Размер шрифта

http://www.krbaki.ru/block/style.css http://www.krbaki.ru/block/style2.css http://www.krbaki.ru/block/style3.css

 

 

Последнее обновление:05.12.2016

О районе. История


К.А.Вихарева

Баковское купечество

Публикации в Краснобаковской районной газете "Вперёд"
 
Содержание

Ой, полным-полна коробочка...


Из истории баковского купечества


Дворянское гнездо Поветлужья


Последний баковский помещик


Дело купцов Казимировых


Потомственный почетный гражданин Баков




Ой, полным-полна коробочка...
Баки торговые, Баки купеческие.
"Вперёд", апрель-март 1997г.
 
Баки занимали чрезвычайно важное географическое и экономическое положение. Это был перекресток важнейшей водной магистрали р. Ветлуги с важнейшими торговыми дорогами. К XVII в. относится возникновение важного торгового пути со средней Волги через Ветлугу, ее приток Вохму и Северную Двину к Архангельскому порту. Главным природным богатством Ветлужского края были леса. Они занимали огромную площадь, смыкаясь на севере и востоке с уральской тайгой. Но в это время еще не создался рынок леса, да и не было достаточной рабочей силы.


Край был очень богат пушным зверем: бобрами, куницами, белками, лисами. Много водилось крупного зверя: медведей, лосей, оленей. Бобровые шкурки были равноценны золотой валюте при всех торговых сделках. Даже помещики в то время брали оброк с крестьян пушниной. По этому водному пути на Север для вывоза за границу шли пушнина, деревянная посуда, хлеб, мед, мочало и др. Большие обозы с грузами из Архангельска, Великого Устюга шли и в зимнее время в Нижний Новгород, и на Баковские, Уренские ярмарки.


В XVIII в. Петр I, задумав строить Российский флот, обратил внимание на ветлужские леса. На Ветлуге было замежевано 350 тысяч десятин корабельного леса. Крупнейшей корабельной дачей была баковская (I кордон). Началась массовая вырубка леса и сплав его на Волгу: плотами, соймами, белянами лес пошел для флота, для степных районов Поволжья.


Село Баки растет как торговое село. Рост этот был значительным. До первой половины XVIII в. численность населения Баков превышала все другие населенные пункты Ветлужского края, а в XIX в. уступали по численности только уездным городам Ветлуге и Варнавину. В 1916 г. численность населения Баков составляла 2186 человек, было 462 хозяйства. После отмены крепостного права в 1861 г. на территории района резко возрастают лесоразработки.


Продажей леса начинают заниматься помещики, с лесными промыслами связано всё большее число крестьян. Растет количество населения в крае. Хлеб в больших количествах ввозится из Вятской губернии. Через Баки проходила государственная торговая дорога из Нижнего Новгорода на Вятку. Крупными центрами хлебной торговли стали Баки, Урень. Цены на сельскохозяйственную продукцию, особенно на хлеб, устанавливаемые на базарах в Баках, входили в коммерческие каталоги.


С увеличением населения начали развиваться промыслы: изготовление саней, колес в деревнях Березовец, Чухлома, изделия из лыка лаптей, веревок в д. Лысица, добывание мочала для ткания рогож в деревнях Носовая, Кириллово. бондарные изделия: кадки, чаны в Зубилихе и т.д. На первых порах значительная часть населения сами снабжали себя изделиями. С развитием товарно-денежных отношений большая масса изделий выносится на местный базар в с. Баки-Никольское. На базарах в Баках можно было увидеть все богатство крестьянского промысла. Возникали целые ряды тех или иных изделий. Можно было приобрести вальки, грабли, корзины, кадки. В других рядах продавали прялки, веретена, сундуки, чаши и т.д. Много было глиняной посуды, которая в XVII веке постепенно вытесняет деревянную. Мастера кузнечных изделий выставляли топоры, печные ухваты, скобы и др. В урожайные годы много продавалось грибов сушеных: белых, подосиновиков, соленых груздей, рыжиков; конечно, часть грибов крестьяне оставляли себе, как любимый постный приварок и харч. Много продавалось речной рыбы.


Семейство Власовых выносило на базар пироги с рыбой. Это фирменный пирог ветлужан, ни один праздник не обходился без такого пирога, открытого, с большим количеством лука, во весь стол. Такие пироги пекли только на Ветлуге. Сейчас многие краснобаковцы, живущие в разных городах России, соблюдают этот обычай, пекут пирог с рыбой и называют его "Ветлуга", в том числе и в Москве.


Возникли целые династии пекарей (Ковалевы, Чирковы, Масленниковы, Воронины, Збруевы и др.), которые поставляли на рынок калачи, сушки, кренделя, ватрушки. До сих пор их зовут "калачики", "ватрушки". Стояли возы с бочонками льняного масла, с мешками муки и крупы, тушами мяса. Приезжали торговать татары и китайцы. Базары были многолюдными, съезжались на них рано, а некоторые, издалека, вынуждены были приезжать накануне. Были в Баках постоялые дворы (в Нижней Слободе у Роговых, у Макаровых на ул. Свободы), много торговцев останавливалось у А.С.Чирковой. Еще более многолюдными и шумными были ярмарки, которые проводились в зимнее время на престольный праздник Св. Николая и масленицу. Базары проводились по пятницам на центральной площади до 1927 г. Здесь было много развлечений, устанавливалась карусель, раздавались звуки гармошки, пелись частушки и песни. И многие приходили на базар только для того, чтобы на парод посмотреть и себя показать. Н.А. Масленникова рассказывает, как у них останавливались девушки и парни из окружающих деревень с узлами нарядов. Через час-полтора прибегали смеющиеся, радостные, переодевались в новые сарафаны, платки, пояса и т.д.
Основные доходы шли от продажи леса. До 1917 г. в Баках были лесопромышленники: С. Молотов, И.И. Шашин, Стюсся, Смирновы, В.П.Чирков. В деревнях: Маралов, Толмачев, Казимиров и другие. Товарная продукция из леса вывозилась на лошадях на пристани в Баки (Н. Слобода), д. Подлысье. Часть леса направлялась на лесопилку для распиловки и сплава пиломатериалов, часть отправлялась на Волгу круглым лесом. Лес предоставляли князь Трубецкой и Варнавинское лесничество. Главный лесничий И.Н. Соловьев жил в Баках 20 лет, до 1913 г.


Лес отпускали с рассрочкой платежа: 50% платили при покупке делянки, 50% платили после продажи леса на Волге. Заготовляли и дрючок, шест, оглобли, вию (для украинских телег из березы), дрова. Всю эту мелкую продукцию грузили в баржи и тоже отправляли на Волгу. Нетоварную древесину сжигали на уголь, который паковали в кули и тоже отправляли на Волгу.


