Размер шрифта

http://www.krbaki.ru/block/style.css http://www.krbaki.ru/block/style2.css http://www.krbaki.ru/block/style3.css

 

 

Последнее обновление:05.12.2016

О районе. История

 

Н.Г.Тумаков

Поветлужье в древности


После отмены крепостного права в России происходит подъём исторической науки. Учёные получают больше доступа к государственным архивам и памятникам старины. Исторические  материалы стали печататься в центральных журналах. В губерниях создаются ученые комиссии, организующие работу по сбору и обработке местных архивных документов. Они издают периодические губернские сборники, такие, как «Действия Нижегородской губернской ученой  архивной комиссии», «Костромская старина» и другие. В этих условиях развертываются и археологические исследования в Волго-Окском и Прикамском краях. Московский университет, Исторический музей и Академия наук направляют своих специалистов-археологов и на Ветлугу.


Первым археологом, посетившим Поветлужье, был Ф. Л Нефедов. В 1883 - 1885 годы он проводил раскопки на Одоевском городище. Ученый нашел здесь богатый материал и назвал городище «фабрикой изделии из камня, глины и кости». Собранные на городище вещи были отправлены в музей антропологии Московского университета.


В 1894-1895 годах сын варнавинского помещика А.П.Поливанов по своей инициативе провел раскопки на Богородском городище. В 1900 году на этом же городище работал археолог Н.М.Бекаревич.  Собранные Пливановым и Бекаревичем памятники древних людей передаются в Московский Исторический музей.


Богатый материал извлёк и археолог В.И.Каменский при раскопках «Чёртова» городища у дер. Фёдоровское Ветлужского уезда в 1908 году. Его коллекция из 931 предмета передаётся в музей антропологии и этнографии Академии наук. В это же время Каменский обследовал могильники «Черемисское кладбище» и Ефанихинский могильник в районе села Макарьевское  Ветлужского уезда.
В советское время в 1924-1926 годы в Поветлужье и Поунжье работала большая экспедиция Московского университета. Она ставила своей целью комплексное изучение населения и его истории путём археологических, этнографических и лингвистических исследований. Археологические работы проводились группой учёных под руководством О.Н.Бадера на всех известных тогда городищах по Ветлуге: Русенихинском (Воскресенский район), Богородском (Варнавинский район), Чёртовом и Спасском (Ветлужский район), Одоевском, Троицком и Шангском (Шарьинский район). Результаты работы археологов были обобщены О.Н.Бадером в его работе «Городища Ветлуги и Унжи», опубликованной в «Материалах исследований археологии СССР» (т.22, М., 1951 г.) В этом же томе помещены работы А.Н.Формозова с анализом фауны края того времени и работа М.В.Воеводского с описанием керамики городищ.


Проведённые в Поветлужье археологические исследования позволили учёным сказать о том, что до появления в этом крае марийского, а затем и русского населения здесь на протяжении более двух тысячелетий жили родовые коллективы племен первобытных культур. Так, во втором тысячелетии до нашей эры с правобережья Волги пришли сюда балахнинские охотники и рыболовы и фатьяновско-балановские скотоводы с орудиями неолита и эпохи меди и бронзы.


В первом тысячелетии до н. э. из Прикамья прибыли племена Ананьинских земледельцев с культурой раннего железного века. Они основали по Ветлуге древние городища: Русенихинское,  Богородское, Чёртово и Одоевское. И, наконец, в I-V веках нашей эры из-за Волги  в левобережье пришли племена Городецкой культуры, которые ассимилировали здесь местное население. В результате на всем Ветлужско-Вятском междуречье сложились древнемарийские племена, от которых и произошел современный марийский народ. Следы жизни древнемарийских поселений на Ветлуге археологи обнаружили па поздних ветлужских городищах: Спасском, Осетровском и Шилихинском (Ветлужский район), Троицком и Шангском (Шарьинский район). По мнению археолога О.П. Бадера, «все они относятся к началу второго тысячелетия, а вернее ко всей 1-ой половине его».


