на реке Волге, близ реки Керженца, был основан Макарьевский Желтоводский монастырь, подвергавшийся неоднократным нападениям Казанских татар, причем после одного из таких нападений и разорений монастыря, основатель его, Преподобный Макарий, в 1439 году отправился на поиски более дикого и спокойного для пустынного жительства места. В поисках он прошел по берегу реки Ветлуги, через леса "Ветлужской пустыни" и временно, - как говорит предание, - остановился на берегу реки Ветлуги, так сказать, "приткнулся". Впоследствии на этом месте возникло село, названное "Макарий Притыки", существующее до сего времени. Село это находится в 15 верстах ниже (по течению реки Ветлуги) теперешнего города Варнавина, возникшего на Красной горе, месте подвигов преподобного Варнавы.
Не понравились ли преподобному Макарию места на реке Ветлуге, или он узнал, что поблизости проживает уже 20 лет в подвигах, трудах и молитвах преподобный Варнава, но только Макарий не остановился на реке Ветлуге, а перешел на реку Унжу, где и поселился, а до смерти его, на том же месте, возник Макарьевский унженский монастырь с поселившимися при нем крестьянами. Впоследствии эти монастырские слободы были переименованы в город Макарьев.
Оставленный преподобным Макарием разоренный татарами монастырь на реке Ветлуге постепенно был восстановлен собравшимися с разных сторон иноками, а после покорения царства Казанского монастырь уже существовал и развивался беспрепятственно, тем более, что при монастыре, на монастырских землях, еще в 1524 году была учреждена макарьевская ярмарка, приносившая монастырю значительные доходы и существовавшая при монастыре до половины XIX столетия. Затем ярмарка была перенесена в город Н.Новгород, а насколько таковая была велика и для монастыря доходна, можно видеть по тому, что и до сего времени эта ярмарка представляет из себя Всероссийское торжище в обмене товаров между Востоком и Западом.
Ко времени открытия ярмарки при монастыре следует отнести пожалование монастырю царем Иоанном Васильевичем Грозным крестьян, рыбных угодий, земель и отхожих лесных пустышей. В числе этих пустышей была пожалована и пустышь по реке Керженцу и его притокам.
После отобрания от монастырей вотчин, согласно закона 1754 года, при обмежевании пустыни в 1779 году, таковая носила название -"Семеновского уезда, Верхне-Керженской волости, владения Государственной Коллегии Экономии, прежде бывшая монастырская Макарьевского Желтоводского монастыря", Эта пустошь, с образованием Костромской губернии, перешла из Семеновского уезда, Нижегородской губернии, в состав Варнавинского уезда, Костромской губернии и со времени перехода в ведение Государственной Коллегии Экономии значилось единственного владения казны, а впоследствии пустошь, приняв по ближайшему селу Здекину (Дмитровскому) название Здекинской дачи, - вошла в состав Варнавинского лесничества.
Таким образом, исторические данные о прежде "в пусте лежащих"- Государственных землях, а ныне казенных лесных дачах Варнавинско-Боровской и Здекинокой - выяснились достаточно определенно, относительно же дач Баковско-Моисеевской, Моисеевской и Ижменской таких точных дынных не имеется.
В начале царствования царя Петра Алексеевича все земли по обеим сторонам реки Ветлуги составляли собственность Московского царя и, как указывалось выше, начали заселяться, но, кроме земель, пожалованных монастырям, нет указаний на другие пожалования, и только после Полтавской победы над шведами в 1709 году, участникам битвы и деятельным помощникам Петра Великого были пожалованы "огромные поместья, чины и кавалерия."
В числе пожалований значится пожалование Фельдмаршалу Борису Шереметьеву земель и крестьян по реке Ветлуге, а при генеральном межевании в 1779 году эти земли, при селах Макарий Притыка, Биберино-Богородское и Здекино -числится уже во владении сына Шереметьева Петра Борисовича в совместном владении с Салтыковым Львом, Демидовым, Астафьевым, Добрышевым, Головиной, Ешковых и др., из чего можно вывести заключение, что пожалование крестьянами и землями было сделано не только фельдмаршалу Шереметьеву, но и другим генералам и офицерам, участвовавшим в Полтавской битве, по известному числу душ с землей по 15-ти десятин на душу. Все эти земли, переменившие к настоящему времени путем продажи, дарения или наследства своих владельцев, расположены по обе стороны реки Ветлуги выше и ниже города Варнавина, причем соприкасаются с запада с дачей Здекиной, с Востока - с дачей Варнавинский Бор и с Юга - с дачами Моисеевской и Баковско-Моисеевской.
В том же 1709 году Царем Петром I были пожалованы крестьяне села Никольского Баки тож с пешими и пустошами Канцлеру Гавриилу Ивановичу Головкину, одному из наиболее приближенных и доверенных царю лиц со времени потешных игр.
Земли эти перешли во владение сына его Александра Гаврииловича Головкина. В 1744 году возникли бунты крестьян в разных местах Империи, и в числе бунтовавших значатся -"крестьяне Ветлужской вотчины графа Головкина, села Никольского Баки тож, убившие приказчика и разграбившие палатку." Число крестьян в вотчине исчисляется в 1668 душ, что показывает уже на значительное население тех диких мест, которые по летописцу в XIII, XIV,XV столетиях назывались "Ветлужская пустыня".
По-видимому, Ветлужская вотчина перешла по наследству или дарению дочери Головкина - Елене Александровне, по замужеству княгине Долгоруковой, и в 1762году в истории упоминается о бунте крестьян в ее "Галицких вотчинах", в числе двух тысяч душ.
Прилагаемый чертеж с планами владения княгиня Долгоруковой, время составления которого не указано, должен быть отнесен к периоду 1762-1765 годов.
Дальнейший период владения с 1762 по 1770 год не вполне ясен, но можно сделать два предположения, а именно: первое -что, вследствие бунтов крестьян и подаваемых ими просьб о принятии их в Императорское ее Величество владения, по случаю великих тягостей, налагаемых владельцами, Ветлужская вотчина принята, как и некоторые другие владения, дворцовой канцелярией, заменившей дворцовый приказ, а второе предположение состоит в том, что впавшая в царствование Императрицы Анны Иоанновны в немилость и опалу вся семья князей Долгоруковых, - в царствование императрицы Елизаветы Петровны была уже предана суду и подвергнута наказанию за злоумшление против Императорской фамилии.
Некоторые члены семьи Долгоруковых были казнены, другие сосланы в ссылку с женами и детьми, а имения их конфискованы и переданы в ведение дворцовой канцелярии.
Около 1765-1778 годов, в царствование Императрицы Екатерины II, село Никольское Баки с деревнями было Высочайше пожаловано Статс - Даме Графине Шарлоте Карловне Ливен, и на приложенной копии чертежа владения княгини Долгоруковой указана приблизительная граница сделанного пожалования.
Работы по обмежеванию Высочайше пожалованных гр. Ливен земель были произведены в 1770 году, но вызвали большие споры, почему границы владения утверждены не были и для разбора споров дела о праве владения землями перешло в Межевой департамент Правительствующего Сената, по указу которого и произведено окончательное размежевание владения в 1800 году, причем границы отведанного владения, по сравнению с границами, предположенными ранее, как это видно на прилагаемых планах, не имеет ни малейшего сходства. Границы, проведенные в 1800 году, вполне совпадают и остались с того времени без изменения для дач Баковско-Моисеевской и Ижменской, из коих первая находится в составе варнавинского Лесничества, а из Ижменской, быв. в составе Варнавинского лесничества, образовано новое "Ижменское" лесничество.
По-видимому, в период перехода Ветлужской вотчины от кн. Долгоруковой в ведение дворцовой Канцелярии до пожалования земель граф. Ливен, т.е. в промежуток с 1762 по 1770 год, когда все земли и леса находились в ведении Дворцовой Канцелярии, из быв. вотчины гр. Головкина и кн. Долгоруковой были вырезаны корабельные рощи, поступившие в ведение Адмиралтейства Коллегии, что и послужило поводом к спору при отводе земли гр. Ливен в 1770 году, а по решению Правительствующего Сената эти корабельные рощи были исключены из владения гр. Ливен с отводом ей из прочих лесов и угодий до 15 десятин земли на каждую пожалованную ревизскую душу, почему земли гр. Ливен и охватили обе корабельные рощи как бы поясом с запада и юга, придерживаясь населенных крестьянами мест по рекам Ветлуге и ее притоку Усте.
В то же время, в 1800году, были выделены земли и леса по 15 десятин на душу остальных крестьян быв. вотчин кн. Долгоруковой, при их селениях оставшихся как излишек от пожалования гр. Ливен с перечислением этих крестьян и земель, во владение Дворцовой Канцелярии, переименованной в Ведомство Уделов, а остальные пустопорожние земли и леса переданы в ведение Лесного Департамента, образованного при Адмиралтействе Коллегии, хотя корабельные рощи временно, с 1829 по 1853 год, опять состояли в Управлении департамента Корабельных лесов при Морском Министерстве.
Как видно из прилагаемых планов, эти пустопорожние остатки земель и лесов Ветлужской вотчины гр. Головкина составляют к востоку от реки Ветлуги - дачи Баковско-Моисеевскую и Ижменскую, а к западу от реки Ветлуги - дачу Моисеевскую.
 

 
Выморочное имение
 
27 августа 1819 года Кинешемским уездным землемером Трояновым обмежевано 300 десятин 111 кв.саж. во владение отписанных в казенное ведомство из-за Надворного Советника Кастырева крестьян, из владения села Здекина с деревнями Черепаниха, Елдиха и Хребтиха. Этот участок получил название "Хребтихинской дачи", вошедший в состав Варнавинского лесничества, причем за выделом крестьянам земельного надела, в даче числится в настоящее время 167,5 десят.
"В 1802 году июня 20 дня землемером Бобыревым отмежевано из владений, обмежеванных в 1779 году в дачах села Богородского-Медведихи тож с деревнями, с за пополнением на души по 15 десятин пропорции, из владений генеральши Прасковьи Александровны Аненковой и полковницы Александры Петровны дочери Крюковой,- в казенное ведомство всего 103 десят. 2035 кв.саж., каковой участок получил название дачи "Богородской"- вошел в состав Варнавинского лесничества и в нем числится, по хозяйственной съемке 105,7 десятин.
В 1779 году Августа 10 дня помощником землемера Шульгина, Сержантом Павловским отмежевано в казенное ведомство пустош Анискино и Хмелевка из за помещицы вдовы Агафии Львовой, в Варнавинском уезде, Лапшангского стана, быв. прежде Унженского уезда внутри дач сельца Здекина с деревнями владения графа Шереметьева общее с Нарышкиным, Свиньиным, Видбольским, Ащериным, Юсуповой, Астафьевым и др. Всего в пустоши обмежевано 298 десятин 1325 кв.саж.
Участок этот под названием "Хмелевская дача" вошел в состав варнавинского лесничества и в настоящее время, за наделением из него трех нижних чинов землею, в даче числится 258,3 десятин.
Таким образом, происхождение Казенных дач и переход владения их из частных рук выяснились в довольно определенном порядке.
 