Много было кустарей по сухой перегонке березы в деревнях: Носовая, Дерино, Кириллово, Зубово. В баковских волостях проживало до 800 кустарей, из которых половина работала на давальческом сырье. В 1894 г. на Козьмодемьянскую лесную ярмарку ветлужские лесопромышленники поставили до 500 тыс. бревен плотами, 60 белян, 10 барок общей стоимостью 12 млн. рублей. Баки преображаются, богатеют. Строится много двухэтажных домов, магазинов, возникает купечество.
Самым крупным и богатым лесопромышленником и торговцем был В.П.Чирков. Его отец, крестьянин П.Г.Чирков, купил у князя Трубецкого участок леса в 70-х годах XIX в., начал вести лесоразработки и отправлять лес на Волгу. Чирковы построили лесопильный завод, начали строить баржи и беляны, открыли магазин на центральной площади. Дела шли успешно. В.П.Чирков умер до революции 1917 года, оставил после себя троих детей: Владимира, Сергея, Ольгу. В 1918 г. лесопилка, магазин, дом национализированы. Иконы, картины, вещи были разграблены. Дети с матерью поселились в маленькой избушке банного типа. Владимир и Сергей распространяли газеты. Все дети были с какими-то отклонениями. Старожилы Красных Баков отмечают большие математические способности у Володи: он мог в уме умножить многозначное число на многозначное. Мальчишки их дразнили, кидали палками, камнями. Умерли они в холоде, голоде, рубищах. И вот сейчас валяется на берегу р. Ветлуги (рядом с лесопилкой) двухметровый памятник из черного мрамора с надписью:
"Потомственный почетный гражданин Василий Петрович Чирков скончался 18 декабря... (далее разбито), 56 лет".


Долго жил в деревне Петушиха сын лесопромышленника - купца Молотова - Славушка, так ласково его называли краснобаковцы. Работал трубочистом. Два раза в год обходил все дома. Худенький, бледный, с воспаленными глазами на выкате, весь в саже, обут в лаптишки. Доля секунды, и он уже на крыше, вертится у трубы. Многие жители пытались его угощать, он же стеснялся. "Оставит свою грязную шубейку на пороге, подойдет к краю стола..." Выпивал много. "Идет, бывало, в деревню, приплясывает, ручкой машет, тоненьким голоском поет:
 
Слава тебе, господи,
Кончилась война,
Слава тебе, господи,
Привезут в Баки вина".
 
Его тоже считали дурашливым. Но это была определенная форма выживания.
Жизнь разбросала лесопромышленников и их детей по белу свету. Из воспоминаний жителей: И.А. Шашин - крупный лесопромышленник и торговец, в 1918 г. участвовал в Уренском мятеже. Когда мятеж был разгромлен, бежал в Москву. После амнистии работал в советском правительстве, а его сын или внук был министром нефтяной промышленности в начале 80-х годов. Рассказал эту историю лесник Ковшарев из д. Дряничное, который работал у Шашина, вел с ним переписку и бывал в гостях у него в Москве.


Н.А.Масленникова, жительница р.п. Красные Баки, рассказывает, что один из сыновей Шашина выехал из России с белой гвардией за границу и жил в Венгрии. Когда Красная Армия освободила Будапешт в 1945 году, он разыскивал краснобаковцев, нашел их, впоследствии переписывался с ними.


Прилуцкие - купцы и лесопромышленники - бежали из Баков в 1918 г. в Москву, оставив свой дом и имущество. Устроились работать в Кремле, один из сыновей впоследствии был комендантом Кремля. "Ф. Дегтев из Красных Баков, когда учился в военной академии в Москве в 1945 г., посетил Прилуцких и получил богатый прием и угощение" - так рассказывает житель р.п. Красные Баки А. Шкаликов.


Все эти люди имели хорошее образование, воспитание.
Иван Иванович Чирков имел бакалейный магазин (пл. Свободы, ныне - магазин "Мираж"). Бак-ало (турецкое слово) - "всякая всячина", т.е. товар на лицо, бери любой. В магазине были съестные продукты: чай, сахар, мука, крупа, перец, сыры, сушеные фрукты, вино и др. В 1931 г. И.И. Чирков поехал в г. Иваново за товаром. В этот период в стране уже началось раскулачивание. Чирков в Баки больше не вернулся. Его жена и дочь отбывали ссылку в Кайске. Дочь Александра со своей подругой Казимировой дважды бежали оттуда, но их возвращали, потом они сидели в тюрьме в г. Горьком, и опять их вернули в Кайск.


Г.А.Чудоквасов был писарем, из крестьян, родом из д. Моисеиха. После пожара он купил дом (ул. Свободы, д. 76) у Киселева Магони из д. Чащиха. Жил в нем недолго, умер в 1899 г. Его жена Надежда Михайловна Чудоквасова дом достроила, сделала еще пристрой, открыла в нем магазин и до 1922 года торговала красным товаром (т.е. мануфактурой, тканями). Воспитала она троих дочерей.
И.Уткин (ул. Шоссейная, д. 48) работал у Трубецкого по сплаву леса, разбогател, построил в 1914 г. красивый дом с магазином и стал заниматься торговлей. Товары закупал в Нижнем Новгороде. После революции отбывал ссылку. Сейчас в этом доме живут его родственники - Уткины.


Когда был введен НЭП (1921 г.), многим краснобаковцам опять захотелось иметь свое дело и торговать. Расскажем об одном из них - Василии Ивановиче Ковалеве. Работал он кузнецом, в годы гражданской войны служил на подводной лодке "Бобр", перевозил секретную почту советского правительства. В Петрограде женился, сказал жене, что у него имеется всего одна лавка в приданое. Привез он ее в Баки, вошли в маленький домик, жена говорит: "Показывай твою лавку". Василий Иванович отвечает: "Вот мои три лавки (скамейки) у каждой стены". Уезжает жена от него. Он решил заняться своим делом, из армии привез небольшое количество денег, купил дом с пекарней у Збруева (ул. Подгорная, д. 11). Муку завозил из Уреня, дрова - из д.Лысица. Выпекал кренделя, сушки, баранки, калачи. Дела пошли хорошо. Женился. Мужики говорили ему: "Поднимайся на гору, лесу привезем". Так он построил двухэтажный дом на ул. Коммунальная, 19. На 1 этаже была пекарня с большой печью. Он вовремя сориентировался: переделал пекарню в сельпо, сам же нанялся пекарем.
А вот две сестры его жены были раскулачены. Мария Александровна Чиркова и Анастасия Александровна Купоросова имели пекарню, занимались забоем скота и поставляли мясо на базар.
В.В.Воронин работал у князя Трубецкого, был прекрасным лоцманом. Вместе с братом построил двухэтажный дом на ул. Гражданской. Внизу открыл магазин. С Волги привозил товар: муку, соль, рыбу, фрукты и зимой торговал ими. Всю жизнь проработал на водном транспорте.


Большую роль в торговле играл транспорт. На Ветлуге ходили пассажирские пароходы - первый пароход "Ерш" появился в 1878, затем "Петр", "Рассвет", буксир "Миша", в 1912 г. грузопассажирский пароход "Коммерсант" и др. Но все они принадлежали варнавинским купцам. Баковские жители имели баржи и большегрузные лодки, на которых перевозили ценные лесные материалы, такелаж (якоря, канаты, лоты и др.).


В 1931 г. 23 судовладельца были объявлены кулаками и репрессированы. Среди них Иван Васильевич Бондырев (ул. Выездная, д. 4) 1870 г. рождения. Был старостой в Баках, имел троих детей. Из архивной справки 1995 г. узнаем: "Лишен избирательных прав в 1923, 1926 гг. Его жена Елизавета Николаевна, как жена бывшего торговца-баржевика, лишена тоже избирательных прав. Их сын Николай, как соучастник в торговле отца, тоже лишен избирательных прав в 1926 г."