О проживании в Поветлужье во  втором тысячелетии до н. э. первобытных материнских общин балахнинской культуры с орудиями новокаменного века, а также отцовских первобытных общин скотоводов фатьяновской культуры подтверждают обнаруженные в ветлужских городищах их орудия труда и быта: каменные наконечники стрел, гарпуны и крючки из кости, остатки  круглодонной посуды из глины с полушарными ямками и перевитым шнуром  балахнинцев. Медных и бронзовых орудий здесь обнаружено очень немного. Зато шлифованных и сверлёных боевых каменных топоров фатьяновцев обнаружено много не только на городищах, но и в различных местах края.
Когда в первом тысячелетии до н.э. люди освоили производство орудий из железа и на юге нашей страны уже возникли рабовладельческие государства, население Среднего Поволжья продолжало жить еще отцовскими родовыми общинами, хотя и пользовались железными орудиями. Однако характер хозяйственной и общественной жизни их изменился. Кроме скотоводства, осваивается подсечное и мотыженное земледелие, совершенствуются охота и рыболовство, обработка кож и ткачество. Скот и излишки зерна сохраняются на будущее время.


Защита скота от лесных хищников и охрана имущества от межплеменных войн требовали устройства укрепленных поселений. На труднодоступных и защищенных самой природой местах они строят свои поселения - обычно на высоких береговых выступах рек. Поселения представляли собой укрепленные городища, которые обносились валом и рвом. Появляются такие городища и по берегу Ветлуги. Археологи установили, что все ранние городища по Ветлуге (Русенихинское, Богородское, Чертово и Одоевское) были основаны людьми одного этнического корня с населением  городищ реки Камы, относящихся к Ананьинской и Пьяноборской культурам раннего железного века IV- III веков  до н. э. По данным раскопок, большинство жилищ ананьинских общин представляло собой бревенчатый дом полуподземного типа длиной около 40 метров, шириной 4 метра, с открытыми очагами внутри (до 9 очагов). Подобные дома строились и на ветлужских городищах. Сами городища по Ветлуге возвышались над местностью от 20 до 35 метров. Например, площадка Богородского городища возвышалась над уровнем реки на 28 метров, а Русенихинского — на 34,5 метра. Площадь Богородского городища в 1492 квадратных метра была обнесена валом длиной в 6 метров, шириной в 2 метра, тогда как ров имел длину 18 метров, ширину 4,6 метра, а глубину 5 метров. На других городищах в зависимости от условий размеры вала и рва имели примерно такие же величины.
На всех древних городищах Поветлужья была организована плавка железа из местных бурых железняков, озерных, болотных и луговых руд путем сыродутного процесса в земляных ямах. Это подтверждается наличием на городищах предметов для разлива металла (тигли с носиком) и большого количества железного шлака. Наличие здесь же большого количества костных остатков бобров, куниц, медведей, зайцев свидетельствовало о том, что охота тогда уже носила промысловый характер, а сбыт пушнины на юг в порядке обмена был хорошо налажен. Однако источником мясной пищи у жителей городищ была не охота, а скотоводство. В связи с этим археолог Бадер писал: «Такие домашние животные, как свиньи, коровы, лошади, загонялись на площадку городищ из-за их тесноты лишь в исключительных случаях. Остальное время животные содержались в специальных загонах». На городищах не обнаружено костей овец, которых ветлужские ананьинцы, видимо, не знали. О подсечном и мотыженном земледелии жителей городищ Бадер писал: «Очень правдоподобно, что уже тогда человек имел случай убедиться в выгоде удобрения земли золою и менял время от времени площади засева на новые площади выжженного леса... Несомненно, что немалая часть ближайших к городищу окрестностей уже в то время была свободна от леса, будучи занята частью полями, частью пастбищами для скота».


Здесь складывались и новая общественная организация, семейные отношения. Если у балахнинцев в материнской семье дети не знали своих отцов, то в парной семье фатьяновских скотоводов отец был с детьми. У жителей ветлужских городищ семья начала превращаться в большую патриархальную семью, которая состояла из 3-4 поколений ближайших родственников с женами и детьми. В духовной жизни семей сохранялось почитание своих предков и животных.


Дальнейшее совершенствование орудий труда, земледельческо - скотоводческого хозяйства в Поветлужье было связано с переселением сюда с правобережья Волги новых племен, относящихся к Городецкой культуре (стоянка у с. Городца на Оке в Рязанской обл.) Эти племена в своем хозяйстве пользовались железными мотыгами, ручными каменными жерновами, плоскодонной глиняной посудой. В животном стаде, кроме лошадей, коров и свиней, они имели и овец. Жилища строили они также в виде укрепленных городищ, предназначавшихся для больших патриархальных семей или нескольких родственных семей. В основе таких патриархальных общин лежала еще коллективная собственность на землю, скот и основные орудия труда. Здесь существовало и уравнительное потребление добываемых продуктов. Глава такой общины выбирался советом всех взрослых мужчин.