 
Население
 
Как уже ранее указывалось, после татарского нашествия и образования Казанского царства быв. столица которого - город Казань, находится всего в 300 верстах от города Варнавина, все земли по реке Ветлуге подпали под влияние татар и были разорены, а летописец всю страну по реке Ветлуге называет пустынею, быв. в запустении 253 года. Тот же летописец относит время вторичного заселения берегов реки Ветлуги ко времени после Куликовской победы Дмитрия Донского над татарами, т.е. к концу XIV и началу XV столетий, далее летописец указывает, что преподобный Варнава, живший на реке Ветлуге с 1417 по 1445 год, избрал "место дикое и пустынное", а историк, указывая на осаду Галича в 1427 году казанскими татарами, еще раз подтверждает, что берега реки Ветлуги в начале XV столетия были не заселены, и только в конце XV столетия, после свержения татарского ига (1480 год), началось заселение реки Ветлуги.
Сперва, как говорит летописец, к могиле преподобного Варнавы стали сходиться иноки и богомольцы, которые построили храм, а затем вверх и низ от Красной горы по реке Ветлуге стали селиться крестьяне, усиленно созываемые братией вновь открытой Варнавинской пустыни, как необходимые рабочие руки при расчистке из-под леса угодий, на каковые впоследствии монастырей и били получены жалованные грамоты Моск. Царей. С покорением в 1552 году царства Казанского, опасность нашествия татар исчезла, и заселение берегов реки Ветлуги пошло успешнее, чему много способствовало прикрепление крестьян к земле в Царствование Бориса Годуна (1599-1602гг.), а затем смутное на Руси время с грабежами и разорение Государства поляками, казаками, шведами и шайками разбойников. Прикрепленные к земле крестьяне, угнетаемые владельцами и разоряемые войсками иноземцев и шайками разбойников, обращались в бега, причем из южных частей Московского Государства шли в Запорожскую Сечь, на Дон и в Малороссию, а из северных частей бежали за реку Волгу, в леса: Керженские и Ветлужские, на свободные пустопорожние земли, где и селились.
В Царствование Алексея Михайловича (1645-1676 гг.) при Патриархе Никоне, производившем исправление богослужебных книг, получили название старообрядцев, а при возникших против них преследованиях и последовавших затем стрелецких бунтах, число беглых сильно увеличилось, так что в царствовании Петра I берега реки Ветлуги были уже значительно заселены. К этому времени, кроме вполне основавшегося Троицкого Варнавинского монастыря со слободами восстановленного села Никольского Баки тож, следует отнести возникновение большинства существующих до настоящего времени сел: Лапшанги, Макария Притыки, Богородского-Биберино, Здекина, Богородского-Медведихи, Благовещенского и Трехсвятского-Урень тож, которые значились в сказках первой переписи произведенной Петром Великим в 1720 году. В 1744 году в селе Никольском Баки уже числилось как ранее указано - 1668 мужских душ, т.е. население уже было довольно значительное, причем селения основывались по преимуществу на правом, на горном берегу реки Ветлуги и на ее притоках, а на левом берегу поселения располагались только по течению реки Усты (притока реки Ветлуги), распространяясь до самых верхних ее истоков за селом Уренем.
В общем население уезда составилось сначала из свободных крестьян, а затем пополнялось беглыми, не вынесшими крепостного права. К ним присоединились беглецы старообрядцы, стоявшие за старые обряды и книги, и дезертиры из стрельцов и от рекрутских наборов, бывших особенно тяжкими, при малолюдности Государства, в царствование Петра I, ведшего почти непрерывные войны. Ко всем этим выходцам присоединились и бежавшие от петровских новшеств - бритья бороды, немецкой короткой одежды, табакокурения и пр., т.е. тоже старообрядцы, а это не могло не отразиться на религиозных верованиях новоселов по реке Ветлуге и приверженность к старым обрядам сохранилась в уезде до настоящего времени, хотя рознь значительно смягчена прекращением религиозных преследований. На сохранение старых обрядов не могло не оказать влияние близкое соседство реки Керженца, протекающей с се вера на юг, до впадения в реку Волгу, почти параллельно с рекой Ветлугой,- к западу от нее в 40-50-и верстах через Макарьевский уезд Костромской Губернии и Семеновский уезд Нижегородской губерний, т.к. в Керженских-Чернораменских лесах был главный оплот старообрядчества, со многими пустынями, скитами и обителями, в коих проживало в половине XVIII столетия около 8000 иноков и стариц, спасавшихся по старой вере.
В Варнавинском уезде, в начале 19 столетия, близ села Уреня, существовал мужской старообрядческий монастырь, описанный под названием "Красноярского" Мельниковым-Печерским в его произведении "В лесах".
Из того же произведения известна и жизнь скитов и обителей по реке Керженцу, но т.к. большинство описываемых им скитов были расположены в Семеновском уезде Нижегородской губернии и в Макарьевском Костромской губернии, то в настоящем очерке можно упомянуть только о Красногорском монастыре, как бывшем центре старообрядчества всей восточной части Варнавинского уезда с селом Уренем и деревнями. Около монастыря ютились незначительные скиты старообрядческих иноков и стариц, из коих некоторые существуют и по настоящее время.
Впоследствии старообрядчество поделилось на разные толки и согласия и теперь не редкость встретить не только в уезде, но даже в одной деревне или селении: православных и старообрядцев: поморцев, приемлющих брак и не приемлющих, безпоповцев и белопоповцев, приемлющих Австрийское белое священство,- единоверцев и молокан-немоляк и, кроме того, все более распространяется какое-то смешанное вероисповедание, а именно:- браки и крестины исполняются в православных церквах, а затем моления и службы исполняются в домашних моленных по старым книгам начетниками и начетницами, но вместе с тем последователи не считают себя ни церковниками-православными, ни единоверцами.
В настоящее время в Варнавинском уезде населения числится около 10000 душ обоего пола, а о "Ветлужской пустыне" остались одни воспоминания.
 
 

Промыслы
 
Главное занятие первых засельников было расчистка леса для образования пахотных и сенокосных угодий.
Хлебопашество производилось по чащобам, постепенно разрабатывавшимся в постоянные поля с переходом от залежной системы к удобрению полей навозом.
Все потребное на постройки и для домашнего обихода поселенцы находили в окружающих их диких лесах, фактическими хозяевами которых они и являлись.
В тех же лесах поселенцы занимались пчеловодством, разыскивая диких пчел в дуплах дерев и вынимая мед и восчину, ставили и подвешивали на деревья пустые пчелиные колоды - улья, в которые отраивались новые рои диких пчел и выдалбливали в деревьях с дуплами ульи, в которых тоже прививались дикие пчелы, т.е. вели первобытное лесное бортьевое пчеловодство, исчезнувшее только недавно.
В лесах водилась масса всякого зверя и птицы, почему звероловство было одним из выгодных промыслов.
Если в настоящее время в лесах встречаются единично: медведь, волки, лисицы, куницы, рысь, хорек, норка, горностай, лоси, белки и водятся глухари, тетерев, рябчики, куропатки, утки, гуси и пр. мелкая дичь, то в старину в диких лесах зверя и птицы было в изобилии, а звероловство давало хорошую добычу поселенцам мясом и шкурами.
С увеличением населения промыслы начали развиваться.
Возникли правильные пчельники в лесах и полях, у некоторых 100 и более ульев и даже в настоящее время, у некоторых крестьян пчеловодов имеются пчельники по 100 слишком ульев. Возникли мельницы, толчаи, гончарные, смолокурение, дегтярные и токарные заводы, но в общем промыслы, за неимением путей сообщения и сбыта, вырабатывали как бы продукты менового торга. При простоте тогдашней жизни и малых потребностях, жители, имевшие нужду, по религиозным и иным причинам (беглые), в возможно меньшем проявлении своего существования и зажиточности,- были вполне удовлетворены своим положением, и такая безвестная жизнь протекала почти до времени царствования Императора Петра I, когда поселенцы на Государственных землях были пожалованы во владение, вместе с землями, разным лицам за государственные заслуги.
С этого времени возник и больший интерес к землям на реке Ветлуге и их засельщикам. Все население было записано и приписано к известным владельцам, получило управление от помещиков в лице приказчиков, бурмистров или самих владельцев, поселившихся в пожалованных имениях, сделалось легальным и не находило нужным скрываться, а т.к. по реке Волге установилось спокойствие и безопасность, то промыслы стали развиваться, предметы гончарного производства, лесные изделия и добыча пушнины от звероловства начали находить сбыт в городе Казани, Макарьевской Желтоводской ярмарке в Нижнем Новгороде.
Историк в конце XVIII века отметил еще один промысел поселенцев реки Ветлуги - разбойничий. Так, Ломоносов пишет: "Многие места в России глухие, на 500 и более верст без городов, - прямые убежища разбойникам и всяким беглым и беспаспортным людям; примером служить может лесистое пространство около реки Ветлуги, которая на 700 верст течением от вершин до устья простираясь, не имеет при себе не единого города. Туда с Волги укрывается великое множество зимою бурлаков, из коих немала часть разбойники. Крестьяне содержат их во всю зиму за полтину человека, а буде он что работает, то кормят и без платы, не спрашивая паспорта. По таким местам должно основать и поставить города, дав знатным селам гражданские права, учредить ратуши и воеводство и оградить надежными укреплениями и осторожностями от разбойников."
Пожелание русского ученого исполнилось. В 1778 г. было образовано Костромское наместничество и в том же году село Варнавино на реке Ветлуге преобразовано в уездный город Варнавин.
В настоящее время в районе Лесничества пчеловодство ведется более рациональным путем, и хотя еще держатся старые ульи-колоды, особенно в среде старообрядцев, но большинство перешло на ульи усовершенствованных систем с вставными рамками, двойными ульями, центробежками, с выводом маток и искусственными сотами.
Из лесных промыслов существуют: изделие дубовых ободьев для колес и дубовых полозьев для саней, изделие саней, колес для телег и тарантасов, изделия из лыка: лаптей, ступней, веревок и кошелей, добывание мочала для ткания рогож и циновок, конопатки белян, для кручения сплавных плотовых и белянных снастей и канатов толщиною 2-4 вершка, изделие мочальной укупорочной веревки разных сортов и сенных комелей, изделие осиновой клепки, бондарные изделия: кадок, ведер, чанов, лоханок и пр., изделие ложек, уполовников, точение баклушной и стоечной посуды, сухая перегонка дерева с добыванием смолы, скипидара, древесной кислоты, древесного спирта, уксуснокислой извести (неочищенный порошок), угля, добывание масла из хвойных пород, ямное углежжение березового угля, столярное производство простой мебели: столов, стульев, табуреток, изделие колод для корма скота и плетюх-коробов для упаковки, корзиночное производство, изделие осиновой обички для решет, крестьянских люлек и изделия простых и точеных игрушек.
Вся почти масса изделий распродается на местных базарах, и только продукты сухой перегонки дерева: спирт, скипидар, уксуснокислая известь, уголь и смола имеют сбыт на сторону, по преимуществу в Кинешму, Ярославль, Рыбинск и частью в Н.Новгород и низовья реки Волги.
Изделия ложки и уполовников сполна, точеная посуда в большинстве, сбывается в Н.Новгород, по преимуществу на ярмарке, но значительная часть посуды находит сбыт прямо в низовьях реки Волга.
Кроме изделий из лесных материалов, существуют еще промыслы: гончарный, кирпичный, сапожный, шапочный, валяльный и кузнечный, причем в последнем, кроме обычных крестьянских работ из железа, производится оковка и выделка тарантасов, топоров и одноконных плугов, весьма успешно распространяющихся среди населения.
Хороший доход и большое подспорье в хозяйстве крестьян представляет в урожайные годы сбор и сушка белых грибов и сбор и соление груздей и рыжиков, в большинстве продаваемых на местных базарах скупщикам, а худшие сорта этих грибов и все собираемые серые грибы и волжанки поступают в пользу населения, как любимый постный приварок и харч.
Не так давно открылся промысел по добыванию в лесах и сушке муравьинкх яиц, поступающих в продажу в городе Н.Новгороде для кормления певчих птиц и сбор и сушка травы (дерябы-плоун) для добывания ее вызревшей пыльцы, употребляемой в аптечном деле.
Большинством вышепереименованных лесных промыслов занимается только часть населения единично или по несколько семей в селении, и только некоторыми промыслами, как, например, ложкарным и веревочным, занимаются целые селения в западной части уезда, по смежности с Семеновским уездом Нижегородской губернии, главный же заработок населения в уезде составляют лесные работы по рубке и вывозке дров и разных издельных материалов, для сплава по реке Ветлуге и ее притокам, сплотка леса, постройка белян, баржей, паузков, лодок, погрузка лесных товаров в суда и сплав лесных материалов по реке Ветлуге на р. Волгу в судах и плотах. В течении зимы рубкой и возкой леса занято почти все мужское население уезда, а во время сплава и весенней заготовки дров заработком пользуется значительная его часть.
В районе Лесничества возникло несколько лесопильных заводов с приводами для мукомольных мельниц, а в северной части уезда - стекловарный завод, завод для обработки древесной массы на картон, дающее постоянный заработок части населения.
Из более старых кустарных промыслов следует считать изделие чашек, производство коих распадается на два отдела: первое - точение баклушной чашки и 2) стоечной посуды.
Баклушное изделие чашек состоит в том, что для каждой чашки или блюда-тарелки предварительно обделываются пластины, полученные при расколке березового или осинового кряжа, длиною равного толщине, пополам. Затем каждая пластина грубо обрубается в виде чашки, для чего углы срезаются накось ко днищу будущей чашки, а раскол пластины представляет верх чашки. Потом этот обрубок выдалбливается, получает название баклуши и только тогда поступает в токарни для обтачивания. Обтачивается каждая баклуша отдельно, сперва снаружи, потом внутри, и наконец, переворачивается на станке днищем к работнику, который и обделывает дно. Баклуша вырабатывается крупных размеров от 7 и выше - до 16 вершков толщины.
Стоечная посуда вытачивается прямо из круглого осинового полена, длиною 1-1/4 арш., от которого и отрезаются в последовательном порядке, одна чашка за другой, причем сердцевина кряжа в большинстве бывает срединою вытачиваемой стоечной посуды, тогда как при точке баклуш сердцевина приходится на раскол пластины.
Стоечная посуда вытачивается из мелкого леса от двух до семи вершков толщины полена, все мелкие вещи крестьянского обихода: поставцы, солоницы, боченочки и игрушки вытачиваются стоечным порядком.
После сдирки лыка и мочала, оголенные тела липы находят спрос для распиловки на досчечки для икон, мелких столярных поделок, для точки балясника (на перила) на выделку мелких игрушек и, наконец, пережигаются на уголь для церковного кадения, как не дающие запаха и чада.
 