За недоимку государственного налога продается баржа с такелажем с публичных торгов, а также котел, два казана, решетки, всего 7 наименований. 8 мая 1930 г. изымается имущество: стулья, кровать, зеркало - всего 39 наименований. В 1931 г. национализируется дом и оставшееся имущество. Иван Васильевич был арестован и отправлен в г. Горький в тюрьму. После нескольких лет по состоянию здоровья отпущен. Больше он в Красные Баки не вернулся, т. к. был уже стар, поселился в Городецком районе, п. Просека, тут и захоронен.


Судовладелец - "кулак" А.Ф.Рычев после заключения вернулся в Красные Баки. Возглавил бригаду судостроителей и в 1937 г. выполнил государственный почетный заказ. Построили для кинофильма "Волга-Волга" два судна: "Лесоруб" и "Севрюга" и струг для кинофильма "Степан Разин". Вместо отобранных двух домов построил три: для себя, дочери и сына.


Самым главным, крупным лесопромышленником и торговцем был князь А.П. Трубецкой. У князя Трубецкого работал крупный правительственный чиновник, депутат IV Государственной Думы, поверенный в делах князя И.С.Томилов (дальнейшая судьба его неизвестна).
В.Я. Лаврушев управлял конторой имения князя Трубецкого. После революции был председателем отдела народного хозяйства Варнавинского уезда.


Красные Баки играли немалую роль в экономике России, Баки - старинное торговое село, было богатым и красивым.
 
Использованы материалы
всех местных краеведов
и воспоминания II поколения
жителей р.п. Красные Баки.

 



Из истории баковского купечества
"Вперёд", ноябрь 2000 г.
 
Село Баки было крупным торговым центром Поветлужья. По торговому обороту оно стояло после Ветлуги, Уреня. Через него проходили торговые пути на Нижний Новгород, Вятку, по Ветлуге - на Волгу и Архангельск, на Север России. В конце XIX и начале XX веков здесь сформировалось купечество. В основном выходцы из крестьян. В Баках были купцы I и II гильдии. Один из представителей баковского купечества - Спиридон Трофимович Збруев.


Родом он из Варнавинского уезда д. Подосинницы, крестьянин. Сохранился документ «Выписка из метрической книги 1879 г. Варнавино». Фамилии семья не имела в то время. Установил фамилию его брат Павел Трофимович Збруев. Он работал директором, преподавателем математики в Краснобаковской школе. Многие краснобаковцы учились у него. Спиридон Трофимович устроился работать конюхом к лесопромышленнику В.П. Чиркову. Здесь он познакомился с горничной Анной Мироновой, которая работала со своей матерью Екатериной Мироновой. У В.П. Чиркова дети часто болели, у них были рахитные ножки, их возили лечить в г. Казань. Анна с матерью сопровождали их. Фотографии сделаны в г. Казани: Анна с Сережей, Екатерина Миронова с Оленькой.
Спиридон Трофимович полюбил Анну, хоть и была она с одним глазом, но отличалась красотой, добротой. Они поженились, брак был счастливым. Прожили вместе 20 лет, родилось 12 детей, но лишь шестеро выжили.


В начале XX в. был организован крестьянский банк, который выдавал кредиты под небольшие проценты. В это время бурно развивались промышленность и сельское хозяйство. Спиридон Трофимович взял кредит и открыл пекарню, которая сначала была расположена под горой в Баках. Стал выпекать баранки. За мукой ходили пешком в Вятку, Уренский край, носили пудами на себе. Затем появилась лошадь, ездили в Н.Новгород к купцу Бугрову.


Работали всей семьей, вставали рано в 4 часа утра. Спиридон Трофимович сам вручную месил тесто. Подрастали дети, стали помогать отцу - по очереди скакали на мялке. Старшая дочь, Александра, окончив гимназию, вела все расчеты, впоследствии она работала главным бухгалтером в Госбанке. Другая дочь, Мария, выполняла все тяжелые работы с отцом.


Спиридоновские баранки славились во всей округе. Их продавали в Баках, Урене, Воскресенском, г. Варнавине. Дело Спиридона Збруева процветало, и семья смогла выбраться из нищеты. Сначала построили дом на Верхней Слободе, впоследствии его продали для администрации химзавода. Второй дом построили на ул. Овражной. Первый этаж был выложен из красного кирпича, там размещались пекарня и магазин, а на втором этаже находились жилые помещения, веранда и несколько чуланов. Оба дома сохранились до сих пор.


Семья увеличивалась, за стол уже садились 14-16 человек. Сохранилась бумага, на которой была переписана вся семья, даты рождения, именины. Спиридон Трофимович образование имел небольшое, потому ошибок в бумаге много. Но он понимал значение образования, учил детей, помог выучиться брату Павлу Трофимовичу Збруеву.


Спиридон Трофимович отличался большой работоспособностью, природным умом, был депутатом Государственной Думы. Но вот началась I мировая война. Золотые деньги были изъяты из обращения во всех государствах мира, в том числе и в России. У Спиридона Трофимовича золотые монеты лежали столбиками в шкатулке. Поехал он в Н. Новгород, надел на дочь Марию сарафан с широкими карманами и положил в каждый по мешочку с золотыми монетами. Прибыли к Бугрову, посоветовались с ним и положили золото в английский банк, в котором обменяли на бумажные деньги. Впоследствии его внучки играли этими «екатерининками», которые совсем обесценились после революции 1917 года. Часть золотых монет спрятали в двух чайных коробочках в саду. Воспользоваться ими сами уже не смогли.


В 1924 г. Спиридон Трофимович внезапно умирает от воспаления легких. Продолжать его дело было некому. Единственному сыну Василию было всего 7 лет. Остальными в семье были женщины и девочки. Да и время уже было другое.


Анна Семеновна, жена Спиридона Трофимовича, жила с матерью, воспитывала детей, выдавала дочерей замуж. Сохранилась и икона Святой Богоматери, которой она благословляла дочерей, когда те шли под венец. В иконе находятся два бантика с цветочками, которые были на свадебных костюмах дочери Марии и ее мужа. Анна Семеновна умерла в 1961 году. Дом подписала сыну Василию, который в годы ВОВ служил в штабе Г.К. Жукова, был его адъютантом. После войны он остался жить в Молдавии. Дом продал, а имущество раздал сестрам. Сохранилось много вещей у потомков Спиридона Трофимовича Збруева: весы, с которых продавали баранки, дубовый стол, за который садились 17 человек, шкаф с ручной резьбой, подсвечники, шкатулка, где хранилось золото. И стоят два дома в Красных Баках, построенные Спиридоном Трофимовичем Збруевым. А его потомки живут по всей России.
 
Материалы предоставили
Т.В. Кудрякова
и правнучка Г. Иванова.

 



Дворянское гнездо Приветлужья
"Вперёд", март 2001 г.
 
Проезжая по трассе Ветлужский-Варнавино мимо сел Дмитриевское, Чемашиха, деревень Сквозняки, Зашильское, Баландиха, невольно задумываешься об истории края. Какие здесь кипели страсти в XIX и начале XX веков! Это и строительство дворянских усадеб, каменных церквей, и крестьянские волнения, бурная земская деятельность, открытие начальных школ и т.д.


Район Сквозняков - это гнездо дворянских усадеб, там находилось 5 поместий. Обычно усадьбы создавались по правому высокому берегу р. Ветлуги, недалеко от церковных погостов. За I половину XVIII века сведений о состоянии помещичьих, дворянских поместий очень мало. Многие владельцы земли потеряли межевые грамоты, между ними возникали постоянные споры из-за земли.