Ученые выяснили, что начало переселения городецких племен в Заволжье относится к началу первого тысячелетия нашей эры. В это время они постепенно проникали в среду ананьинцев и дьяковцев, а в  III-IV веках проходило их массовое переселение. Возникают новые городища и в Поветлужье, получившие название поздних городищ (названы выше). В пределах Варнавинского, Краснобаковсного и Воскресенского районов таких городищ не выявлено.. Возможно, здесь археологи и не работали.


К VI веку процесс полной ассимиляции местного ананьинского населения Городецкими племенами завершается. В результате на территории Унженско-Вятского Междуречья складываются древнемарийские, а в Окско-Сурском Междуречье - древнемордовские племена. Все они относились к угро-финской группе народов.


В материале под заголовком «Поветлужье в древности», публиковавшемся в сентябре, рассказывалось о том, что свыше двух тысячелетий в этом крае люди жили первобытнообщинным строем, и к VI веку на территории Ветлужско-Вятского междуречья сложились древнемарийские племена, относящиеся к угро-финской группе народов.


Дальнейшие археологические исследования в Поветлужье и обнаруженная здесь местная летопись «Ветлужский летописец» позволили ученым сказать о том, что в VIII- XIV веках у марийского населения шел процесс распада родового строя, формирование феодальных отношений и первоначальное заселение их края русскими хлебопашцами.


Жители хутора Веселова (Шахунский район) в 20-е годы обнаружили около своего селения на дюнном всхолмлении левого берега реки Малой Какши марийский могильник. В 1929 году Ветлужский краеведческий музей без специалистов-археологов организует на этом могильнике раскопки. Ученые определили, что обнаруженные здесь предметы относятся к IX - XII векам (находки хранятся в Ветлужском музее). В 1957 году Горьковский краеведческий музей совместно с Казанским филиалом Академии Наук СССР и Марийским научно-исследовательским институтом языка, литературы и истории организовали археологическое обследование северных районов Горьковской области. Экспедицией руководил научный сотрудник Казанского филиала АН СССР, кандидат исторических наук А.X.Халиков. Кроме разведочных работ, экспедиция провела раскопки на Чертовом городище и на Веселовском могильнике. По результатам раскопок, а также по материалам ранее обследованных Черемисского кладбища и Ефанихинского могильника, Халиков написал книгу «Материалы к древней истории Поветлужья» (Горький, 1960 г.)


Вещественные памятники марийских захоронений в Поветлужье, да и других могильников Ветлужско-Вятского междуречья подтверждают, что во второй половине первого тысячелетия (VI-X в. в.) у марийцев совершенствуются орудия труда, хозяйственная деятельность и общественные отношения. К X веку они осваивают пашенное земледелие с применением легкого плуга, пригодного для лесных почв. Кроме пашенного, имело место и подсечное - с выжиганием леса. Для рубки леса под выжиги применялся широколезвийного типа железный топор, а для пашни — соха с железным сошником. При размоле зерна они пользовались каменными жерновами.


Почти в каждом захоронении найдены остатки коровьих и телячьих шкур и кож, остатки ткани и ниток из овечьей шерсти. Обнаружены железные топоры, тесла, котлы, копья, наконечники стрел, ножи, ножницы и другие предметы кузнечного ремесла. Все это указывает на применение различных приемов ковки, сверления, клепки металла. Населению была известна техника литья металла с применением глиняных форм, чеканка, ювелирное дело. Хорошо было налажено изготовление льняных и шерстяных крашеных тканей, выделка кож и изготовление из нее обуви, меховой одежды, перчаток, различных сумок, кошельков. Обнаружены костяные гребенки, рукоятки ножей, шил, а также богатый материал для восстановления мужской и женской одежды марийцев того времени.


С развитием орудий труда и земледелия с X века здесь начался процесс распада родового строя. Имущество и другие ценности переходят в собственность отдельных семейных пар, которые стали уходить из больших патриархальных семей и поселяться в других удобных для жизни местах. К концу X века родовая община здесь сменяется территориальной (соседской, деревенской) общиной, которая уже не строит укрепленного городища.  В таких общинах не стало равенства. Появляются богатые и бедные семьи, социальное неравенство. Это ярко отражается в захоронениях Веселовского могильника.