 
Описание лесов. Пожары. Положение, почва и пути сплава.
 
Историк и летописец одинаково сходятся на указаниях, что вся местность по берегам реки Ветлуги была пустынна и поросла непроходимыми лесами, в которых никто не жил и в которую приходили только ради лова звериного. Леса не имели владельцев и не представляли никакой другой ценности, служа только защитою и убежищем зверей от людей и жителей от нашествия врагов, почему вполне понятны указания летописца на то, что, во многих случаях, при нашествии татар, чтобы остановить их движение вперед, жители зажигали леса и огнем прогоняли неприятеля. Даже в конце XIV и начале XV столетия, при нашествии Казанских татар на Макарьевский Унженский монастырь, жителями, как говорит летописец, был употреблен этот прием, спасший город и монастырь, а затем вскоре царство Казанское было покорено и набеги прекратились.
При этом способе защиты леса, зажигаемые во многих местах и никем не тушимые, выгорали на огромных пространствах и погибали.
При расчистке лесов новоселами под пашню и сенокосы главным помощником поселенцев был огонь, уничтожавший лес как на разрабатываемой площади, так и далеко за ее пределами, облегчая в будущем разработку земли. Насколько часты и обычны были пожары лесов при расчистках разрабатываемых из-под леса в угодия участков, видно из того, что даже в конце XIX века они вызвали необходимость обязательных постановлений губернского  земства о мерах предосторожности от пожаров при выжигании чащоб (лядинного хозяйства).
В 90-х годах прошедшего столетия живые очевидцы, рассказывая о пожарах, бывших в первой половине столетия, не могли забыть ужасного и грозного вида разбушевавшейся огненной стихии.
Горело на десятки верст, при сильном ветре и население было озабочено не тушением пожаров, коих по своей малочисленности и неорганизованности остановить не могло, а спасением своей жизни и имущества, горели от лесов поля с дозревавшим озимовым хлебом, по полям огонь доходил до деревень, которые и сгорали, а население выезжало из деревень и жило в поле, под открытым небом, в густом чаду и дыму от окружающих пожарищ.
Один из этих пожаров, происходивших в начале прошлого столетия, описан Мельниковым-Печерским и к этому можно только добавить, что пожарами того времени повреждена и частью совсем уничтожена масса лесов в Семеновском уезде Нижегородской губернии, Макарьевском и Варнавинском уездах Костромской губернии, а именно: дачи Белбашская Белбашского Лесничества и дачи Здекинская и Моисеевская - Варнавинского Лесничества.
Пожары того времена прекращались в большинстве естественным путем от выпавшего дождя или дойдя до низкого, болотистого места и реки, ставящим препятствие к дальнейшему распространению огня.
В 1868 году, при первоначальном устройстве, дачи Моисеевская и Здекинская оказались после пожаров почти сплошь состоящими из молодняков, по преимуществу лиственных, с примесью хвойных пород, негодных к разработке, почему отпуска леса из них не производилось до 1898 года, т.е. целых 30 лет после описания насаждений, и только в начале 1890 годов была начата продажа незначительного по площади количества, - в лиственных насаждениях, для нужд кустарных промыслов.
Дача Варнавинский Бор в восточной своей части, от реки Усты, тоже была уничтожена старинными пожарами, площадь коих впоследствии заросла лесом по преимуществу лиственных пород, а в западной, боровой части, производились выборочные рубки сосновых лесов на продажу и сплав по реке Ветлуге, так что, при описании лесов в 1868 году, насаждения в дачах оказались настолько молодыми, что отпуск леса был прекращен до 1898 года, т.е. тоже на 30 лет.
Только дачи Баковско-Моисеевская и Ижменская, в частях бывших корабельных рощ, сохранились более удовлетворительно, и в них имеются участки старого леса в корабельном возрасте 150-200 лет с единичными деревьями свыше этого возраста, что объясняется тем, что вырубка леса в корабельных дачах производилась выборочно, натуральною повинностью лошманов, с заготовкою только материалов, нужных для кораблестроения: дуба, лиственницы и сосны наиболее толстых и длинномерных мачтовых дерев в сравнительно небольшом количестве.
В остальных частях этих дач видны следы старинных пожаров, значительно повредивших леса, изменивших состав насаждений и образовавших пустыри, трудно зараставшие молодым лесом, только последнее время сомкнувшимся в виде молодых 40-50-летних насаждений с единичными старыми деревьями. В 1891 году, т.е. всего 20 лет назад, в дачах Варнавинского-Боровского, Баковско-Моисеевской и Ижменской произошли значительные пожары, которые в сухое, ветреное время повредили около 12000 десят., из коих около 1/3 части площади, с молодым и средневозрастным лесом - погибло, а остальное боровое пространство, с крупными лесами, хотя и выдержало надземный лесной пожар, но сильно разрядилось от постепенного усыхания леса, получившего повреждения. Таким образом, от дикой "Ветлужской пустыни" остались только воспоминания, и исполины леса в возрасте 250-300 лет встречаются единично и то как саут - с дуплами, потерявшие свою первоначальную техническую пригодность уже много лет назад, почему и сохранившие свое существование.
Положение всех дач - ровное перерезываемое мелкими оврагами, ручьями и речками, имеющими сток в реку Ветлугу, Усту и р. Керженец, но все речки не сплавные, кроме реки Черной, протекающей через дачу Вариавинский Бор.
При недостатке стоков и ровной поверхности, дачи изобилуют сырыми низинами и болотами.
Почва, в большинстве, боровая - песчаная и супесчаная с слоем глины в подпочве, за которой опять идет песок, почему даже на берегах всякая низина или котловина, не имеющая естественного стока, при непроницаемом слое подпочвы и при обилии атмосферных осадков, обратилась в болото, просыхающее только в особенно сухие годы.
В остальной половине дач почва суглинистая, местами глинистая, иловатая как глубокая, так и мелкая - с глинистой плотной подпочвой.
Как видно из карты Лесничества, все дачи расположены по обеим сторонам судоходной и сплавной реки Ветлуги, берущей начало в Вологодской губ. и протекающей в направлении с севера на юг, из Вологодской губ., через Ветлужский и Варнавинский уезды Костромской губ., Макарьевский уезд Нижегородской губ. и впадающей в реку Волгу немного выше (7 верст) г. Козмодемьянска Казанской губ., причем южное течение реки Ветлуги составляет границу Казанской и Нижегородской губ. По реке Ветлуге лет 25 назад установилось пароходное сообщение, и ежегодно сплавляются беспрепятственно баржи и беляны размерами от 35 до 45 сажен длины, при ширине от 8 до 13 саж., груженные лесными товарами, а сплав леса в плотах практикуется изстари в очень больших размерах.
В восточной части Лесничества протекает р. Уста, впадающая в реку Ветлугу 35 вер. ниже села Баков и берущая начало в лесах восточной части Варнавинского уезда и в смежных лесах Вятской губ., причем по реке Усте и ее верхним притокам сплав леса россыпью практикуется на протяжении 100 верст, а сплав небольшими плотами в нижнем ее течении, в районе Лесничества, также примерно на 100 вер. расстоянии.
В реку Усту в районе Лесничества, впадает речка Черная, проходящая в нижнем своем течении через дачу Варнавинский Бор. По реке Черной производится сплав леса как россыпию, так и небольшими плотами (возами-ношами).
В западной части лесничества настоящих сплавных рек нет, но по реке Мошне, протекающей через Моисеевскую дачу в юго-западном направлении, по впадению в нее мелких ручьев и речек, при выходе из дачи, уже оказалась возможность производить сплав леса россыпью и малыми оплотинами до впадения реки Мошны в Керженец и далее по реке Керженцу на реку Волгу под село Лысково.
К сожалению, произведённые попытки не способствовали развитию сплава леса по случаю имеющихся на р. препятствий в виде мостов и мельниц, не приспособленных к пропуску леса в половодье, а также ввиду того, что сплав затрудняется извилистостью течения и массою нависших над водою дерев в пределах казенных дач Нижегородской губернии. Пока эти препятствия не будут устранены, сплав леса по реке Мошне развиваться не может, почему лесопромышленники предпочитают вывозку леса на реку Ветлугу, 20-25 верст, чем сплав по реке Мошне.
В общем сплавных путей в Лесничестве достаточно, и большинство лесов расположено не далее 15 верст от имеющихся путей сплава, а только небольшая часть лесов, при незначительности местных рек (Мошна, Безменец), находится в 15-25 верстах от реки Ветлуги. Все это не могло не отразиться на спросе и сбыте леса, который постепенно повышаясь, достиг почти полного потребления сметного назначения, понижаясь только в годы войны и народных бедствий - в виде неурожаев.
Почти все вырабатываемое в Лесничестве количество лесных материалов вывозится на реку Ветлугу и частью на р.Усту как на главные и безпрепятственные пути сплава.
Главные и распространенные в дачах породы: сосна, ель, береза, осина и ольха, а затем, как незначительная примесь к сосне, встречается лиственница в Баковско-Моисеевской даче, а к ели - пихта во всех дачах Лесничества. Кроме этих пород в виде единичной примеси встречаются: клен, вяз, ильм и в качестве подлеска липа, но отдельного хозяйства на эти породы, кроме липы, не ведется. Наиболее часто ильм, клен и вяз встречаются в даче Варнавинский Бор, в восточной ее части, по берегам реки Черной и Усты и в пойменной (заливной) вдоль их местности.
Тут же имеется дуб уже как примесь к лиственным породам (от 1/10 до 2/10). Доставляющий поделочный материал для полозьев саней и колесных ободьев, но в общем дуб низкорослый, сучковатый, не дающий долгомерных бревен; изредка встречаются старые дубы в возрасте свыше 200 лет, но к сожалению, низкорослые, и в большинстве фаутные. В старину, может быть, во времена "Ветлужской пустыни", - по берегам этих рек несомненно были дубовые леса, что доказывается, как соотношаются живыми представителями этой породы, в почетном возрасте свыше 200 лет, так и тем, что на берегах р.Усты и р.Черной встречаются старые дубовые великаны-пни, высотой 3-4 саж., толщиною около пня 25-30 вершков без коры, которая давно спала. Сердцевина этих пней выгнила, заболонь сгнила и стоит только пустая оболочка ствола, сломленного бурею, ударом молний или засохшего от пожара в давно прошедшие времена, так как таковые пни, стоящие без изменений, известны мне более 15 лет, а страже - в течение почти 30 лет.
Кроме того, в берегах р.Усты и р.Черной часто вымываются водой толстые дубовые колоды, покрытые наносным пластом земли толщиною 1,1/2 - 2 аршина, причем древесина этих дубов имеет серо-пепельный, темный цвет и носит название "томленого"- или "черного дуба"- употребляемого на мелкую столярную поделку. Из других древесных и кустарных пород в дачах встречаются в качестве подлеска: рябина, черемуха, жимолость, калина, крушина, волчье лыко, бересклет бородавчатый, многие виды ивы, ракитник, шиповник и черная смородина.
В 1912 году в состав насаждений всех дач Лесничества по породам и возрасту определяется так:
Всего лесной площади, подлежащей эксплуатации 47304,3 дес.
Кроме того, в лесничестве значится неудобных площадей под болотами, реками, озерами, дорогами и просеками 2571,5 дес.
Угодий - оброч, статей и служебных наделов стражи 170,1 дес.
Хмелевская каз. дача, в которой на всей площади произведены работы по ликвидации дачи и образованию хуторских участков, почему лес в ней вырубленнее сметы, - пл. 258,3 дес.
А всего в Лесничестве 50604,3 дес. В дачах принят оборот рубки для хвойных 120 лет и только для Баковско-Моисеевской - 140 л., и для лиственных насаждений - 50 лет. А для Здеканской и Варнавинской Боровской - 60 лет. Исходя из таковых оборотов рубки, на предстоящее пятилетие с 191З по 1917 г. предположено произвести сплошную рубку леса в хвойных насажениях в размере 210,45 дес. ежегодно и в лиственных насаждениях -по 398,15 дес. ежегодно.
Независимо главных рубок, для удовлетворения местных кустарных промыслов и нужд сплава в прислужном лесе предложены ежегодные отпуски выборочною рубкою,а именно: 1). липы на лыко и мочало-1600 дес. с учетом по площади и с отпуском примерно 60 куб.саж. липовых материалов, 2). еловых виц. на площади 1200 дес. с учетом по количеству примерно 23 куб.саж. в насаждениях средне-возрастних и старых, 3). березовых и черемуховых обручей и хвороста на площади 100 дес. с отпуском по количеству примерно до 5 куб.саж. и 4). дубовых кряжей от 6 арш, - 4 верш. и выше в верхнем отрубе в количестве 150 дерев для кустарей заниматься санными и колесным промыслами.
Независимо от отпуска растущего леса по смете, производится ежегодный отпуск мертвого леса сверх сметы в количестве, имеющемся в наличности, каковыми отпусками удовлетворяется потребность местного населения в топливе и в строевом материале на постройку и ремонт домов. Кроме того, опускается производство смолокурения с платою и учетом по емкости смолокуреннных аппаратов.
Почти все предполагаемое по смете количество лесных материалов из растущего леса, потребляется ежегодно и часто, спрос на хвойный лес превышает предложение, уменьшаясь толь ко в годы народных бедствий - во время войн, волнений и неурожаев.
 