Екатерина II приказала по всей империи провести Генеральное межевание. Оно продолжалось несколько десятилетий. В Поветлужье межевание земли проходило в 70-90-е годы XVIII века. В пределах Баковского района межевание 1797 г. определило 4 помещичьих дачи. Дачи №1-2 принадлежали Его Сиятельству генерал-аншефу графу П.Б.Шереметеву (возможно, его отец крупный военоначальник при Петре I). Ему принадлежала и дача под № 9, куда входили деревни Сквозняки, Баландиха, Зашильское и др. В его владении было и село Здекино-Дмитриевское. В начале XIX в. П.Б. Шереметев продает село Здекино и ряд других деревень Юсупову. Несколько деревень из имения П.Б.Шереметева покупают Михаил и Петр Захарьины. Петру Абрамовичу принадлежала д. Безглядово, а Михаил Абрамович купил Сквозняки, Баландиху, Зашильское и др.
Оба брата были полковниками. Чин полковника давал в те времена звание потомственного дворянина, т.е. это звание полковник выслуживал для себя и потомков. Дворянство принадлежало к высшему привелегированному сословию.


Остановимся на Дмитриевской усадьбе Петра Абрамовича Захарьина.


Село Дмитриевское упоминается в документах XVII века. Название его церковное, в честь престола. Там в 1647 году была построена деревянная церковь, а в 1858-м - каменная. Усадьба П.А. Захарьина располагалась рядом с селом Дмитриевским на правом берегу Ветлуги между двумя оврагами, и занимала площадь в 15 га земли с господским домом в 16 комнат, двумя прудами, садом, парком, домами для прислуги. Особенно живописны там берега Ветлуги: правый высокий, крутой обрывался к воде, а левый низменный представлял собой зеленый ковер заливных лугов поймы реки. От господского дома к реке спускалась лестница, по обеим сторонам которой росли розы. Говорят, что лестница была сделана из мрамора.


По обследованию ландшафтного архитектора В.В. Баулиной в 1979 г., планировка усадьбы имела симметричное решение. В центре композиционной оси-аллеи из 120-летних берез размешался жилой деревянный дом на каменном основании. Перед домом березовая аллея превращалась в радиальную. Декоративную ценность представляют плодоносящие лиственницы сибирские в возрасте 150-180 лет, барбарис цельнокрайний, сирень обыкновенная. Исходя из возраста берез и лиственниц, можно предположить, что усадьба была заложена Петром Захарьиным. У него было 198 ревизских душ, из них 80 человек дворовых и 105 крестьян оброчных. Самый большой оброк с крестьян брал Петр Захарьин -24 руб. с тягла (хозяйства).


О личной жизни Захарьиных можно узнать только из рассказов жителей района. Клавдия Максимовна Лебедева (Громова), 1909 года рождения, родом из д. Черепанихи рассказывала: "У Петра Захарьина умерла жена, осталось двое детей. Он взял в дом крепостную девушку за неуплату оброка. Стал с ней жить незаконно, в гражданском браке. Звали ее Татьяна Тихоновна. Была она очень красивой, выполняла  роль экономки в доме. Она была родной сестрой свекрови Клавдии Максимовны. Для Лебедевых, у которых семья состояла из 12 человек, П. Захарьин строит дом в д. Черепанихе, оказывает им помощь. Отец Татьяны Тихоновны становится управляющим в усадьбе. От П.Захарьина у нее родились два сына и дочь. Он отправил их вниз по Волге в свое имение на содержание и воспитание.


Татьяна Тихоновна стала женщиной представительной, интересной. Когда П. Захарьин выезжал в Петербург, на Волгу, то всегда брал ее с собой. Дети от первой жены жили в Дмитриевской усадьбе. Дочь умирает на Кавказе, а сын Александр Петрович становится единственным наследником и владельцем усадьбы.


Александр Петрович Захарьин был человеком образованным, культурным, интеллигентным. Он работал на земской службе в г. Варнавине. В Земское собрание входили 17 человек  гласных (депутатов). Александр Петрович тоже был гласным. Постоянным органом была земская управа. Председатели земской управы сменяли друг друга. Одним из них был А.П. Захарьин.
Варнавинское земство развернуло бурную деятельность по открытию школ, больниц. Землевладельцы-либералы жертвовали деньги, лесоматериалы, открывали школы на свои средства. Были попечителями. Александр Петрович был попечителем баковской больницы. В 1910 г. земство учредило стипендию в Варнавинской женской гимназии в честь А.П. Захарьина за его многолетнюю деятельность в земстве.


Когда началась революция 1917 г., уехали все Захарьины неизвестно куда. Мужа К.М.Лебедевой оставили охранять дом, но пришла комиссия от новой власти и всех прогнали.


Продолжает рассказ Елена Ивановна Алексеева. Она родом из с. Дмитриевское, где имела свой дом и жила в нем до 1963 г. Сейчас пенсионерка, ветеран войны, проживает в п. Красные Баки. В 30-х годах в Дмитриевской усадьбе размещалась районная школа колхозной молодежи, в которой она работала учительницей. Распространился слух, что полковник Петр Абрамович Захарьин захоронен с золотой саблей и золотым крестом. В 1939 г. было вскрытие склепа Захарьиных, оно проводилось органами милиции Красных Баков и г. Варнавина ночью, тайно. Через дверь попасть в него не смогли, т.к. её заклинило, прорубили ход сверху. Обнаружили 9 захоронений, в том числе дочери П. Захарьина и незаконной жены его Татьяны Тихоновны Лебедевой. Было ли там золото? Неизвестно. Останки из склепа перезахоронены на Дмитриевском кладбище. Сейчас там, конечно, и холмиков нет.


Перед Великой Отечественной войной Е.И.Алексеева ездила в Москву. Ей очень хотелось увидеть А.П. Захарьина (сына П.А. Захарьина). Мать Елены Ивановны изредка переписывалась с ним. Встреча состоялась. Александр Петрович жил один в маленькой коммунальной комнате, рядом с Новодевичьим монастырем. В комнате стояли кровать, откидной стол и несколько стульев. Его дочь, Маргарита Александровна, со своей семьей жила отдельно. У них в Подмосковье были дача, сад, огород. Александр Петрович был высокого роста, худощавый, жизнерадостный. Работал он на конном заводе, где выращивали лошадей и поставляли их в Красную Армию. Он много оживленно говорил и вспоминал, в конце разговора задал самый важный, сокровенный, волнующий для него вопрос: "А как там усадьба?" Елена Ивановна, чтобы не расстраивать его, ответила: "Пока всё цело". Мечтал приехать на Ветлугу, в усадьбу, но началась война в 1941 г., и маленькая ниточка связи с Захарьиными порвалась. Следы их потерялись.


После революции 1917 г. в Дмитриевской усадьбе размещались в разные годы волостной совет, Баковский опытный лесхоз, школа колхозной молодежи, пионерский лагерь, интернат для детей блокадного Ленинграда, затем учебная станция биолого-географического факультета Горьковского пединститута. Сейчас идет полное уничтожение усадьбы: доламывают каменный фундамент господского дома; парк, сад, аллеи - в запущенном состоянии. Все вещи Захарьиных из Дмитриевской усадьбы (книги, мебель, посуда и т.д.) исчезли.