Как и у восточных славян, на основе пашенного земледелия у марийцев складываются не рабовладельческие, а феодально - крепостнические отношения. Вожди племен присваивали себе право сбора дани с населения для себя и дружинников. В своих хозяйствах вожди и знатные дружинники используют труд зависимых землепашцев и охотников, строят укрепленные усадьбы-городки.


Если у восточных славян и волжских болгар к X веку возникают единые государства, то у марийцев такого государства не сложилось. Они ещё в VIII веке попадают под государственное влияние Волжской Болгарии. Болгарские цари создавали в марийских зависимых землях свои колонии и стремились навязать им религию ислам. Но основная масса марийского населения не приняла этой религии, оставалась язычниками. Язычниками были и марийцы Поветлужья. Здесь не возникло и своей письменности. Однако болгары оказали положительное влияние на развитие хозяйства и культуры марийцев. Предметы болгарских ремесленников проникали и к поветлужским марийцам. На Веселовском могильнике, например, было обнаружено много серебряных украшений болгарского производства: серьги, витые браслеты с каменными вставками, монеты и другие вещи. В захоронениях встречались изделия славянских ремесленников, что подтверждает  о наличии торговых и культурных связей марийцев с Русью.


Известно, что с развитием на Руси  земледельческого хозяйства и феодальных отношений проходила славянская колонизация земель с угро-финским населением. Она началась еще при Киевской Руси. Славяне - кривичи, например, уже в X веке заняли земли племен меря по Валго-Окскому междуречью, где возник русский Суздальский край. В XI - XII веках суздальцы переходят в Заволжье и занимают земли мерянских племен между реками Шексной и Унжей, становятся соседями с Ветлужскими марийцами. Тогда же новгородские славяне занимают большое пространство земель, заселенных племенами чудь, коми, югра и пермь. Они проникают в верховья рек Ветлуги и Вятки, Ветлужские и другие Заволжские марийцы с запада и севера полукольцом были окружены русским населением.
Вслед за крестьянами сюда проникает и власть русских Владимиро -суздальских и Новгородских феодалов, по приказанию которых строились крепости-города. Так, в конце XII - начале XIII веков возникли Городец - Радилов, Унжа, Галич, Великий Устюг, Вятка.


Однако свободной торговле Руси хлебом и изделиями ремесла с соседними марийскими и мордовскими народами и восточными странами мешала Волжская Болгария, которой подчинялись народы Поволжья. Только успешный военный поход русских дружин в Волжскую Болгарию во главе с князем Юрием Всеволодовичам в 1219 -1220 годах и основание в1221 году Нижнего Новгорода позволило русским закрепиться в устье Оки и улучшить связь с соседями. В ответ на это марийские князья выселяют из Заузолья подвластное им население в район Ветлуги. Здесь па правом берегу Ветлуги строятся укрепленные городки против вторжения русских дружин.


О проникновении русских в Поветлужье археолог О.Н.Бадер в своей работе «Городища Ветлуги и Унжи» сообщает, что «весь ранний период русской истории в Поветлужье в археологическом отношении нам неизвестен». Однако обнаруженная здесь в поздних городищах русская керамика дает основание утверждать, что в первой половине второго тысячелетия началось «продвижение в Поветлужье русских». И эти ранние русские поселения сосуществовали с марийскими городищами. Продолжая мысль о заселении русскими края, Бадер подчеркивает, что если Унженский край начал заселяться русскими уже в XIII веке, то их проникновение в Поветлужье проходило вряд ли  раньше XIV века.


Если археология не даёт данных о русском заселении Поветлужья, то исторические письменные источники сообщают, что продвижение русских на Ветлугу началось после татарского нашествия из удельного Галичского княжества и Новгородской земли. Известно, что город Галич уже в XIII веке для Руси являлся центром торговли мехами и солью. Через Галич и Великий Устюг из Москвы и Костромы проходила дорога на Вятку, где существовала зависимая от Великого Новгорода Хлыновская область. «Во второй половине ХIII века в состав Галичского княжества вошли земли по среднему течению Унжи и Ветлуги, а во второй половине XIV века – земли, лежащие по рекам Унже и Ветлуге (исключая нижнее течение последней), были официально присоединены к Москве» - отмечал О.Н.Бадер.
Отметим, что «Ветлужский летописец» и другие местные летописи, кроме Дементьева, никто из историков-исследователей не использовал. Поскольку они не вошли в собрание русских летописей, то их содержание может показаться сомнительным. Но не верить их содержанию нет оснований.
 Итак, согласно «Ветлужскому летописцу», некрещеный черемисский народ, живший по реке Энер (Ветлуге), был сильным и воинственным. Он имел своих кугузов-князей. Один из них находился в Шанге (Шангское городище). Под водительством шангского князя черемисы осмеливались ходить войной в пределы г. Галича еще в конце XII века. В начале XII века шангский князь по имени Кай, опасаясь русских дружин, превращает Шангу в укрепленный город, строит для себя  еще новый город Хлынов ветлужский. В это время галицкий князь Константин Ярославич силой оружия пытался заставить ветлужских черемис подчиниться Галичу и платить дань «закамским серебром». Но черемисы отстояли свою независимость.