 
Размеры отпусков на последующее 10-летие
 
... Отпуски за десятилетие почти не превышали сметного значения, и если был сравнительно небольшой переруб по площади в хвойных насаждениях, то оказался ещё больший недоруб в лиственных насаждениях.
Из средних данных за десятилетие определилось, что средний запас в насаждениях старших классов возрастов, назначившихся в продажу, - достигнув в хвойных почти 36 к.с.на десятину и в лиственных несколько более 26 к.с. на десятину, а средняя оценочная стоимость 1 дес. хвойного леса почти 176 руб. и лиственного леса 54 руб.
В течении истекшего десятилетия действительно отпущено по смете и сверхсметно растущего леса сплошною и выборочною рубкою, как для продажи, так и при производстве хозяйственных заготовок вместе с продажею леса на хуторских участках, назначенных для увеличения крестьянского землепользования и остатками прежних лет.
А в среднем каждый год отпускалось по 565,38 дес., масса - 17712,18 к.с., оцененная в 52722 руб. 49 к. за 74510 руб. 05 к.
В вышеозначенной ведомости отпускам леса площадь вырубленных лесосек показана только для сплошной рубки, т.к. выборочная рубка липы, виц и пр. при сравнительно небольшой массе материалов вырубались как подлесок и в счет площади не зачислены.
По плану хозяйства в хвойных насаждениях назначена рубка сплошная, а в лиственных насаждениях сплошная рубка всех лиственных пород и ели с З вер. на высоте груди, кроме сосны, между тем в дачах почти нет чистых насаждений известной породы, а к сосновым примешивается лиственница, ель и береза, в еловых насаждениях - почти повсеместно примесь березы, осины, пихты и ед. сосны, а в лиственных насаждениях всегда имеется примесь ели и частые сосны, так что подразделять насаждения возможно только по господству пород.
В виду имевшихся в течении последнего десятилетия случаев поселения семейств бывшей постоянной лесной стражи и отвода в некоторых дачах поселенческих, хуторских участков, участки земли для поселенцев выделились из лесной площади, удобной для поселения, независимо от состава насаждений, и весь лес на выделенных участках разбивался на делянки и придавался сплошной рубке в целях скорейшего освобождения земли для поселенцев, почему строгого распределения по составу насаждений каждой отведенной делянки с отнесением их к хвойным или лиственным насаждениям не делалось, и все делянки известного участка зачислялись в счет отпуска по смете хвойных или лиственных насаждений в зависимости от господства тех или иных пород на большинстве делянок.
Таковое зачисление, при определении средней ценности десятины отразилось в том отношении, что делянки, принятые по господству пород за хвойные, но с большею примесью лиственных пород, понизили среднюю ценность десятины хвойных пород и наоборот, - делянки с господством лиственных пород и значительною примесью хвойных пород значительно повысили наивысшую стоимость десятины лиственных пород и вместе с тем и среднюю их стоимость.
В ведомости действительных отпусков за десятилетие, отпуск леса с учетом по площади показан для хвойных и лиственных пород общею площадью, и если взять средние цифры за десятилетие, то стоимость 1 дес. отпущенного леса, независимо от породы, даст оценочную стоимость 52722 р. 49 к. : 565,38 = почти 91,5 руб., и продажную цену = 74510 р. 5 к.: 565.38 дес. = почти 132 р.
Из этой и предыдущей ведомостей видно, что в год войны с Японией (1904 г.) цены и спрос на лес понизились, как это уже и указывалось ранее, а затем спрос и цены стали повышаться до 1911 года, когда опять замечены некоторые понижения в зависимости от неурожаев хлебов в низовьях Волги.
Таким образом, из сопоставления отпуска и цен можно наглядно усмотреть, что спрос вполне зависит от благоприятных политических и климатических условий.
Из ведомости о продажных ценах 1 дес. видна резкая разница наивысших и низших ценах 1 дес. хвойных и лиственных насаждений, в зависимости от большей или меньшей примеси тех или иных пород, о коих говорилось ранее, т.е. лиственных к хвойньм или хвойных к лиственным.
 

 
Хозяйственные заготовки
 
Постоянных хозяйственных заготовок в целях извлечения наибольшего дохода в Лесничестве не производится, и только в 1906 и 1907 гг. после неурожаев, с целью доставить заработок населению, пострадавшему от неурожаев, были организованы хозяйственные заготовки в весьма ограниченных размерах, причем на работы принималось местное население, а рубка леса производилась в делянках сплошной рубки сметного назначения и частью в счет сметы будущих лет. При рубке и вывозке леса выбирался только материал хвойных пород, наиболее требуемый в торговле, а дровяной и хвойный фаутный, негодный на разработку шпалы оставлялся на корню.
Весь материал вывозился на пристани на р.Ветлуге, под названием "Красный Яр", принадлежащие земледельцу князю Трубецкому и крестьянам села Баков, у которых пристани арендовались за сходную цену, в виду благотворительной цели выработки леса и сравнительно небольшого размера операции.
В обоих случаях деньги на расходы по рубке и вывозке леса выданы авансом из средств министерства Внутр. дел заимообразно: в 1906 г. - 5500 р., и в 1907 I г.- 10000 р.
Количество выработанных хозяйственных материалов оказалось следующее: в 1906 году всего заготовлено 1102 к.с. Означенные материалы выработаны на площади 42.6 десятин.
В 1906 году заготовка производилась в насаждениях сосновых с незначительною примесью прочих пород, почему с каждой десятины в среднем, взято товарного леса по 29 к.с. и на каждую десятину в среднем пало дохода по 447 руб., а в 1907 году вырабатывался лес по преимуществу в еловых насаждениях с большою примесью лиственных пород, оставлявшихся на корне, почему с каждой десятины в среднем взято товарного леса по 10,7 к.с., на каждую десятину, в среднем, пало дохода по 188 руб.
При производстве хозяйственной заготовки доставлен заработок в 1906 году: 15 пеш. раб., работавшим в общей сложности 400 раб. дней и 105 кон. раб. - сделавшим в общей сложности 3000 раб. дней, а в 1907 году - 12 пеш. раб., работавшим в общем 400 дней и 130 кон. раб., проработавшим в общем 3500 раб. дней.
 

 
Отпуск мертвого леса
 
Кроме растущего леса, в течении того же истекшего десятилетия производился отпуск мертвого леса как в целях ухода за лесом и очистки его от валежа, так в целях удовлетворения местного населения в строевом материале и отоплении. Из того же мертвого леса производились льготные и безденежные отпуски погорельцам, церквам, низшим воинским чинам, земским училищам и пр., причем отпущено в зависимости от наличного количества мертвого леса всего 33751,2 к.с., а в среднем ежегодно отпускалось 3375,12 к.с. оц. 6843 р. 29 к. за 6812 р. 47 к.
Так как в числе отпусков мертвого леса были отпуски льготные и бесплатные, между тем оценочная стоимость отпущенного леса почти равны между собою, то из этого можно видеть, что часть мертвого материала, в особенности строевые сорта продавались выше таксы на мертвый лес и это повышение таксовой стоимости покрыло стоимость безденежных льготных отпусков
Мелочные льготные и безденежные отпуска производились по преимуществу из мертвого леса, а для постройки церквей, земских училищ, каз.домов, постройки и ремонта мостов и для нужд погорельцев отпускался растущий лес, сплошною и выборочной рубкой.
 