В Варнавинском историко-художественном музее висит портрет дворянки Захарьиной. Он нарисован масляными красками во второй половине XIX в. Инициалов Захарьиной нет. Можно только предполагать, что это одна из дочерей Петра или Михаила Захарьиных, а может, внучка одного из них. Портрет очень красивый. Подарил его в 1972 г. на постоянное хранение в музей житель г. Горького А.М. Трефелов.


Село Михайлово-Сквозняки возникло в XVIII в. По документам XVIII в. деревня называлась Сквозняково. Со строительством деревянной церкви она преобразуется в село Михайлово-Сквозняки.


Полковник Михаил Абрамович Захарьин строил усадьбу, которая носила название "Сквозняки", т.к. стояла на стрелке высокого берега Ветлуги и со всех сторон обдувалась ветрами (сквозняками). В усадьбе он строит господский дом, закладывает прекрасный парк, фруктовый сад.
Михаилу Захарьину принадлежали в деревнях 546 ревизских душ. Он получал доход 14 тыс. рублей в год. Управлял усадьбой дворянский канцмейстер Савурский, но нередко навещал имение и сам Михаил Захарьин.


Строятся две усадьбы для детей: на речке Вихляйке у д. Баландихи и у д. Ляды (сейчас Варнавинского района).


В 1838 г. начинаются волнения крестьян в деревнях М.Захарьина. Они отказались вывозить древесину к р. Ветлуге, охранять по ночам господский дом и выполнять другие повинности. Крестьяне в д. Баландихе пишут жалобу царю Николаю I. В прошении просили защитить их от произвола владельца гвардии полковника М. Захарьина. В 1838 г. с жалобой к царю направляются поверенные (ходоки) Яков Иванов и Иван Лаврентьев. Из Петербурга их отправили в Варнавинскую тюрьму. Прибывает военная команда из городов Варнавин и Кострома. Организаторов беспорядков М.Бурмистрова, С.Васильева, И.Кожина, крестьян д. Баландихи отправляют в Варнавинскую тюрьму. Дело М.Захарьина о крестьянах рассматривается в сенате в Петербурге.


В феврале 1841 г. поверенных и подстрекателей к беспорядкам приговорил суд к ссылке в Сибирь на поселение, а 60 человек - к наказанию плетьми. Но все осужденные попали под амнистию царя. А летом 1841 г. в Сквозняковской усадьбе произошло убийство Михаила Захарьина. Мотивы его мало известны. Но народ считал, что это произошло из-за жестокого обращения с крестьянами.
Михаил Захарьин со своей семьей в летний вечер пил чай на террасе. Раздался выстрел, пуля попала в самого Захарьина. Человек, который стрелял, был неместный. Он бросил ружье в колодец, и сам сдался властям.


Волнения крестьян продолжаются до 1843 г. Опекуншей детей М. Захарьина стала Анна Захарьина. Кто она? Или жена М. Захарьина, или родственница - неизвестно. После этих событий имение М. Захарьина было поделено. "Сквозняки" с деревней занимает старшая дочь Александра Михайловна, по мужу Кривцова. Сын Сергей получает усадьбу "Вихляйку", дочь Елена - усадьбу в Лядах. Супруги Кривцовы в 60-х годах XIX в. для своей дочери, вышедшей замуж за военного инженера П.П. Ставицкого, строят на берегу р. Ветлуги усадьбу "Новое", недалеко от Сквозняков, за крутым оврагом.


В д. Зашильское строится усадьба земского служащего Железнова. В треугольнике Сквозняки, Зашильское, Баландиха возникло гнездо дворянских хозяйств, в основном родственников Захарьиных.


В 1860 г. на средства родственников семьи убитого полковника была построена каменная церковь в Михайловском - Сквозняках. Если первые владельцы усадеб Петр и Михаил Захарьины были помещиками-крепостниками, то последующее поколение - образованными, культурными людьми, находились на земской и государственной службе, получали жалованье, а также доходы от лесных дач и продажи леса.


Прогрессивный землевладелец Кривцов (инициалы неизвестны) первым в Варнавинском уезде в 1866 г. открывает в с. Сквозняки частное сельское училище. С самого начала до 1917 г. полностью содержит его, выделяя в год по 300 рублей - проценты, получаемые со своего капитала в 6000 рублей. Училище называлось Кривцовским. Для обучения имелись 308 книг и 15 пособий (это на уровне земских школ).


После отмены крепостного права в 1861 г. усадьба на Вихляйке переходит во владение земского служащего В.М. Кочукова. Располагалась она рядом с д. Баландиха, состояла из двухэтажного барского дома, флигеля, конюшни, дома дворовых и прислуги, амбара. В саду имелась капитально построенная отапливаемая теплица. Усадьба была обнесена высоким забором. На службе в ней состояли 2 конюха, 3 человека из дворни и 9-10 управляющих.


В.М.Кочуков председательствовал в земском собрании и земской управе. Супруги Кочуковы пожертвовали на строительство каменного здания женской гимназии в г. Варнавине 15 тыс. рублей. В ее актовом зале висели их портреты. Земство присвоило гимназии имя А.М. Кочуковой, вдовы председателя. В 1910 г. была учреждена стипендия в честь В.М. Кочукова за его многолетнюю деятельность на земской службе.


В 1919-20 гг. на базе имения Кочуковых создается коммуна, которая быстро распалась. Хозяйка усадьбы Александра Михайловна Кочукова жила во флигеле, скончалась вскоре после Октябрьской революции 1917 г. Двухэтажный дом вывезли и продали с торгов.


Военный инженер П.П. Ставицкий, владелец усадьбы "Новое", имел лесопильный завод, пароход. На р. Унже до сих пор сохранилась лесная дача Захарьиных. Здесь они продавали лес Северному лесопромышленному обществу. В Петербурге у Ставицкого имелись два небольших завода: лесопильный и мукомольный, где работали 15 человек. Сам он был председателем училищного совета при Варнавинском земстве.


После революции 1917 г. В усадьбе «Новое» создаётся лечебница типа санатория, но через некоторое время, здание ее было уничтожено пожаром. Двухэтажный же дом усадьбы продали с торгов.
После революции все Захарьины сразу уехали: кто - в Москву, кто - в Петроград, кто - за границу. Об их личной жизни ничего неизвестно. Население деревень много говорит о них. Сохранились названия "барское поле", "кочуковский лес". Рассказывают, как девочка, носившая обед барину в поле, решила однажды узнать, что же он ест. Открыла "узелок", попробовала пальчиком - оказалось, это щи из крапивы, забеленные молоком. Была она крайне удивлена нехитрой барской едой.
Все отмечают, что сами "баре" много работали, ходили при этом в рабочей одежде, кожаных сапогах. Рано утром отправлялись кто - в поле, кто - в лес на лесопилку, кто - в конюшни. Когда Захарьины уезжали, то будто бы сказали крестьянам: «Всё берите, даже берёзы можете срубить, но одну берёзку оставьте».


От барских усадеб осталась одна каменная церковь в д. Сквозняки как памятник старины, напоминая о тех далёких событиях, которые уходят от нас в глубь веков.


В районный музей начинают поступать экспонаты. А на месте дворянских усадеб сегодня - чистое поле да чащи. Как будто и не было ничего здесь прежде...
 
Использованы материалы М.А. Балдина,
Б.Е. Синицына, воспоминания жителей.

 



Последний баковский помещик
"Вперёд", апрель 1997 г.
 
В народной памяти сохранился образ последнего баковского помещика Александра Петровича Трубецкого - человека необыкновенного, образованного, интеллигентного. Воспоминания о нем жителей-краснобаковцев, можно сказать, граничат с легендами.