Под 1240 годом летописец отметил прибытие на Ветлугу с речки Юмы (приток Пижмы) второго марийского князя по имени Коджа Ералтем. Он вынужден был уйти с Юмы под давлением русских поселенцев, прибывших сюда с Вятской стороны.


В верховьях Ветлуги Коджа строит город Якшан (позднее назывался Кажирово). Но Шангский князь Кай стал враждовать с Коджей. Захваченная Каем в плен жена Коджи утопилась в реке. По преданию с этого времени реку Энер стали называть Ветлугой (по-марийски «вет» - женщина и Луга — имя утопшей). Вражда двух князей привела Коджу к сближению с новгородцами. Из Новгородской земли к Кодже стали приходить христианские проповедники. Они склоняют его к принятию христианства. В Якшане строится первая на Ветлуге церковь в честь Николая чудотворца.


Если в верховьях Ветлуги утверждается новгородское влияние, то за среднее По-ветлужье продолжал борьбу галицкий князь Константин Ярославович (брат Александра Невского). Он ищет поддержку у татарского хана. В 1245 году от хана получено разрешение «занимать русским правый берег Ветлуги, а левый - черемисам». Однако сыну Константина Ярославича, Василию, пришлось воевать с марийцами за Ветлугу. В результате в одной из битв в 1280 году погиб черемисский князь Кай, а Коджа Ералтем вскоре «мирно скончался». Так, на территории правобережья верхнего и среднего Поветлужья (включая современный Ветлужский район) к началу XIV века стали, видимо, появляться отдельные русские починки. Они располагались по соседству с марийскими становищами. Русские поселенцы были данниками галицких князей, а марийцы - своих и татарских князей. Эта ветлужская территория получила название Ветлужской волости, подчиненной Галицкому княжеству.


В XIV веке русские хлебопашцы Заволжья проникают и в Заузольские земли. Восстановленный от разгрома татар город Городец стал играть в заселении русскими Заузолья такую же роль, как Н.Новгород в заселении русскими правобережья Волги, мордовских земель, а город Галич - Поветлужья. Городец какое-то время был столицей Суздальско-Нижегородского удела, и его князь, Борис Константинович, проводил колонизаторскую деятельность в Заузолье. Видимо, при его княжении была основана крепость Городищи на речке Везломе. В 70-е годы XIV века по Заузолью из Городца через Керженец и Ветлугу была проложена дорога к русским поселениям на Вятке, вятской земле, где стали править нижегородские князья.


В заключение следует под­черкнуть, что у ветлужских и других луговых марийцев в УШ-ХШ веках, как и у восточных славян, развивались феодальные отношения. Но единого феодального государ­ства здесь не сложилось. По­пав в VIII веке под власть Волжской Болгарии, а в XIII веке - Золотой Орды, марийцы управлялись свои­ми племенными вождями - феодалами под надзором болгарских и татарских наместников.


Возникнув на западе и северо-востоке марийских земель, русские удельные княжества с городами Н. Новгород, Городец, В. Устюг и Вятка способствовали продвижению русских поселенцев на земли марийцев. В первой половине XIV века в Верховьях Ветлуги появляется Ветлужская  волость, подчиненная галичским и новгородским феодалам. В это же время русские проникают в Заузолье, на линдовские, а возможно, и керженские земли. На речке Везломе строится укрепленное поселение. Из Городца на Вятку прокладывается дорога.
 
Печатается по тексту:
М.Балдин. Поветлужье в древности. Поветлужье в VIII-XIV веках.
Краснобаковская районная газета "Вперёд", 1990 г.