 
Смолокурение
 
В числе отпусков хорошего леса значится и отпуск на сухую перегонку дерева, каковая производится в Лесничестве лишь в виде смолокурения в небольших размерах, причем за десятилетие отпущено для смолокурения, разрешаемого с учетом но емкости аппаратов 1905,4 к.с. что составит в среднем ежегодно отпуска осмола - 190,54 к.с., причем смолокурение допускается только в пределах казенных дач, по преимуществу в местах наиболее удаленных от селений, в целях использования не имеющего сбыта мертвого леса и очистки дач от валежника.
Как уже ранее указывалось, весь мертвый лес идет на удовлетворение нужд местного населения.
На надобности местных кустарей - для точения посуды, ложечного, мочального, веревочного и пр. кустарных промыслов, - поступает незначительная часть сметного назначения с учетом по площади, вся отпускаемая липа и весь продаваемый дуб при выборных рубках, все же остальное сметное назначение покупается для сплава по р. Ветлуге и Волге и вывозится на пристани для склада леса на реках Ветлуге, Усте и частью Мошне.
На пристанях часть материалов хвойных пород разрабатывается в теса, на лесопилках местных лесопромышленников, но большая часть лесных материалов заготовляется в кругляш, везде, или слегка, как это практикуется при заготовке, протесывается с обоих сторон подтоварников хв.порд. Материалы лиственных пород разрабатываются в легкие сорта: дрова, уголь, брусок, плашку, вию, оглоблю и дрючек, и только березовая ступка и осина для спичечных заводов заготовляется в круглом виде - бревнами 13 аршин длины.
Все хвойные товары: теса, подтоварник и кряж заготовляются для сплава в низовые реки р.Волги длиною 13 аршин, т.к.таковой размер установился в зависимости от длины железнодорожных вагонных платформ для погрузки лесных материалов.
Исключение из этого общего правила для заготовки лесных низовых товаров оставляют только короткомерные балки 3 арш. от 7 и выше верш. толщины верх.отруба, длинномерные малосбежистые бревна 7,8,9 и 10 арш., при толщине 5-8 верш. в верхнем отрубе, требующиеся для мачт, устройства временных мостков - сходней, телеграфных столбов через реки и вообще имеющие особый спрос в низовых рынках.
 

 
Сплав леса
 
Из перечисления заготовляемых сортов лесных материалов можно видеть, что большинство таковых мелких размеров и чистой выделки, каковые не могут сплавляться в плотах, т.к. намокают, заносятся илом и теряют часть своей технической пригодности, увеличиваясь в весе и требуя просушки перед отправкой по железным дорогам, почему таковые материалы вместе с тесами, сплавляются в белянах и баржах, причем во время сплава постепенно просыхают, уменьшаются в весе, не теряя своего вида и качеств, а поэтому имеют больший спрос и ценность, чем таковые же товары, сплавляемые в плотах.
 

 
Беляны и баржи
 
Беляны для сплава лесных материалов и часть баржей строятся на местах вывозки близ пристаней и складов леса местными артелями плотников - судовщиков, специализировавшихся на этих постройках.
Размер белян, строимых на реке Ветлуге, зависит от положения места в отношении верховьев реки.
На р.Ветлуге, выше города Варнавина и на р.Усте беляны строятся меньших размеров, а в нижнем течении реки Ветлуги, ниже села Воскресенского,- значительно больших размеров.
Наименьшие размеры беляны 30 саж. по дну беляны, между пыжами, т.е. между носовым и кормовым бревнами (форштевень и ахтершевень), а по дну беляны , в средине ее 9,10. саж. Наибольший размер беляны - 45 саж. длиною и 13-14 саж. шириною, беляны же, строемые в районе Лесничества, обычно размерами 37 - 40 саж. длины, при ширине 12-13 саж. Борта беляны обшиваются на высоту 6-7 арш. с таковым расчетом, чтобы при хорошей, обильной воде в р.Ветлуге можно было грузить товаров при посадке беляны от 5 до 6 аршин. Сверх бортов белян, для защиты от волнения, делается легкая обноска досками (фальшборт).
Грузоподъемность белян колеблется от 600 до 1000 к.с. л/материалов в зависимости от их размеров и глубины осадки или погрузки, а средняя грузоподъемность белян определяется в 800 к.с., так что, переведя это на пуды, беляна подымает от 150 до 300 тысяч пудов лесных товаров.
Погрузка и укладка лесных материалов требует особого навыка и вырабатывает особый тип рабочих артелей-укладчиков.
При погрузке необходимо уложить товар так, чтобы дать доступ ко дну беляны на случай аварии, для ремонта или конопатки в пути в случае водотечности. Вместе с тем должен быть свободный доступ к обоим бортам беляны для той же надобности. Затем кладка должна быть сделана в клетку так, чтобы воздух проникал свободно между лесом, высушивал его и товары не покрывались плесенью и не темнели, теряя свою чистоту, а ко всему этому тот же товар должен закреплять друг дружку и все те стоячие бревна, на которых устраивается правеж беляны с помощью якорей, лотов, снастей и воротов. Так как беляна управляется при сплаве не от корпуса своего, а от всей массы погруженного леса, только опирающегося на днище ее и в борта - упорками через известные правильные промежутки.
При погрузке в беляну сухих перелетованных товаров выкладка таковых или так называемый "бунт" подымается выше бортов беляны на 9-12 арш., причем, при выкладке, делается на беляне несколько сводчатообразных правильных пролетов, а роспуск выкладки за борта беляны достигает 6 арш. с каждой стороны, так что вся ширина верхней кладки на беляне достигает 17 - 20 саж. и на этой верхней площади бунта устанавливаются избы для рабочих и владельца или его приказчика - устраиваются вышка для лоцмана и все приспособления для управления беляной при сплаве. Для откачки воды из белян устраиваются от 8 до 12 помп насосов, соединенных по 4 - 6 шт. к одному качательному приспособлению.
Беляны имеют назначение для одной путины вниз по воде, а затем, по исполнению своего назначения, продаются в лом, на дрова и частью на строевые материалы, почему строятся менее прочно, чем баржи, и из более дешевого леса. Днища белян делаются в большинстве из осинового леса, кокоры-копани - из елового леса, а обшивки из всех сортов леса, как растущего, так и мертвого, хотя при обшивке, по прочности предпочитается сосновый лес. Беляны проконопачиваются паклей пополам с мочалом, но не смолятся.
Баржи, как предназначаемые для плавания вверх и вниз по течению рек, на срок нескольких лет, строятся возможно тщательнее, из лучшего соснового и елового леса, проконопачиваются паклей к смолятся, причем размеры их колеблются от 40-45 саж. длины, от 3 до 8 саж. ширины, считая по верхней палубе. Грузоподъемность таковых баржей весьма разнообразна и колеблется от 50 до 150 тысяч пудов. Погрузка и укладка лесных материалов в баржи производится также как и в беляны, но роспуска за борта не делается, а осадка нагруженных баржей бывает от 10 до 18 четв. Большинство барж арендуется на р.Волге только для сплава на одну навигацию.
 

 
Плоты. Однорядки и грузовые
 
Сплав в плотах производится только крупномерных круглых товаров - кряжи, балки и долгомерного однорядка, причем таковой сплав распадается на сплав однорядками и грузовыми плотами.
Однорядком называется лес долгомерный - 5,6,7,8,9 и 10 саж. от 3 до 7 вер. толщиною верхнего отруба, сплавляемый в обыкновенных плотах в один ряд бревен, привитых к поворам вицами, по 5 - 6 оплотин к плоту, количеством в зависимости от размеров леса, причем, чем лес короче и тоньше, тем бревен в плоту больше, а чем длиннее и толще, тем бревен меньше, так что величина плотов колеблется от 250 бревен крупномерных до 500 дерев маломерных. Свое название "однорядок" лес получил от способа сплава. При сплаве однорядками лес считается от коры только на половине комельной части в целях удобства вывозки за вершину или проух и белее никакой обделке не подвергается. Сплав однорядками из лесничества практикуется в незначительном количестве до первого лесного рынка г.Козмедемьянска на р. Волге.
В низовые рынки лес сплавляется по преимуществу в грузовых плотах и плотах полугрузовых - трехрядках. Грузовые плоты составляются из клеток леса размерами 13,1/4 х 13 1/4 арш,. причем круглый кряж этих размеров накатывается последовательно вдоль и поперек, ряд на ряд и сплачивается в несколько рядов высотою или, как называется при сплаве, - глубиною 10-12 четвер.(2,1/2 - 3 арш.). Сплоченные клетки в числе 30 - 40 штук в зависимости от величины партии леса "счаливаются", т.е. подвязываются мочальными и пеньковыми канатами и даже железными цепями по две клетки в ряд в 15-20 пар и прикрепляются к остальному плоту, называемому "маткой", которая устраивается размерами от 15-35 саж. длины и 9-10 саж. ширины в неподвижной общей связи всех брёвен в этом плоту - матке, составленному из нескольких рядов бревен, накатанных вдоль, поперек и наискось ряд на ряд, высотою, т.е. глубиною 12-14 четвертей, закреплением бревен в разных местах стойками и прируб, на шипы и в гнезда и с устройством на этом основном плоте-матке всех приспособлений для уплотнения плота с помощью якорей, лотов и воротов для снастей и канатов. На этом же плоту устанавливаются избушки для проживания рабочих и приказчиков и вышки для лоцманов.
Подвязанные к плоту-матке клетки носят название "телят" и плывя вниз по течению впереди основного плота, управляются с матки. Так как сама матка имеет в среднем длину 25 саж., а 20 пар клеток в среднем по 5 саж. на клетку, считая и промежутки при связке, то грузовой плот имеет среднюю длину 100-125 саж. и в помощь при управлении плотом на крутых поворотах в начале и средине плота, на клетках устраиваются нечто вроде громадных рулей, называемых реями, которые, будучи привязаными одним концом к клетке, и другим, свободным, - отпускаемы на канате в сторону от клетки, принимают на себя удар воды от ее течения, а т.к. плот на лотах движется медленнее течения, то сила воды, ударяясь в отпущенные рули-реи, отворачивает плот по желанию лоцмана в требуемом направлении. Плоты эти движутся медленно, а по выходе на р.Волгу часто связываются по два вместе в ряд, если принадлежат одному хозяину. Объем этих плотов весьма значителен, и, конечно, вполне зависит от величины плота. Грузовые плоты трехрядки отличаются от соответственно грузовых только тем, что бревна накатываются лишь в три ряда.
Трехрядки делаются преимущественно из тех бревен, которые сплавляются по малым рекам, - опаздывают выходом на р.Ветлугу и должны плыть по ней однорядком, чтобы не упустить воду и не обсохнуть, а затем, по выходе на р.Волгу и необходимости сплава леса в низовые рынки, однорядки переплачиваются в грузовые трехрядки, и если лес крупный, то трехрядки бывают глубиною до 6-7 четвертей.
При погрузке в плоты сосновый и лиственый кряж и балки от коры очищаются и сплавляются в оскобленном виде, а ель сплавляется в коре, - не очищенною и по отзыву низовых лесопромышленников, эта кора, хотя частью и опадает, но оказывает некоторую защиту для древесины ели при быстром ее высыхании после выкатки на берег в сильные жары, обычно стоящие в течении лета в низовьях Волги и тем предупреждает появление щелей в бревнах, а следовательно, уменьшает количество брака при распиловке на тес. Мелкие сорта хвойного леса в обделанном виде, материалы лиственных пород и даже уголь на грузовых плотах складываются сверх клеток, чтобы по возможности таковые не намокали, а если встречается необходимость мелкие сорта хвойных пород грузить в клетки, то материал в ценности значительно приближается, и в этих случаях предпочитается грузить материалы, не обделанные в коре. При заготовке крупномерной балки или долгомера в значительном количестве, таковые сорта обычно накатываются на грузовые плоты сверху.
Березовая ступка и осина для спичечных заводов, цементовых бочек и бочек для засола рыбы, а также дрова лиственных пород долготьем, сплавляются по р.Усте и далее в грузовых плотах, но т.к. при дальнем и долгом плавании лиственные породы сильно намокают и тонут, то в клетки и в матку закладывается лес хвойных пород, причем предпочтение от дается сухостойному лесу или нарочно, заблаговременно, в начале лета, во время сока, рубится осиновый лес и оскабливается от коры, просушивается в течении лета и закладывается в плоты в следующую навигацию, служа вместо хвойных пород. Ольха разрабатывается в дрова, но и дрова не имеют значительной ценности и считаются почти в одной цене с осиновыми. Лиственница на местах продажи в низовых рынках не только пользуется предпочтением, но если не требуется для особых водяных или подземных сооружений, то по твердости - в распиловке и по темному цвету древесины не находит успешного сбыта.
Пихта по своей хрупкости также не имеет успешного сбыта и при продажах ценность ее определяется значительно ниже ценности ели.
 