Резиденцией Трубецких было село Никольское - Баки. Сохранился в Красных Баках дом Трубецких (сейчас музыкальная школа на пл. Свободы), два стола, чернильный прибор и некоторые документы в районном музее. Архив Трубецких находился в школе, которая сгорела в 1932 году.
Самое крупное в Варнавинском уезде Баковское имение при 35 деревнях и свыше 128 тыс. десятин земли княгини Е.А.Долгоруковой и Ильинское имение из 12 деревень с 5 тыс. десятин земли помещицы Е.Сенявиной в начале XIX в. стали собственностью князя Петра Никитича Трубецкого (отца Александра Петровича). В 1857 г. Трубецкому принадлежало свыше 6 тыс. душ крепостных, леса по Ветлуге от с. Дмитриевское до с. Знаменское за Ядровым до Больших Полян на 40 км.
В его вотчине скоро появляются лесопильные заводы. После отмены крепостного права (1861 г.) князь Трубецкой оставил себе все леса, луга, лучшие земли. Баковским крестьянам отдал "Площаниху" (земли за речкой Баковкой).


При отмене крепостного права не раз вспыхивали волнения крестьян в имении Трубецких. Крестьяне д. Б. Поляны писали жалобу царю Александру II, в ней жаловались на произвол властей и просили о защите и покровительстве: "В 1861 г., в августе месяце приехал к нам помещик, наш князь Трубецкой, приказал собрать мировой сход, на коем объявил, чтобы мы подписались к уставной грамоте, по коей должны бы были платить ему по старому положению оброк в течение 20 лет и пользовались тою же землею, какую имели до высочайшего манифеста, на что наше общество не согласилось и к уставной грамоте не подписалось. После чего князь Трубецкой разгневался на нас, уехал, оставил нам управляющего..."


Вожаком восставших становится крестьянин-раскольник Степан Малышев, бывший староста д. Поляны. Он по просьбе крестьян писал дважды костромскому губернатору, ездил в Петербург с жалобой к великому князю Константину.


События в имении всколыхнули крестьян многих деревень. Из Варнавина прибыла воинская команда численностью в 70 человек. Начинается порка крестьян. Подверглись наказанию за неподписание уставной грамоты и сопротивление властям староста с. Баков Лаптев и старик Шапкин. Всего наказано 20 человек.


Сын П.Н. Трубецкого, Александр Петрович, последний баковский помещик, был либерально-демократических взглядов. Для нас он интересен как личность. Женат он был на ядровской крестьянке Василисе Шихматовой. Одни говорят, что познакомились они на плотах, Б.Метельков, житель р.п. Красные Баки, утверждает, что на пароходе: "Когда раздался крик "Трубецкой прибыл!" Василиса выбежала на палубу и начала плясать. На пароходе они и познакомились".
Родилась Василиса в большой семье, детей было 13. Занимались они лесными промыслами. Выучилась она чтению, письму, счету в деревне. После русско-японской войны пришел солдат-инвалид в деревню и обучал только мальчиков. Солдата содержали крестьяне поочередно. Василиса не отставала от своих братьев. Когда закончилось обучение, солдат пришел к отцу и сказал: "Михалыч, плати и за девку, обучена".


А.П. Трубецкой привез ее в г. Варнавино, жили они в маленьком каменном домике, рядом с женской гимназией, построенной Трубецким. Потом он начал строить большой дом с флигелем в центре города. У них был сын, который умер 3-х лет, захоронен в Варнавине. Красивый мраморный памятник разрушен после революции.


Воспоминания жителей Красных Баков о князе А.П. Трубецком самые добрые. Н.А. Масленникова рассказывает: "Мой дед, отслужив военную службу, был направлен Александром Петровичем работать с лесом в д. Староустье и Елкино на реку. Однажды при отправлении плотов произошел случай. Выплыв на Ветлугу, девушки с плота пересели на лодку и поплыли к деревне на правом берегу. Вода была большая, лодка перевернулась, девушки начали тонуть. На помощь к ним прибыл Масленников. Князь А.П.Трубецкой за спасение девушек отпустил ему леса, выделил земельный участок в центре Баков. А. Масленников построил два дома, которые стоит и поныне на ул. Свободы, №№ 63, 65.


Л.И. Махоткина рассказывает, что ее дед А.М.Махов работал 14 лет главным конюхом у Трубецкого. В конюшне содержалось не менее 7 лошадей. Он работал на выездной, зимой на саночках, летом на тарантасе с колокольчиками под дугой. Лошади были в хорошем состоянии. Однажды, проезжая по дороге второй кордон, лошади как-то задели змею. Она начала их преследовать, извиваясь и нападая, но кони, умные животные, мчались, как стрела, до I кордона и только там сделали передышку.
Когда хоронили почтенных людей в Баках, выстраивали кортеж лошадей, одетых в попоны из черного бархата. Каждый год на престольный праздник князь А.П. Трубецкой собирал всех, кто у него работал, с женами, мужьями. Столы накрывались в полуподвальном помещении, ломились от разных непривычных кушаний. Угощал, веселил сам князь.


Б.Метельков вспоминает, как князь Трубецкой заказал кузнецам д. Гулиха сделать подвески для своего дома. Кузнецы гордились заказом, выполнили его со старанием. Князь Трубецкой хорошо отблагодарил их.


Рассказывают, что когда Александр Петрович подплывал к деревне, а он часто плавал на плотах, мужики выходили и несли его на руках в деревню и просили леса на школу, на дом, на ремонт. Все просьбы старался удовлетворить.


Напротив дома Трубецких на противоположном берегу р. Ветлуги вырублен квадрат леса. Сейчас эта "противка" начала зарастать. Для чего это сделано? Н.Г.Тумаков считал, что Трубецкой (на снимке) хотел гостям показать свое богатство, бесконечность лесов.


Народ с этим квадратом связывает другое. У князя А.П. Трубецкого была большая ценная библиотека, а в ней уникальные книги. Но библиотека исчезла. Некоторые утверждают, что если смотреть из д. Афанасиха с определенного места, под определенным углом на эту "противку", то где-то тут спрятана библиотека.


Житель райцентра А. Шкаликов рассказывает, что князь А. П. Трубецкой сделал баковскому обществу предложение - переехать на реку Волгу. Обещал купить землю и отпустить лес. Что это - утопия, безумие? Если поразмыслить, то холодный, тонкий расчет. Что представляло баковское общество в начале XX века? Состояло оно из 2 тыс. человек. Это капитаны судов, лучшие лоцманы реки Ветлуги, плотники, судостроители, плотогоны, столяры, баржевики, рыболовы, пекари, лесопромышленники, купцы, крестьяне - весь деловой люд. С таким обществом можно и на Волгу ехать. Тем более в Варнавине женская гимназия имени А. П. Трубецкого, баковская больница имени князя А.П.Трубецкого и, наконец, город на Волге. Конечно, баковское общество обсудило предложение и отказалось. Люди слишком любили свое село Никольское - Баки, реку Ветлугу, лес. Ведь здесь были их предки, да и потомков они не могли лишить истории своего края.


Князь Трубецкой построил дамбу в Нижней Слободе и к первому кордону, предохраняющую от затопления, по центральной улице (ул. Свободы) выложил каменную дорогу, давал стипендии одаренным детям, например, Н.Мороз, которая училась в гимназии г. Ветлуги, и последнее - решил передать свой дом в Баках под больницу.