 
Отпуск липы и дуба
 
Липа, произрастающая единично и куртинами в качестве подлеска в насаждениях елевых и березовых и смешанных, -на почвах свежих, суглинистых, богатых перегноем, потребляется местным населением для лаптей и плетения упаковочных веревок в возрасте от 10 до 15 лет, и на мочало для тканья рогож и циновок, для конопатка судов и сучения сплавных канатов - в возрасте 20-35 лет.
Оборот рубки для липы принят в разных дачах Лесничества от 20 до 30 лет в зависимости от вышеозначенного предназначения липы.
За истекшее десятилетие отпуск выборочной липы на мочало и лыки с учетом по площади составил в среднем ежегодно 1496,35 дес. 156 к.с. -1848 р. 70 коп.- 3270 р.01коп.
Из дачи Варнавинский бор для нужд кустарей, занимающихся изделием санных полозьев и колесных ободьев отпускается дубовый лес в делянках для сплошной рубки в лиственных насаждениях и выборочно в количестве, не превышающем 150 корней ежегодно размерами от 6 арш. 4 вер. верхнем отрубе. В течении последнего пятилетия продано кустарям дуба 600 корней, имеющих массу - 51,9 к.с., оцен. в 369 р.48к. за 873 р.77 к. И действительно, заготовлено вместе с мертвым лесом 65,0 к.с., оценка в 439 руб. 63 коп. за 972р.10 коп., причем оценка растущего дуба производилась по таксе на сосну тех же размеров с прибавлением сверх таксы 100%, а продажа на общих основаниях для растущего леса.
 

 
Оброчные статьи
 
Земельных оброчных статей в Лесничестве весьма мало и большинство из них образовалось из земельных наделов быв. постоянной лесной стражи, по ее упразднению или же свободных полян, а потому таковые угодия состоят по преимуществу из сенокосов, предназначенных к 1-годичному пользованию и частью из запущенной пашни, арендуемой под хлебопашество при трехпольном севообороте с попытками к переходу на четырехполье и о посевами трав - клевера и тимофеевки.
В 1902 году состояло оброчных статей: земельных 14, водяных 1 (рыбная ловля) общею площадью 142,97 дес., из коих по размеру оброка 13 статей приносили дохода менее 25 руб. и две статьи более 25 руб., но менее 100 руб.
Статьи сдаются в аренду с торгов местному населению, нуждающемуся в сенокосах, но доходность статей незначительна, хотя недостаток сенокосов заставляет население при каждых торгах постепенно увеличивать арендную плату.
 

 
Побочные пользования
 
Из побочных пользований в Лесничестве допускается нижеслежующие, но в весьма незначительном количестве и лишь для удовлетворения нужд местного населения, что видно из самой суммы дохода вырученного за десятилетие, а именно:
Пастьба скота - 258 р.09 к.
Распашка полян - 39 р. 50 к.
Отпуск посадочного материала - 6 р.
Добывание мха - 22 р.80 к.
Добывание песку - 52 р.25 к.
Охота - 52 р.
Сдача земельвладельцев - 101 р. 65 к.
Сбор муравьиных яиц - 19 р. 25 к.
Сенокошение болот, прогалин - 2721 р. 56 к.
 
А всего за десять лет - 3273 р. 10 к., что составит в среднем 327 р. 31к. в год.
Таким образом, из вышеизложенного вполне ясно видно, что главные доходы в Лесничестве получаются от продажи леса, а доход от оброчных статей и побочных пользований весьма незначителен. Точно так же незначителен доход и от взысканий за нарушение лесного устава, нарушение условий и договоров и взыскания пени за различные отсрочки операции или просрочку платежей долгов в казны.
 

 
Поселение крестьян
 
 В течении истекшего 10-ти летия в Варнавинско-Боровской даче Лесничества произведены поселения семейств быв. постоянной лесной стражи; первыми поселенцами были семейства в 16 душ, коим наделено по 6 дес. на душу, всего 96 дес. из быв. Кобыляшинской оброчной статьи с прирезкой к ней окружающего леса лиственных и елевых насаждений. Поселенцы, получив земли в 1902 году, образовали поч. Кобыляшинский, постепенно разрабатывают освобожденную от леса площадь отведенного им лесного участка и более или менее обзавелись постройками и сельскохозяйственным инвентарем. Вторая партия поселенцев бывших семейств лесной стражи в числе 18 душ, получив надел 108 дес. освобожденной от леса земли, и так как с времени передачи в пользование поселенцев прошло всего 6 лет, то более хозяйственно обзавелся только один домохозяин, остальные же ещё заводятся постройками и расчищают земли под пашню, сильно заглушаемую молодою порослью после вырубки леса. К тому же, быв. дважды пожаром, новоселы сильно разорены и не имеют сил быстро обзавестись постройками и сельско-хозяйственным инвентарем, почему починок "Лучин", образованный поселенцами, скорее представляет хутор с одним домом и вновь сооруженными постройками.
Третьей партией поселенцев семейств быв. постойной стражи в числе 47 душ отведено в надел 282 дес., а с неудобной 286 дес., и поселенцы, хотя и не введены во владение землей с выдачей владельной записи, но с разрешения лесного департамента допущены к пользованию землей, освобожденной от покрывающего ее леса с 1910 г. и эти поселенцы начали довольно энергично обзаводиться постройками, образовав починок "Кокшарский", производят расчистку хлама и корчевку пней для посевов, готовят срубы на своих больших усадебных участках и по видимому быстро устроятся, хотя, в настоящее время, вид нового поселения в сельско-хозяйственном отношении весьма жалкий, т.к. площадь селения представляет вырубку с оставшимся браком тонкомерным леском и быстро поднимающеюся молодой порослью лиственных пород.
Для увеличения фонда земель крестьянского землевладения, согласно указа от 27 августа 1906 года, в разных дачах Лесничества было выделено 13645,8 дес. земли, каковая и передана с 1908 года в распоряжение уездной Землеустроительной Комиссии, но в течение прошедшего времени работы по ликвидации и отводу хуторских участков, начатые в 1908 году Комиссией Хмелевской дачи на площ. 258,3, а по данным ликвидации 269,45 дес., до сего времени не закончены, хотя дача разбита на 15 хуторских и на 1 школьный участки, а покрывающий участки лес продан и может быть окончательно вырублен в зиму 1912-1913 гг., кроме участков, предназначенных для удовлетворения в лесном материале хуторян.
В лето 1912 года произведены ликвидационные работы в Моисеевской даче на площади 519,5 дес., а по данным ликвидации 514,0 дес., причем отведено 22 хуторских участка и 1 школьный, но работы еще не утверждены. Более никаких землеустроительных работ, кроме попытки Комиссии начать в 1909 году работу по ликвидации Здекинской дачи, оставленной в начале работ, не производилось и в настоящее время, с изменением условий и доходности лесных площадей, предназначенных под поселение, возбужден вопрос об изъятии из поселенческого фонда большинства предназначенной площади.
 

 
Лесовозобновление и культуры
 
Лесовозобновление вырубленных площадей в Лесничестве по преимуществу естественное и в лиственных насаждениях весьма успешное, так что лесосеки, вырубленные в начале истекшего 10-ти летия, уже вполне облесились доброкачественным молодняком лиственных пород. Наиболее быстро на вырубленных лесосеках появляется осина и липа, особенно на почвах свежих суглинистых. К этим породам прибавляется береза от отпрысков корней, а затем от налета семян, под покровом каковых пород с 5-6 года после вырубки леса уже появляется заметная молодая ель или сосна - в зависимости от бывшего состава насаждений. Искусственных мер к лесовозобновлению в лиственных насаждениях на вырубленных площадях никаких не принимается, кроме незначительной очистки от хлама в тех делянках, где имелась примесь хвойных пород для удаления хвороста и сучьев этих пород в целях предупреждения лесных пожаров.
Насколько успешно естественное лесовозобновление в лиственных насаждениях, можно указать на то обстоятельство, что при первоначальном устройстве дач в 1868 году большинство лиственных насаждений было описано как молодняки до 10-15 лет, а некоторые участки показаны вырубками, между тем в начале истекшего 10-ти летия эти молодняки и вырубки вновь поступили в рубку, как уже достигшие своей спелости, и вырубленных лесосек прежних лет, оставшихся пустырями, в лесничестве не имеется В хвойных насаждениях естественное лесовозобновление также довольно успешно, но для облесения требуется более долгий промежуток времени, не менее 10-ти лет. Особенно успешно лесовозобновление после лесных пожаров от налета семян с оставшегося материального насаждения.
В 1891 году в дачах лесничества были огромные пожары, захватившие площадь в несколько тысяч десятин, причем некоторые участки молодого и средневозрастного леса совсем погибли, и для возобновления их никаких мер не принималось за физической невозможностью производства культур на тысячах десятин.
В 1898-1899 гг. эти площади покрылись уже доброкачественным подростком по преимуществу сосны, а в настоящее время эти гари и пустыри представляют из себя или молодняки хвойных пород, местами очень плотные, или густой подлесок под пологом материнского насаждения в возрасте 15-20 лет.
Первоначально, в течении 5-ти лет после вырубки хвойных лесосек, на таковых появляются осина, береза, рябина, а в еловых насаждениях - малина и липа, и растут густые и высокие сорные травы, заглушающие хвойные всходы и препятствующие проникновению хвойных семян до земли.
По истечении 5-ти лет поднявшиеся лиственные породы заглушают малину, которая подсыхает, и значительно убывают сорные травы, а среди лиственного молодняка начинают появляться молодые деревца хвойных пород, которых прибывает все более, становятся пни виднее, и наконец к концу десятилетия, если не случится лесного пожара, почти каждая вырубленная делянка без всякой искусственной помощи оказывается облесившейся, а через 15-20 лет молодняк выравнивается в сомкнутое насаждение и быстро тянется в высоту.
Как мера содействия естественному лесовозобновлению служит обязательная очистка всех хвойных делянок от остатков заготовки - вершин, сучьев, щепы, которая складывается в кучи и сжигается в безопасное от пожаров время.
Очистка от хлама служит также и мерой предупреждения от возникновения и распространения лесных пожаров, которые приносят огромный вред лесу и лесному хозяйству, особенно вредны для молодняков, и если естественное лесовозобновление весьма успешно после первого легкого, надземного пожара, то вторичное возникновение пожара на вырубках или на ранее поврежденных пожарами участках, уже облесившихся и заросших молодняками, для последних гибельно и таковые вырубки и участки на долгое время обращаются в пустыри, трудно зарастающие молодняком.
Культурных работ в Лесничестве до 1902 года не производилось, и только с этого года они были предположены и началось взимание с лесопокупателей залога на производство работ.
Сперва работы предполагалось производить только в делянках с наиболее ценными насаждениями, предъявлявшимся к продаже с суммы не ниже 250 руб. за десятину, а затем постепенно культуры были распространены на всю площадь предъявлявшихся к продаже лесосек в сосновых насаждениях и в наиболее ценные лесосеки еловых насаждений.
Так как операции по заготовке леса производятся в течении двух зим, то первые залоги на культурные работы освободились к 1904 году, с какового времени фактически и начались культуры.
Первое время культурные работы состояли в содействии естественному лесовозобновлению, для чего вся площадь вырубленных делянок, после очистки от хлама, взмотыживалась вручную, а затем полоса посредине делянки, шириною в пять сажен, засевалась хвойными семенами, по расчету 15-20 фун. на десятину, которые слегка заборанивались железными граблями, а по сторонам этой засеянной поляны оставлялись взмотыженные полосы по 10 саж. шириною, примыкающие к материнскому насаждению, с которого и ожидался залет семян, так как при отводе хвойных делянок ширина их установлена 25 саж., а в лиственных насаждениях 40 саж. Тогда же был заложен в Баковско-Моисеевской даче временный питомник, из которого в последующие годы произведена посадка под кол рядами по 1 саж. ряд от ряда и по 1/2 саж. в ряду.
Но ни тот, ни другой способ не дали хороших результатов. Взмотыженная земля дала такую буйную сорную растительность выше роста человека, что она заглушила большинство всходов от посева семян, а при наступлении осени и выпадании снега эти травы легли плотным пластом на землю в виде толстого ковра и окончательно приглушили и подпарили лишенные света и слабые всходы. Только единичные деревца пробили этот травяной ковер и выбились на свободу, ожидаемый же налет семян, при малоурожайных годах и при плотности слежавшегося травяного покрова тоже не дал благоприятных результатов.
Посадки, производившиеся первый раз непривычными рабочими в тайне, в начале работ смотревшими на таковые как на никогда не бывалую забаву, и производивших посадку не всегда соблюдая осторожность и тщательность в выборе саженцев, тоже не были удачной, между тем стоимость как посадки, так и взмотыживания делянок оказалась довольно дорогой, почему таковые работы стали производиться в незначительных размерах в виде опыта, а были начаты работы по посеву семян площадками по 8-12 вер. каждая сторона, т.е. площадками по 1/4 - 1/2 квадр. аршина, рядами по 1 саж. ряд от ряда и 2-3 арш. в ряду, причем площадки взмотыживались, разравнивались, в них сеялись хвойные семяна по расчету от 2 до 3 фун. на десятину, и семяна заборанивались рукою или граблями.
Такой посев, при своей простоте и сравнительной дешевизне, дал довольно хорошие результаты, почему посев площадками продолжается до сих пор, но площадки увеличены до 1 квадр. арш.
Семяна для культурных работ добывались частию путем сбора шишек лесною стражею, частию покупкою шишек у местного населения или уплатою за их сбор наемным рабочим той же цены, что и при покупке, почему в настоящее время практикуется только покупка шишек, а не сбор их по найму.
Шишки собирались как в вырубаемых лесосеках казенных дач, так и в дачах частных владельцев и в лесах крестьян. При неурожаях шишек в сплошных высоких лесах, шишки собирались с дерев по опушкам оброчных статей, прогалин, границ дач, при дорогах и у полей.
Шишки частию пересушивались как стражею, так и населением по домам на печах, в банях и на солнце, а частию высушивались в казенных сушилках.
Готовые семяна приобретались у стражи и у местного населения за плату сначала по 50-60 коп. за фунт сосновых семян, но затем цена быстро возросла до 80 коп. за фунт, так как кроме требования шишек и семян для лесничества, открылся спрос в соседние Лесничества и в Лесничества Нижегородской и Казанской губернии, куда шишки отправляются весной на пароходах по р. Ветлуге, а семяна возятся для продажи в г.Семенов и Н.Нввгород, а почтой же отсылаются даже в г.Ригу в склады семяноторговцев.
В 1899 году в Ижменской даче была устроена простейшая семяносушилка, в которой добывались семяна и отсылались в казен. склады Липецкого и Романовского Лесничеств Тамбовской губернии, но с разделением Лесничества эта сушилка отошла в Ижменское Лесничество.
В 1903г. были построены две семяносушилки по образцу и размеру каз. бань за сумму 102 руб. 50 коп. с подвесными решетами, но постройка их совпала с неурожайными годами и потому таковые сначала бездействовали, а затем в 1911 году, во время сушки шишек, одна сушилка сгорела, и хотя сушка шишек была закончена в приспособленной для этой цели бане, но потребность в постройке новой сушилки, более соответствующей своему названию, уже выяснилась, т.к. к этому времени культуры в лесничестве производились уже на площади свыше 100 дес. ежегодно и кроме того излишек семян начал отпускаться в другие Лесничества.
Нужда в сушилке сказалась еще и по той причине, что при покупке семян от населения, семяна часто оказывались или отсыревшими, или закаленными высокой температурой, почему были мало всхожи, в сухие годы всходили только через год, испытание же продаваемых семян путем проращивания проб от каждой мелочной покупки в полфунта или в один фунт, - делать не всегда представлялось возможным. Плохими семянами можно отчасти объяснить и первоначальные неудачи посевов, при добывании же семян в своих сушилках, наименьшая всхожесть оказывалась = 83%.
В 1911 году было ассигновано на постройку семяносушилки 300 руб. Работы по постройке были начаты и к лету 1912 года закончены. Осенью в сушилке уже пересушено 780 четвериков сосновых шишек, среднего достоинства, прошлогоднего плохого урожая и добыто 164 фунта сосновых семян. В течении октября и ноября месяцев приобретено вновь сосновых шишек 826 четвер. и сушка их начата с 1 ноября 1912 года. Урожай шишек в 1912 году хороший и принимаются меры к заготовке возможно большего количества шишек в пределах кредита на 1912 год, чтобы сделать запас семян на будущее время. Из числа семян, заготовленных в 1911 году, кроме высеянных в лесничестве, отпущено в июне 1012 года Г.Лес. Ревизору У района - З п. сосновых семян бесплатно и Г. Л. Ревизору района - З п.сосновых семян за плату по 32 р. за пуд.
Сгруппировав все культурные мероприятия, оказывается, что:
в 1894 г. было заготовлено семян лесною стражею бесплатно-
сосновых - 63 ф.
еловых - 90 ф.
Всего 153 Ф.
В 1900 г. заготовлено 329 1/2 ф. сосновых семян с расходом - 213 руб. 40 коп.
В1899 году на оборудование простейшей сушлки израсходовано 35 руб.
В 1901 году заготовлено семян сосновых - 7,1/2ф. и еловых - 9,1/2 ф., всего 17 фунтов с расходом - 8 руб. 50 коп., каковые семяна отосланы своевременно в казенные склады.
В 1903 году построены 2 простые сушилки за 102 руб. 50 коп.
С 1904 года начаты правильные культурные работы за счет залогов лесопокупателей и производились в последовательном порядке лет.
Таким образом, из ведомости видно, что производство культурных работ все расширялось и к 1912 году общая площадь закультивированных в лесничестве площадей числилось в 504,82 дес.
Дополнение культур произведено на площади 174,8 дес., что составит почти 1/3 часть всей закультивированной площади, причем в число площади дополнительных культур вошли 32,71 дес. только подготовленных в 1904 и 1905 гг. для воспособления естественному лесовозобновлению, и 52,41 дес. культур предыдущих лет, поврежденных пожаром, которые по необходимости пришлось возобновить.
В остальные года, не показанные выше, никаких культурных работ не производилось.
С расширением культурных работ было разрешено иметь в Лесничестве культурного надзирателя, каковой и состоит в лесничестве с 1909 года, с окладом содержания З00 руб. в год.
 

 
Расходы. Административный состав и Лесная стража
 
Исполнение всех лесохозяйственных и административных дел в лесничестве возлагается на Лесничего, в помощь которому имеется один Лесной Кондуктор, исполняющий обязанности помощника лесничего.
За истекшее десятилетие в Лесничестве состояло вольнонаемной лесной стражи объездчиков - 4, все грамотные из местных нижних воинских чинов, и лесников - 29 человек в большинстве грамотных, из местных крестьян, нижних воинских чинов и одного мещанина.
Величина объездов была от 9 до 16,1/2 тысяч десятин, а величина обходов от 900 до 3000 десятин в зависимости от условий охранения, близости деревень и густоты населения.
На стражу возложено охранение леса от порубок, пожаров, пастьбы скота, предупреждение и преследование незаконных пользований мхом, рыбной ловлей, охотой, сенокошением и пр.
На обязанности стражи лежит расчистка граничных и квартальных просек от зарастания молодняком, надзор за производством лесных работ по ремонту мостов и дорог, перечет леса на делянках сметного назначения, поступающих ежегодно в продажу, присутствие, содействие и участие в работах по лесоустройству и землеустройству, при отводе лесосек и разбивке их на делянки, при образовании оброчных статей, - наблюдение за исправностью всех межевых знаков, наблюдение за правильностью выработок растущего и мертвого леса и преследование лесопохитителей для уличения таковых - при судебных разбирательствах, куда лесная стража должна являться по вызову суда в качестве свидетеля.
Лесная стража, допущенная к исполнению должности, по утверждению ее Начальником Управления, приводится к присяге и числится состоящей на Государственной службе без прав на пенсию. Часть лесной стражи в числе 22 лиц помещается в казенных домах, а остальные 11 лиц - в наемных квартирах. До закона о Лесной страже 1908 года, содержание таковой слагалось из жалования, с вычетом за земельный надел из содержания стражи.
Жалование объездчикам до 1908 года было от 200 до 300 руб., а лесникам от 84 р. до 96 руб. в год и квартирных от 12 до 18 руб. в год, так что наивысший оклад содержания для объездчика был 318 руб. и для лесника 114 руб., из коих удерживалось за земельный надел.
С 1908 года содержание лесной стражи повышено до следующих норм, причем на наем квартиры назначено по 36 руб. в год каждому чину лесной стражи, живущему на квартире:
3-м объездчикам - 420 руб. в год,
1 объездчику - 454 руб. в год,
21-му леснику- 180 руб. в год,
1 леснику- 150 руб. в год,
1 леснику- 159-24 руб. в год,
4 лесникам- 138 руб. в год,
2 лесникам- 144 руб. в год,
что составило общую сумму содержания 33 лиц Лесной Стражи - 6645 руб. 34 коп. в год. Кроме того, каждому из лиц Лесной Стражи отпускается на отопление по 3 к.с. дров безденежно, а лицам, проживающим в казенных домах, отведено около 5 дес. земельного надела каждому, а также и одному объездчику, проживающему на квартире.
Большая часть казенных домов Лесной Страже построена в прежнее время и за последнее десятилетие выстроено новых только один двухжилой и один двухжилой из двух флигелей казенные дома, в остальных домах производится только ремонт домов, и если прибавить к содержанию стражи эти расходы, то получилось:
 

Годы

Лесоохрана

Лесоустрои-тельные работы

Лесные работы

Всего

1902

20 р.