В районном музее имеются копии документов, копии переписки управляющего имением И. Борисова с земской управой г. Варнавино за 1909 г. Вот выписки из них: "Согласно распоряжению его сиятельства князя А.П.Трубецкого, имею честь сообщить Управе, что он имеет желание принадлежащий ему в Баках каменный дом пожертвовать в собственность Варнавинского земства под больницу".


В следующем докладе Земскому собранию говорится: "Князь А.П. Трубецкой, кроме каменного дома, желает передать земству землю..., а также за свой счет произвести ремонт дома по приспособлению его под больницу... Комиссия полагает... послать ему благодарственную телеграмму за его заботливое отношение к земским нуждам... и возбудить ходатайство... о присвоении Баковской больнице имени князя Александра Петровича Трубецкого". После этого события развертываются быстро и трагически для Трубецкого.


Мы, работники музея, побывали в Варнавинском музее и у племянницы Вассы Шихматовой, А.А. Владимировой, учительницы-пенсионерки. Вот она что рассказала: "У князя было две сестры. Мария жила во Франции, а другая, Елена, была замужем за Демидовым, потомка владельцев золотых приисков.


Князь Трубецкой широко практиковал продажу леса, имел лесопильные заводы, сплавлял лес на Волгу и получал огромные прибыли и закупал много акций от золотопромышленности.
В апреле 1909 г. графиня Елена Белевская срочно приезжает на Ветлугу, к ее приезду Трубецкой починил все мостики. Она требует, заставляет его отдать акции, но Трубецкой отказался. Тогда она уговаривает его поехать с ней в Москву и там "по ходатайству сестры его графини Белевской был освидетельствован князь А.П. Трубецкой в состоянии умственных способностей, на предмет учреждения опеки на его личность и принадлежащие ему имуществом". И признан психически больным.


Леса продаются Баковскому и Ижменскому лесничествам. Заводы не работают. Васса Шихматова достраивает дом одна, дает образование младшей сестре Матрене. Учит на агронома племянника от старшего брата, посылает его дополнительно учиться в Германию. Сама много читает. Когда началась революция, В. Шихматова сжигает все документы Трубецкого (у него были конторы в Варнавине), оставляет только одну его фотографию, которую прячет у разных людей. Сбережения у нее обесценились. Летом живет в Варнавине, работает в саду, огороде, зимой уезжает к племяннику на юг. В 1938 году умирает там.


И вот мы в Варнавине, в доме племянницы Вассы, где все напоминает о ней: вышивки с буквами "В", "Ш", часы, зеркало, швейная машина и др. И много фотографий: она одна, в кругу родственников, в молодости и старости. Одну фотографию передали нам для музея (помещена выше). Красивая она или нет, не знаем. На этой фотографии немного еще диковата, но в последующих прослеживаются сильный волевой характер, природный ум, благородство.


Дом ее сгорел (сейчас на этом месте здание леспромхоза), но сохранился флигель. Мы смотрим в дырочку забора флигеля и представляем: здесь они жили, ходили по этой земле, работали, здесь была их любовь.


Дальнейшая судьба князя А.П. Трубецкого неизвестна. Род их древний, на территории России жило более 120 семейств. Сейчас одно из них в Канаде, составляет родословную Трубецких и разыскивает их по белу свету.

 



Дело купцов Казимировых
 
Казимировы - уроженцы Сомихи. Происхождение их фамилии неизвестно. Иван Казимиров - единственный известный родоначальник семьи, был крепостным барыни Коптевой. Иван родился между 1827 и 1831 годами. Около 1848 г. он женился. Имел шестерых детей, доживших до зрелых лет.
Остановимся на одном из них - Осипе. Он один из семьи занялся промыслом, который и положил основание Казимировскому делу. Осип Иванович в 1872 г. женился на Т.И.Хомовой, уроженке д. Сучкино. Она была женщиной умной, деятельной и бойкой. У них родилось трое сыновей: Василий в 1873 г., Алексей в 1876 г., Иван в 1878 г. Чтобы жить своим домом, отделиться, нужен был дополнительный источник дохода. Инициатором промысла стала энергичная Татьяна Ивановна Хомова. Промысел состоял в том, что Осип Иванович ездил по деревням, скупал у крестьян коровьи, телячьи шкуры, невыделанную овчину и перепродавал их оптовикам в г. Семенов. Сначала он ездил с женой, позже - с подросшими сыновьями. Осип Иванович все коммерческие дела вел сам: грузил и разгружал купленный товар, а жена с сыновьями присматривали за товаром и лошадью. Промысел был только зимним, т.к. массовый забой скота начинался в октябре-ноябре, резали в Рождественский мясоед и на Пасху, иногда весной от бескормицы.


Промысел оказался успешным: за 6-8 лет Осипу Ивановичу удалось заработать деньги для постройки в Сомихе большого двухэтажного полукаменного дома с лавкой на первом этаже. Торговля в лавке начала приносить хороший доход - лавка была на бойком месте: мимо деревни проходил Варнавинский тракт. Это позволило Осипу Ивановичу выписаться из крестьянского сословия и записаться купцом 2-ой гильдии.


Образование сыновей ограничилось четырьмя классами "народного училища", которое было в Сомихе. Сыновья Осипа Ивановича взрослели. В 1897 г. сын Алексей ушел на действительную службу в армию. Василий женился. В возраст входил Иван. Дело становилось тесным, его следовало расширять. Сначала родители решили женить Ивана с тем, чтобы он "остепенился". Они сами нашли ему невесту в с. Кириллово - Л.Я.Коротышеву, дочь местного торговца.


Затем Осип Иванович построил в Баках на Соборной площади, напротив дома Трубецких, каменную лавку на два раствора и открыл в ней мануфактурную торговлю. Ею занялись Василий с Иваном. Они сами ездили за товаром в Лодзь (Польша) и выбирали его прямо на фабриках, при этом у Ивана обнаружился отменный вкус. Впоследствии в Лодзь за товаром Иван ездил сам.


В 1902 г., прослужив 5 лет на Кавказе, в Сомиху вернулся Алексей в чине старшего унтер-офицера. Он присоединился к торговому делу братьев. Сомихинский дом стал перенаселенным, под одной крышей жили 4 семьи. Родители решили построить дом в Баках. Братья бросили жребий, выпало ехать Ивану. В Баках построили большой дом с огромной застекленной верандой (ул.Свердлова, д.10). В 1911 г. семья Ивана переселилась в этот дом.


Алексей скоро понял, что мануфактурная торговля не для него. Он попросил у отца раздела и, получив свою долю семейного капитала, открыл собственное дело - занялся лесным промыслом. За Ветлугой была куплена дача (участок леса на разработку). Зимой лес рубили и вывозили к реке Усте, весной по большой воде кругляк молем сплавляли до устья Усты, где на отлогом берегу у д. Елкино местные мужчины вязали Алексею плоты.


В Балакове на Волге был открыт лесной магазин. На первые доходы за Ветлугой, возле Носовой, была поставлена лесопилка. Белый (пиленый) лес зимой вывозили к р. Ветлуге, где весной артели баковских плотников во главе с И.В. Бондыревым строили Алексею Осиповичу беляны, которые по большой воде сплавлялись до Козьмодемьянска, а оттуда вместе с плотами - в Балаково.
Было куплено еще несколько лесных дач. Перед первой мировой войной за Ветлугой была поставлена вторая лесопилка со шведским оборудованием. В 1905 г. Алексей Осипович сам нашел себе невесту, Веру Никандровну Кокареву, в д. Кладовка, осенью сосватал ее.