150 р.

 

170 р.

1903

 

150 р.

732 р. 20 к.

882 р. 20 к.

1904

42 р.

122 р. 35 к.

14 р. 05 к.

178 р. 40 к.

1905

 

151р. 20 к.

 

151 р. 20 к.

1906

 

150 р. 81к.

101 р.

251 р. 81 к.

1907

 

220 р. 81к.

 

220 р. 81к.

1908

 

165 р.

17 р. 50 к.

132 р. 60 к.

1909

9 р.60 к.

227 р. 16 к.

184 р. 10 к.

420 р. 86 к.

1910

100 р.

170 р.

77 р. 65 к.

347 р. 65 к.

1911

80 р. 90 к.

212 р. 25 к.

400 р.

693 р. 05 к.

всего

252 р. 40 к.

1719 р. 58 к.

1526 р. 50 к.

 3498 р. 48 к.

 

За счет особого кредита хозяйственной заготовки разрублено просек до 3 саж. и ширины 324,3/4 вер. с расходом в 900 руб. Устроено мостов через реки и выстелено через поймистые сырые места 802,2/3 саж. и расширено дорог до 3 саж. ширины 26 вер. с расходом в 1000 руб., а всего израсходовано особого кредита - 1900 руб., каковые работы дали заработок нуждающемуся после неурожаев населению общим числом 3800 пеш. рабочих дней и 100 дней с одноконной подводой.
 

 
Содержание чинов Корпуса и Лесничих
 
Расходы на содержание Лесничего и Лесного Кондуктора за истекшее 10-ти летие выразились в нижеследующих суммах:
 

Года

Содержание

Пособие и награды

Квар. и зем.

Всего

1902

1900 р.17 к.

485 р.

141 р.

2526 р. 17 к.

1903

1856 р.34 к.

400 р.

168 р.

2424 р. 34 к.

1904

1922 р.

400 р.

198 р.

2520 р.

1905

1820 р. 71 к.

475 р.

198 р.

249З р. 71 к.

1906

1895 р. 29 к.

460 р.

108 р.

2463 р. 29 к.

1907

1853 р. 85 к.

460 р.

178 р.

2491 р. 85 к.

1908

2073 р. 94 к.

450 р.

 

2523 р. 94 к.

1909

2432 р. 68 к.

631 р. 96 к.

 

3046 р. 64 к.

1910

2343 р. 85 к.

500 р.

 

2843 р. 85 к.

1911

2229 р. 18 к.

555 р.

 

2784 р. 16 к.

Всего

20327 р. 99 к.

4816 р. 96 к.

991 р.

26135 р. 95 к.

 

Квартирное и земельное довольствие за последние годы не указано потому, что отпускаясь ранее по особому §, в этих годах зачислено было в один § со штатным содержанием. Неравномерность ежегодного расхода объясняется как остатками содержания при отпусках и командировках Лесничего, так и неравномерностью пособий и наград вместе с повышением штатных окладов содержания.
Сложив все расходы за 10-ти летие, получим, что общая сумма расходов выразилась:
1). На содержание Ч.К Лесничих 26135 р.95 к.
2). На содержание лесной стражи - 48327 р. 92к.
3). На лесные мероприятия по хозяйству охранения и улучшению сбыта - 3498 р. 48к.
 А всего - 66962 р. 35 к.
Сравнивая каковую сумму с суммами валового дохода за то же 10-ти летие оказывается, что весь расход за 10-ти летие составляет 8% от валового дохода, расход же на улучшение путей сбыта, путей сообщения, охранение от пожаров и пр. равняется за 10-ти летие 0,4%.
 

 
Нарушение Лесного Устава
 
В течение истекшего 10-ти летия во всех дачах Лесничества произведено отдельных нарушений Лесного Устава и составлено протоколов об этих нарушениях:
 

Года

Число дел

Сумма убытка по каз. таксе

Секвестировано на сумму по каз. таксе

1902

297

476 р.

150 р.

1903

296

581 р. 70 к.

178 р. 30 к.

1904

295

580 р. 58 к.

262 13

1905

376

536 р. 45 к.

169 р. 83 к.

1906

489

1196 р. 74 к.

253 р. 45 к.

1907

686

2165 р. 68 к.

273 р. 19 к.

1908

655

1593 р. 78 к.

581 р. 29 к.

1909

348

813 р. 66 к.

298 р. 85 к.

1910

469

1059 р.

474 р.

1911

472

694 р. 13 к.

240 р. 18 к.

Всего

4483

9697 р. 72 к.

2881 р. 22 к.

 

что, за вычетом стоимости секвесторных самовольно срубленных материалов, составит сумму похищенного за 10-ти летие 6826 р. 50 к. или в среднем лесо-похищений на сумму 683 р. ежегодно.
Средняя ценность каждого лесопохищения 10-ти летия определяется равною 9697 р. 72 к.; 4483 нарушения - 2 р.17 к. Из ведомости о нарушениях можно видеть, что под влиянием бывших политических волнений самовольные порубки начали увеличиваться с конца 1905 года, возрастали в 1906 г. и вместе с неурожаем хлебов в 1906 и 1907 году достигли наибольшей величины в 1907 году, а затем вместе с успокоением страны и наступившими урожаями начали постепенно уменьшаться, хотя полного прекращения лесо-похищений в виду густоты населения, отсутствия у крестьян лесов и нужды в лесных материалах, при недостатке лесной стражи, - достигнуть не представляется возможным, и мелочные похищения лык, дров и подиры береста не прекратятся.
К 1 января 1912 г. числилось неоконченные за десятилетие дел о нарушении Лесного Устава всего 84 дела, из коих 25 дел находились в производстве, а по 39 делам не состоялось судебного решения за окончанием отчетного 1911 года.
Большинство дел производством к 1 января 1912 г. прекращено, и только по 527 делам, по которым состоялись судебные решения, не было получено сообщений о приведении судебных приговоров в исполнение над 978 лицами, обвиненными в порубках, за коими числилось недоимки взысканий 8632 р. 94 к. с заменою части таковых арестов.
Нарушений правил хозяйства единичны, почему сведения о них не указываются.
 

 
Пожары
 
Лесных пожаров за истекшее 10-ти летие произошло:

 

Года

Число

случаев

Площадь, десятин

Стоимость

 Убытки

до

повреждения

после

повреждения

1902

7

9,4

27 р. 45 к.

13 р. 84 к.

13 р. 61 к.

1903

33

1824,3

23151 р.

19917р. 10 к.

3233 р. 80 к.

1904

4

13,8

43 р.

22 р. 87 к.

17 р.23 к.

1905

10

96,4

1291 р. 23 к.

795 р. 44 к.

495 р. 79 к.

1906

2

799

6170 р. 96 к.

3789 р.0 7 к.

2381 р. 29 к.

1907

7

70.5

502 р. 64 к.

307 р. 56 к.

195 р. 08 к.

1908

6

214,7

729 р. 96 к.

516 р.11 к.

213 р. 85 к.

1909

2

2,5

57 р. 72 к.

34 р. 59 к.

23 р. 13 к.

1910

27

607,1

740 р. 41 к.

408 р. 62 к.

331 р. 79 к.

1911

19

369.2

667 р. 08 к.

429 р. 15 к.

237 р. 93 к.

Всего

140

4007,9

33378 р. 45 к.

28234 р. 95 к.

7143 р. 50 к.

 

что составят в среднем ежегодно 14 лесных пожаров, на площади 400,8 дес., приносящих убытку 714 руб. З5 коп. в год, но в действительности только пожары в 1903 и 1906 годах прибывших в то время жарах, засухе и сильных ветрах принесли наибольшие повреждения лесу, обычно же пожары быстро прекращаются, т.к. только при исключительно неблагоприятных обстоятельствах лесной пожар может распространяться на значительную площадь, вопреки принимаемым мерам к его прекращению.
Если пожарами было производимо повреждение товарного имеющего сбыт леса в значительном количестве, то таковые площади немедленно предъявлялись к продаже с торгов в счет сметного назначения, а при единичном повреждении или повреждения материалов, не имеющих сбыта, например хвороста и молодняка тоньше 2 вер.пня, производилась продажа такового выборочно, если находились покупатели или производился безденежный их отпуск лицам, имеющим на то право.
 

 
Делопроизводство
 
Вместе с разнообразностью деятельности в Лесничестве и значительностью отпусков леса, делопроизводство развилось на столько широко, что справляться с таковым за счет ассигнуемых Лесничеству канцелярских средств не предоставлялось возможным, и только с приплатою к канцелярским средствам и при значительной помощи Лесного Кондуктора и Культурного надзирателя сказалась возможность не запускать производство текущих дел и своевременно давать отчетность в денежных суммах и производящихся лесных и культурных работах.
Если принять во внимание, что каждый лесорубочный билет состоит из четырех частей, в коих пишется одно и то же с небольшим сокращением для приказа лесной стражи, что независимо билетов заключаются контракты, делаются расчеты, получаются платежи и залоги, выдаются квитанции и билеты на побочные пользования, выписываются ассигновки, расчисляются протоколы, составляются оценочное ведомости, ведутся тетради о расходе леса, книги о нарушении Лесного Устава, составляются сметы и ведется срочная отчетность и проч., то ясно, что только при общей совместной работе Лесничего, Помощника, Культурного Надзирателя и двух наёмных писарей возможно более или менее исправное ведение делопроизводства в Лесничестве.
Полагаю, что кроме Варнавинского Лесничества есть и другие лесничества с неменьшим делопроизводством, является вполне понятным то нетерпеливое ожидание Г.Г.Лесничих усиления канцелярских средств, уже определенное законом 1912г., вместе с проектированным разделением Лесничества, что облегчит канцелярский труд и даст более свободы для занятий в лесу.
 

 
Соотношение земельной собственности
 
Дав беглый обзор возникновения Лесничества, отпусков леса, судоходности и расходов, производимых в лесничестве, кроме расходов земского сбора и на содержание центральных учреждений, величина коих в Лесничестве неизвестна, нелишним будет указать на распределение земельной собственности в Варнавинском уезде.
Земель в Варнавиноком уезде на 1910 г. числилось согласно данных Варнавинского земства всего 907104,55 десятин.
Таким образом, все казенные леса и земли составляют 13,2 % общей площади земель Варнавинского уезда, т.е. почти 1/8 часть всех земель в уезде.
Собственно лесная площадь казенных лесов составляет 18% общей площади лесов в Варнавинском уезде, казенных же угодий в уезде всего 440 дес., и таковые же составляют даже 1/20 % от общей площади земель уезда и только около 1/5 % всех угодий, числящихся в уезде.
Из вышеприведенных цифр соотношения угодий и лесов вытекает, что более 2/3 площади уезда занято лесами, и только 1/3 разработана под сельское хозяйство, почему уезд должен считаться лесистым, хотя в действительности значительная площадь частно-владельческих и крестьянских лесов уменьшена и крупные строевые леса вырублены.
 
КОНЕЦ
 
Источником для составления обзора дачи: летопись Варнавинского собора и жития Преподобного Варнавы, Истории Государства Российского соч. Соловьева, планы архива конторы кн. Ливен пер. к кн.Трубецкому в с. Баках, дела канцелярии Варнавинского Лесничества и планы Генер. и специального межевания казенных дач.
 
 
Лесничий Варнавинского Л-ва Соловьев
 
Печатается по тексту:
В.И.Соловьёв. Варнавинское Лесничество. Село Баки, 1913 г.
Рукопись