Шла первая мировая война. В августе 1914 г. Алексей Осипович был мобилизован, в 1916 г. отпра­вился в армию и Иван. В отсут­ствие Алексея его лесные дела по доверенности вели приказчики под контролем семьи. Когда в 1918 г. Алексей Осипович вернулся, были конфискованы казимировская лав­ка, казимировские дачи, лесопил­ки и весь заготовленный лес и т.д.


Весной 1918 г. несколько лесопромышленников организовали "Лесной союз", занимавшийся рубками, сплавом и переработкой леса в Поветлужье. Руководителем "Лесного союза" стал Алексей Осипович Казимиров. Правление "Союза" размещалось в Баках в доме Молотовых. Летом 1919 г. все руководство "Лесного союза" было арестовано варнавинской ЧК якобы за помощь, оказанную участникам Уренского восстания. Алексей Осипович был приговорен к расстрелу.


Расстреливали за городом Варнавино, комиссарам не хватало конвойных для доставки жертв. Поэтому их разделили на партии. Алексей Осипович был во второй. Спасло чудо: по телеграфному приказу из Костромы он был этапирован в костромскую ЧК, во внутренней тюрьме которой просидел 9 месяцев и в 1920 г. был выпущен без последствий и объяснений.


Осенью 1920 г. Алексей Осипович поступает на службу в Ветлужский лесной комитет, занимавшийся разработкой и экспортными поставками леса. Известны две телеграммы, посланные от имени Ленина в адрес Ветлескомкома, Казимирову. Но в 1922 г. он уходит оттуда, т.к. распоряжения партийных руководителей нарушали законы леса: рубить не тот лес, не в то время, сплавлять не с учетом уровня воды, а "кады партия велит".


Алексей поступает на службу в акционерное общество, снабжавшее Москву дровами. Василий и Иван поступили на службу в заготовительную контору от Внешторга, занимавшуюся скупкой шкур. У каждого из них в банке был свой именной счет от Внешторга. Они за наличные деньги скупали у крестьян привозимые ими сырые шкуры. Так казимировское дело закончилось тем, с чего оно началось.
 
По материалам внука
Алексея Осиповича Казимирова
(научного работника).

 



Потомственный почётный гражданин Баков
"Вперёд", июнь 2000 г.
 
Памятник Василию Петровичу Чиркову, купцу I гильдии, после многолетних мытарств возвращен на свое прежнее место к церкви. А до этого его многократно переставляли. Сначала с самого почетного, красного места на южной стороне церкви перевалили на северную, а потом вообще кощунственно свезли на свалку к реке Ветлуге, недалеко от располагавшейся здесь когда-то лесопилки В.П.Чиркова. Там памятник пролежал более 40 лет. Его пытались распилить, вывезти, но тщетно. Сейчас памятник снова у церкви, устанавливают его приблизительно на старом месте.


Памятник двухметровый, из черного гранита, во многих местах отбит. На нем сохранилась надпись: «Любящему мужу... Потомственный почетный гражданин Василий Петрович Чирков скончался 18 декабря ... года 56 лет».


Кому же присваивалось звание почетного гражданина? У Даля в толковом словаре живого великорусского языка читаем следующее определение: «Почетный гражданин — звание, даваемое купечеству I и II гильдии,.. не из дворян».


Петр Чирков первый из крестьян в Баках в последней трети XIX в. взял лес в аренду у князя А.П.Трубецкого и стал заниматься лесопромышленностью. Ему, видимо, было присвоено звание почетного гражданина. Его сын, Василий Петрович Чирков, продолжил дело отца и тоже получил звание почетного гражданина Баков, причем уже потомственного.


Главным богатством В.П.Чиркова являлась лесопилка. На ней была установлена пилорама иностранной марки «Братьев Бромлей» 1900 года. Крестьяне из окружающих деревень подрабатывали у Василия Петровича. На 300 лошадях, на санях с подсанками всю зиму возили лес. На лесопилке пилили брус и доски. Снабжали всю округу пиломатериалами, а часть его весной на белянах отправляли на Волгу, на лесную ярмарку в г. Козьмодемьянск.


Пилорама «Братьев Бромлей» просуществовала около 70 лет. В советское время более 20 лет на ней работал Ю.А.Закаталов. Эту пилораму знали почти все рабочие Краснобаковского лесокомбината. Среди них Б.Вихарев, электрики Р.Перов, Н.Ларионов и др. Эта пилорама была хороша в работе и проста в обращении. Она пилила дерево любой толщины. Ее бесконечно ремонтировали, но обойтись без нее никак не могли. И только в 70-е годы, когда появилась современная техника, ее передали в утильсырье.


Когда беляна плыла мимо Баков, на угоре собиралось много народа. Приезжал на тарантасе со своей семьей и В.П.Чирков. А.Б.Ситнова (Кострова) рассказывает по воспоми­аниям своей матери: «Беляна была празднично украшена разноцветными флажками, лентами, цветами. Рабочие выходили на край беляны и воспевали Василия Петровича. Пели в его честь хвалебную песню:
 
Как Василию Петровичу
Низко кланяемся в пояс мы,
Ты - кормилец наш,
                             батюшка,
Проводи ты нас в путь
                             с молитвою
До Кузьмы, до города...
 
Народ стоял до тех пор, пока беляна не скроется за поворотом.
Беляна в ту пору стоила от 50 до 100 тысяч рублей. Гибель одной беляны разоряла любого лесопромышленника. Но были опытные баковские лоцманы (Воронины, Поярковы, Шапкины, Стрельцовы, Солдатовы и др.), которые хорошо знали фарватер р. Ветлуги. История не знает гибели ни одной беляны на Ветлуге. Прибывали в Козьмодемьянск через 2-3 недели. Рабочие сразу получали расчет, шли на базар, в магазины, покупали всякую снедь, товары. Возвращались в Баки-Никольское на буксирном пароходе с подарками и денежками.


Дело В.П.Чиркова процветало. Он первый построил красивый каменный дом в Баках (сейчас там находится райвоенкомат). У многих краснобаковцев родственники работали в доме В.П.Чиркова. В престольные праздники, памятные и базарные дни по пятницам он приказывал готовить пищи больше обычного и угощать всех, кто заходит в дом.


Умер Василий Петрович в возрасте 56 лет, 18 декабря, надпись о годе смерти отбита, но, видимо, родился Чирков еще до революции.


В 1918 г. дом, лесопилка, баржи, лес были национализированы, имущество купца разграблено. Вдова с троими детьми жила в маленькой избушке, в бедности. Дети были убогие, хотя и образованные. Два сына, Сергей и Владимир, занимались продажей газет и журналов, дочь Ольга рукодельничала. Баковские мальчишки, прослышав о былом богатстве Чирковых, залезали к ним в дом, но кроме старинных газет и журналов, там ничего не было.


Сейчас в память о Василии Петровиче Чиркове сохранились его дом, портрет, который находится в районном музее, и надгробный памятник.


Такие предприимчивые люди из крестьян, как Василий Петрович Чирков, закладывали фундамент российской экономики, они навсегда оставили след в истории Красных Баков.

Печатается по текстам:
К.Вихарева. Краснобаковская районая газета "Вперёд",
публикации 1997-2001 г.г.